Новости

Весной 1917 финны бурно отмечали издание мартовского манифеста – «русский» поцелуй Керенского поверг народ в шок

Leijonalippu on nostettu salkoon yliopiston päärakennuksen katolle Venäjän maaliskuun vallankumouksen johdosta.
Фото: Helsingin kaupunginmuseo.

После того, как Финляндия обрела независимость, финны несколько недель пребывали в состоянии настоящей эйфории от свержения царского режима и восстановления конституционных прав. Одновременно с этим в финском обществе начали усугубляться противоречия между социалистами и буржуазными партиями, и даже между социалистами не было единодушия по поводу дальнейших действий.

В Финляндии развернулась борьба за власть сразу после падения царского режима.

Спустя три дня после отречения царя Николая II от престола ведущие финские политики уже собирались в Петроград, чтобы добиться от Временного правительства восстановления конституционных прав Финляндской автономии, отмененных царем.

Presidentit venäjällä
Члены финской делегации в Петрограде: Отто Вилле Куусинен и К.Ю. Стольберг (сверху), Кюёсти Каллио и Ю.К. Паасикиви (снизу). Фото: Museovirasto

В делегацию вошли как представители буржуазных партий, так и финские социалисты. Среди них были три будущих президента Финляндии – К.Ю. Стольберг, Ю.К. Паасикиви и К. Каллио, а также будущий глава социалистической Карелии О.В. Куусинен. Также в Петроград отправились такие видные финские политические деятели как Сантери Алкио, Эдвард Гюллинг, Куллерво Маннер и Оскари Токой.

Финны знали, что новое Временное правительство России готово вернуть Финляндии ее права. Но каким должен быть манифест? Об этом среди финнов не было согласия.

Представители буржуазных партий хотели лишь восстановления конституционного порядка в стране, однако социалисты рассчитывали также на проведение ряда социальных реформ.

По этой причине финны вечером 18 марта отправились в Петроград с двумя разными проектами манифеста: с буржуазным и социалистическим.

По прибытии в Петроград финны продолжили конфликтовать. Д.Д. Протопопов, помощник комиссара Временного правительства по делам Финляндии Ф.И. Родичева, не знал, что делать в такой ситуации – ведь невозможно было представить Временному правительству два разных текста.

В конце концов согласие было достигнуто на основе текста, предложенного буржуазными партиями. Его вручили Протопопову, который отправился с ним к Родичеву, а финская делегация направилась в местный ресторан, где жившие в Петрограде соотечественники устроили для них банкет.

В начале вечера в ресторане царила напряженная атмосфера: каким будет решение Временного правительства по финскому вопросу? Время шло, а ответа все не было. Но в десять часов вечера в зале наконец замаячила крупная фигура Протопопова, который нес высоко над головой документ, который впоследствии получил название «мартовский манифест».

В манифесте было написано, что конституционное положение Финляндии будет восстановлено, парламент будет созван в скором времени и политзаключенные будут помилованы.

В зале разразилось бурное веселье: присутствовавшие произносили речи, пели песни, звучали возгласы «Ура!», а напитки лились рекой. Веселье было настолько безудержным, что финны даже попросили на несколько часов перенести отправление поезда обратно в Хельсинки.

Когда в полвторого ночи веселая финская компания на двух санях отправилась в сторону Финляндского вокзала, все границы и различия между финскими политиками были стерты: все люди независимо от возраста и общественного и партийного положения сидели в санях, объединенные успехом.

Царскому угнетению пришел конец, однако борьба за власть в Финляндии только начиналась. Менее чем через год члены делегации оказались по разные стороны баррикад –их разделила  гражданская война. Троим из них было суждено стать президентами независимой Финляндии, а еще одному было уготовано судьбой место в Политбюро СССР.

Подписание мартовского манифеста отмечали по всей стране

Мартовский манифест зачитали в финских церквях, и во многих местах народ слушал это чтение стоя.

Манифест и свободу праздновали по всей стране. Поскольку в Финляндии тогда еще не существовало нынешнего привычного сине-белого флага, то на флагштоки поднимали красно-желтые знамена с гербовым изображением льва. За неимением другого флага на флагшток могли водрузить даже флаг яхт-клуба!

Различные праздничные мероприятия в честь мартовского манифеста и свержения царя шли чередой в течение последних двух недель марта. В них принимали участие все слои общества: и буржуа, и социалисты, и школьники, и различные общественные организации. По стране прокатилась объединившая всех волна всеобщего ликования.

Похороны «героев революции» стали массовыми народными собраниями

Во многих городах кульминацией торжеств стали похороны «героев революции», то есть русских солдат и матросов, убитых в дни Февральской революции.

В то же время тела убитых революционерами офицеров царской армии были преданы земле тихо, почти тайно. Зато состоявшиеся в Хельсинки похороны революционных матросов превратились в невиданный доселе по масштабам народный сход.

hautajaisiin valmistautumista
Подготовка в похоронам "героев революции" в Хельсинки. Фото: Museovirasto

По данным газеты Uusi Suometar, в мероприятии 30 марта приняло участие около 100 тысяч человек. В связи с торжествами была приостановлена работа всех заводов, магазинов и учреждений, не ходили трамваи. Похоронная процессия двигалась через центр города в сторону парка Кайвопуйсто, где в самой высокой точке финской столицы был сооружен мемориал с чугунной оградой. Там обрели вечный покой два убитых русских матроса.

