Русский акцент |

Тусовка: "До нас в Финляндию русские группы регулярно не привозил никто"

Легендарная команда "Тусовка" стояла за организацией самых первых концертов российских рок-групп в Финляндии. О том, что за 15 лет успели сделать "тусовщики" - читайте во втором выпуске авторской рубрики "Русский акцент".

oskar rajevski
Оскар Раевский, один из пионеров "Тусовки"

Легендарная организация "Тусовка", знакомая, пожалуй, всем русскоязычным любителям альтернативной музыки в  Финляндии, в конце прошлого года отметила свое пятнадцатилетие. Юбилейный фестиваль в честь праздника состоялся 8 марта 2014 года на базе площадки "Корьяямо". Именно благодаря "Тусовке" в Хельсинки в свое время побывали такие группы и исполнители, как "Пилот", "АукцЫон", "5'Nizza", "Маркшейдер Кунст", "Ят-ха", Женя Любич и многие другие.

 "Тусовка" – это союз людей, для которых музыка является чем-то большим, нежели просто набором звуков. Это образ жизни и объединяющая сила, благодаря которой вот уже пятнадцать лет концерты "Тусовки" неизменно собирают пеструю аудиторию из людей самых разных национальностей и музыкальных пристрастий.

"Русский акцент" расспросил одного из самых давних "тусовщиков" и организаторов русскоязычных рок-концертов в столице, Оскара Раевского, о том, что вместилось в эти пятнадцать лет.

Прошло пятнадцать лет с первого концерта «Тусовки». С чего все началось?

– Началось все с группы энтузиастов, знакомых между собой. Все мы в той или иной мере интересовались русской культурой, языком и музыкой. В Хельсинки тогда подобной деятельности не существовало практически,  никто не занимался организацией концертов групп из России. Мы заняли эту нишу первыми. Теперь люди считают самой собой разумеющимся, что сюда, в столицу приезжают музыканты из Питера, из России, из стран бывшего СНГ. 15 лет назад ничего подобного не было.

tusovka2.jpg
Фото: Любовь Шалыгина

– Можно сказать, вы были первопроходцами? Пионерами, продвигающими российскую музыку в Суоми?

– Отчасти так. Нельзя сказать, что мы поставили это на поток или стали какими-то мегакрутыми профессионалами, однако мы проторили дорожку, нашли каналы для финансирования и изучили все возможности для того, чтобы подобные вещи в приницпе можно было устраивать. То, что мы сумели найти деньги на этот проект, дало нам возможность привозить в Хельсинки какие-то некоммерческие группы, продвигать талантливых, но пока еще не добившихся популярности ребят.

– Откуда у тебя такой интерес к русской культуре?

– Я поездил по миру, много где учил славянскую и русскую филологию. Меня интересовало все, что связано с Восточной Европой и Россией. Вообще я изначально учил русский в школе с третьего класса, и русская культура мне с детства знакома. Правда, в школе, откровенно говоря, нас мало чему научили. Живого контакта с русскими не было, мы только песни из мультиков пели. А в России, в Питере я впервые побывал уже  в восемнадцать лет.

– Как действует  «Тусовка» изнутри? Расскажи про внутреннюю кухню.

– Со стороны процесс организации концертов может показаться очень хаотичным. Вряд ли мы работаем так же, как профессиональные фестивали, которые действуют отлажено по определенной схеме. У нас нет жестких рамок, нет начальников,  и мы не стремимся извлечь из этого финансовой выгоды. Мы делаем то, что нам интересно, на голом  энтузиазме. У нас есть «круг посвященных», и мы между собой решаем какие-то организационные вопросы. Иногда на выбор групп влияет сарафанное радио – скажем, кто-то из гостивших у нас музыкантов рассказывает о других интересных группах и о своих сайд- проектах.

Мы завязываем контакты, налаживаем связь. Иногда, бывает, сам сходишь на концерт и увидишь интересных ребят, загоришься идеей их пригласить. А бывает так, что музыканты сами себя предлагают. Очень многие сами с нами связываются, но у нас, к сожалению, нет возможности всех привозить. Иногда от момента первого контакта до концерта «Тусовки» проходит пара-тройка лет, в особенности, если группа начинающая.

– Вы зачастую приглашаете  некоммерческие коллективы, инди-музыкантов, альтернативу, словом говоря. А откуда средства? Оплата помещений, технического персонала, да и гонорары артистам - все требует вложений. 

– Основную финансовую поддержку нашей организации оказывает Министерство культуры Финляндии. Нам выделяется определенный бюджет на два-три года. Это не все наше финансирование, но значительная его часть. С проведением самого фестиваля помогает город, Культурный центр тоже нас спонсирует.

Часть денег поступает, конечно, от продажи билетов. Однако это такие суммы, о которых всерьез говорить не стоит. Увы, сделать концерты окупаемыми мы не можем, с другой стороны, наверное, мы к этому и не стремимся. Говорить о прибыли здесь не приходится. На самом деле, это распространенное явление в Финляндии. Только крупные коммерческие организаторы могут извлекать из концертов прибыль. Маленькие независимые команды не могут этого сделать

tusovka6.jpg
Фото: Любовь Шалыгина

– Как насчет гонораров группам?

– Раньше, еще десять лет назад, даже очень известные группы соглашались играть за символическое вознаграждение. Сейчас общая  линия изменилась. Музыканты хотят видеть какой-то денежный результат своей работы, и в этом их трудно винить. Думаю, это связано с тем, что в России и в целом в Восточной Европе стало появляться все больше новых фестивалей, в том числе, для инди- и альтернативных музыкантов. Это качественные мероприятия, с хорошим финансированием. Это возможность для ребят не только заявить о себе, но и заработать. Артисты требуют уже определенных условий. Само собой, мы платим нашим музыкантам гонорары. Хотя из тех групп, кого мы приглашаем, мало кто зарабатывает прямо миллионы.

 

tusovka3.jpg
Фото: Любовь Шалыгина
– Изначально упор у вас был на рок, а сейчас пошел такой плавный переход на этно.

- Не совсем, скорее мы перешли к этакой world music. Возможно, потому что на данный момент этот стиль меня лично интересует сильнее остального. Как практика показывает, такая музыка притягивает и финскую аудиторию.  Конечно, когда приезжают действительно крутые группы из России, известные имена, такие как «Пилот», «АукцЫон», то публика по большей части русская. А так в основном финны ходят. У нас нет  ярко выраженной языковой привязки аудитории к выступающим. Скажем, приедет какая-нибудь группа, которая поет на украинском. Мало кто поймет, о чем они поют, но в ведь в музыке зачастую понимать слова -  это не главное, главное – мелодия, драйв, настрой. Мы часто и просто инструментальные команды приглашаем.

tusovka1.jpg
Фото: Любовь Шалыгина
  – А к чему стремитесь?

– Хотелось бы привезти сюда какое-нибудь крутое имя, ”Ленинград”, скажем, или Земфиру. Вот это была бы мечта.Но пока финансы не позволяют.

- У нас нет  ярко выраженной языковой привязки аудитории к выступающим. Скажем, приедет какая-нибудь группа, которая поет на украинском. Мало кто поймет, о чем они поют, но в ведь в музыке зачастую понимать слова -  это не главное, главное – мелодия, драйв, настрой.

– Вы не только зажигаете на столичной сцене в Хельсинки, но и навещаете Петербург и даете возможность людям познакомиться с финскими артистами. Как это проходит на деле?

– Мы стараемся ежегодно, каждую осень выезжать в Питер и там тусоваться. В этом году если поедем, то это тоже будет юбилей – десять лет «дружбы народов». Проходит все в Питере таким же образом как и здесь: снимаем клуб в аренду, делаем рекламу, афиши, привозим группы – наши друзья из Питера нам помогают. Но организации, подобной «Тусовке», в Питере, увы, нет, а жаль. Было бы легче работать и сотрудничать. Кстати, половина нашей питерской аудитории – это финны, живущие там.