Vallankumouksen uhrien hautajaiset Helsingin Kaivopuistossa 30.3.1917. Postikortti.
Мемориал убитым русским революционным матросам, парк Кайвопуйсто, Хельсинки. Фото: Museovirasto

«Вечный покой», однако, оказался вовсе не вечным. Последующие события показали, что слава русских революционеров оказалась преходящей. Уже через год после обретения Финляндией независимости и кровопролитной гражданской войны мемориал тихо убрали, а тела матросов перезахоронили, по всей видимости, на одном из православных кладбищ Хельсинки.

Оскари Токой стал первым в мире социалистическим «премьер-министром»

В годы проводившейся царем Николаем II политики русификации места в финском правительстве, то есть в хозяйственном отделе финляндского Сената, были заняты русскими чиновниками. После февральской революции им нужно было срочно найти замену.

Впервые в истории Финляндии стало возможным формирование органа исполнительной власти, иными словами - правительства, пользующегося поддержкой парламента. Раньше высшие руководящие органы страны назначались царем.

Проблема возникла из-за того, что среди представителей крупнейшей фракции финского парламента, социал-демократов, не было единодушия относительно участия в работе будущего правительства. Многие считали это невозможным пока в стране царит буржуазный строй.

На выборах летом 1916 года социал-демократы получили простое большинство мест в парламенте, 103 мандата. Следовательно, не учитывать их мнение при формировании правительства было невозможно. Более того, в буржуазном лагере считали чрезвычайно важным, чтобы и социал-демократы были вовлечены в управление страной. Кроме того, в соответствии с принципами парламентаризма, выигравшие выборы социал-демократы должны были получить ключевые посты в новом правительстве.

После того, как все ведущие социал-демократы (Отто Вилле Куусинен, Куллерво Маннер, Эдвард Гюллинг и Эдвард Валпас) отказались войти в создаваемое правительство, пришлось рассматривать кандидатуры «второго эшелона», по выражению видного деятеля социал-демократической партии В. Таннера.

Так, после долгих переговоров, в Финляндии весной 1917 года было сформировано правительство, которое возглавил социал-демократ Оскари Токой. Официально этот орган власти назывался Сенатом.

Сенат Токоя был предпоследним сенатом, подчиненным российскому Временному правительству.

Oskari Tokoi.
Оскари Токой. Фото: Museovirasto

По сути, 27 марта 1917 года в Финляндии было сформировано многопартийное правительство во главе с «премьер-министром». В него вошли в общей сложности шесть социал-демократов (в их числе В. Таннер, В. Войонмаа и В. Вуолийоки) и шесть представителей буржуазных партий - Финской партии, Младофиннов, Земельного союза и Шведской народной партии (среди них Антти Туленхеймо, Кюёсти Каллио и Лео Эрнрот).

Оскари Токоя иногда называют «первым в мире социал-демократическим премьер-министром».

Работа его Сената, однако, столкнулась с самого начала с большими трудностями. Со стороны социал-демократов отношение было двояким: одни поддерживали, другие ругали его на чем свет стоит. По сути, часть социал-демократов вела себя так, как будто они находились в оппозиции. Ко всему прочему, стабильности в стране угрожали беспорядки на улицах, дефицит продовольствия, борьба за власть и продолжавшаяся до сих пор Первая Мировая война.

«Русский поцелуй» Керенского подверг финнов в шок

Из Петрограда утром 29 марта в Хельсинки прибыли два поезда: на одном из них в финскую столицу вернулся видный финский политический деятель, высланный царем в Сибирь бывший спикер финского парламента П.Э. Свинхувуд, а на другом, часом позже, министр юстиции Временного правительства Александр Керенский.

Svinhufvud hotelli Kämpissä Siperian karkotuksen jälkeen.
П.Э. Свинхувуд на торжественном приеме в честь его возвращения из сибирской ссылки. Фото: Museovirasto

Обоим устроили торжественный прием. В честь Свинхувуда студенческий хор исполнил песни, были произнесены речи, а в гостинице Kämpp был устроен торжественный обед, во время которого Свинхувуд принимал поздравления и давал интервью финским газетам.

Также Керенского финны приняли тепло, так как его считали другом Финляндии. Прямо на перроне в его честь студенты спели неофициальный гимн Финляндии Porilaisten marssi, народ приветствовал его флажками и возгласами.

С вокзала Керенский отправился в парк Эспланады, где возложил венок к памятнику Рунебергу, а кульминацией его визита в Хельсинки стал большой праздник в Доме рабочих в районе Хаканиеми. Сначала с пламенной речью выступил Керенский, а после него – новоизбранный глава финского Сената Оскари Токой.

Yle arkisto
А. Керенский. Фото: Yle arkisto / Bain News Service / Library of Congress

Еще спустя 50 лет присутствовавшие тогда в зале финские социал-демократы вспоминали увиденное и услышанное, но вовсе не по причине торжественных речей Керенского и Токоя, а из-за «русского поцелуя»! Дело в том, что после речей Керенский, на «славянский манер», поцеловал Токоя в щеку. Финнов это повергло в настоящий шок!

Последние новости

Muualla Yle.fi:ssä