– Какие из организованных вами концертов тебе лично врезались в память и почему?

– Отлично помню концерт «АукцЫона», тому уже скоро десять лет будет. «АукцЫон» в России уже гремел, ребята были популярными, а в Финляндии в зале было совсем немного человек, но музыканты, несмотря на это, выложились на полную. Очень классное было ощущение.

– Вы работаете с творческими людьми, а у них, как известно, свои причуды. С какими трудностями приходиться сталкиваться?

– Несмотря на дурную репутацию рок-музыкантов, я не могу назвать их недисциплинированными или неорганизованными. Очень редко происходили накладки или мы выбивались из графика. Как правило, наши музыканты вели себя крайне профессионально и были сконцентрированы на работе, а не на дебошах. Редко кто приезжает с бутылкой вискаря наперевес и глушит ее на репетициях. Вот после концерта – другое дело.

Иногда бывали недоразумения, когда приезжала команда из России и не знала, скажем, что у нас в клубах нельзя курить на сцене во время выступления. Но это мелочи.

- Редко кто из рокеров приезжает с бутылкой вискаря наперевес и глушит ее на репетициях.

 

– У тебя получается на концерте расслабиться и наслаждаться происходящим просто как зритель? Или все равно волнуешься за организацию и за то, как все пройдет?

– Разумеется, перед началом концерта переживаешь: все нужно держать в голове. Но поскольку мы уже если не профессионалы, то, по крайней мере, люди с опытом, в итоге отпускаешь ситуацию и просто получаешь удовольствие.

– Какова лично твоя роль в «Тусовке»? Я понимаю, что вы – небольшая команда, и работаете по принципу «все делают всё», но есть какая-то сфера лично твоей ответственности?

– У нас действительно все занимаются всем. Нет какой-то иерархии, начальников, подчиненных. Иногда и ссоры бывают, и недопонимания, как в любом коллективе. Но мы ищем компромиссы. Обычно побеждает тот,  кто больше всего увлечен своей идеей и готов ее продвигать и на нее работать.

"- Как огромный плюс, так и большой минус нашей работы в том, что мы не получаем от нее финансовой выгоды, а это означает свободные руки."

 

– Ты «тусуешься» уже очень долгое время, более 8 лет. Не устал от славян и их музыки?

– Если бы устал, то бросил бы это все. Зарплату нам за энтузиазм никто не платит, так что, все основано на любви к музыке, мультикультурализму и языкам. Здорово то, что в «Тусовке» мы может реализовать свои мечты. Как огромный плюс, так и большой минус нашей работы в том, что мы не получаем от нее финансовой выгоды, а это означает свободные руки. Свобода для воплощения своих идей  – это прекрасно. Знаешь, говорят, что счастье – это когда нет начальника и будильника. Вот у нас нет начальников, мы сами себе хозяева. Возможно, однажды это все закончится, когда большинство из нас обзаведется семьями и потеряет к року интерес.

– А приток свежей крови в «Тусовку» возможен?

– Разумеется. Мы полностью открытая организация. Любой человек, которого интересует то же, что и нас, может прийти к нам на собрание и стать участником. Так регулярно происходит – раз в год где-то  у нас появляются новые члены. Путь в "Тусовщики" открыт всем.

Самые свежие: Русский акцент

Главные новости

Новости

Оппозиционер Василий Попов освободится из мадридской тюрьмы – предоставленное Финляндией политическое убежище решило дело

Vasili Popov Joensuussa helmikuussa 2016.

Василий Попов будет освобождён из мадридской тюрьмы на следующей неделе. Однако рассмотрение вопроса о его экстрадиции в Россию продолжается.

советуем

Последние новости

Muualla Yle.fi:ssä