Перейти к содержанию

Стать художником в чужой стране – "Когда люди видят работу, они благодарят, даже плачут, но всегда получают больше, чем ожидают"

Каково это – бросить хорошо оплачиваемую работу или оставить накатанную колею и начать заниматься творчеством? Сколько людей мечтают реализовывать свой потенциал, и сколько на самом деле осмеливается это сделать? Герои этого материала поменяли не только работу, но и страну, и всю жизнь в целом, – и изменились сами.

"Колыбель души", картина на войлоке авторства Эллу Бондарь Изображение: Личный архив

Мастер на все руки

До 2014 года Элеонора Притс занималась бизнесом и практически не рисовала. Однако ей нравилось встраивать творчество в свою работу – в бизнесе важны и творческий подход, и умение широко мыслить, и гибкость, и эмоциональный интеллект.

– В свое время я закончила художественную школу, но папа мне всегда говорил, что художник – не профессия, и я умру голодной. Критиковал за то, что я слишком быстро рисую, дескать, Иванов “Явление Христа народу” 20 лет писал, а у меня за день работа готова.

По словам Элеоноры, она должна радоваться, что дополнительное образование в СССР было бесплатным, потому что ее родители не хотели оплачивать “рисовашки”.

– Правда, как-то они поехали в Ригу и привезли мне оттуда качественные художественные кисти из белки. Видимо, поняли, что рисовать я не брошу.

В 2014 Элеонора ушла от девелопера, начав путешествовать, и стала подыскивать такой род деятельности, при котором было бы возможно работать удаленно или не зависеть от знания языка.

– Я поняла, что самое простое для меня – это снова начать рисовать. С выбором у меня всегда была проблема, поэтому я одновременно занималась росписью стен, аэрографией, батиком, боди-артом, сахарной флористикой, выпечкой и декорированием тортов и росписью пряников. Как-то друзья из Союза Художников сказали, что я не очень-то и художник, раз занимаюсь всем и сразу. А я ответила, что зато я не страдаю от отсутствия работы и обеспечиваю жизнь себе и детям сама.

Боди-арт в исполнении Элеоноры Притс Изображение: Личный архив

В свое время я закончила художественную школу, но папа мне всегда говорил, что художник – не профессия, и я умру голодной. Критиковал за то, что я слишком быстро рисую, дескать, Иванов “Явление Христа народу” 20 лет писал, а у меня за день работа готова.

По словам художницы, уйти из офиса в никуда – это был хороший социальный эксперимент.

– Легко развиваться когда за твоей спиной стоит большая компания, ты не рискуешь своими деньгами и многие решения вообще принимаются за тебя. Что ты без этой махины? Моим самым большим страхом было впасть в лень и депрессию, ведь моим временем всегда управляла организация. Но случилось обратное.

Жизнь в Финляндии, где художница с дочерью оказались в 2017 году по семейным обстоятельствам, легкой не стала. Переезд дался нелегко – от мрачных мыслей спасала работа.

– Мне помог проект по иллюстрированию книги для американской знакомой. Я рисовала как одержимая, и через полгода заработала свои первые деньги в Финляндии. На второй год адаптации случился кризис, и вновь меня спасла книжная иллюстрация. Моя жизнь рушилась, а я рисовала картинки о том, как семья лепит пельмени, семья идет на прогулку по городу, навещает зверей в зоопарке, сидит у походного костра.

В тот момент Элеонора иллюстрировала учебник русского языка для финнов "На ракете" (siirryt toiseen palveluun). Позже она занялась реставрацией настенных росписей в историческом доме 1903 года – эта работа, по словам художницы, настолько выматывала ее физически, что думать о своих проблемах не было времени, и она позволила Элеоноре заработать столько денег, чтобы не переживать, а наконец-то наслаждаться жизнью.

Ковид помог преодолеть неуверенность

– В феврале 2020 я открыла свое предприятие по росписи стен Nora Prints (siirryt toiseen palveluun). У меня появился первый клиент, который захотел, чтобы на стенах его квартиры плескалось море. А потом ковид запер всех по домам, и тот же клиент заказал мне спальню в виде пещеры. После того, как проект был закончен, мне рассказали, что раньше человек засыпал перед телевизором в гостиной, а теперь спешит в свою уютную пещеру и сон его стал спокойнее. Это и есть та причина, которая помогает мне верить, что дело было выбрано правильно.

– За год я реализовала 11 проектов по настенной росписи: спрос на эту услугу есть. Но это не просто работа. Ты заходишь в дом человека, знакомишься с его семьей. Это всегда очень личная история. Ты должен смотреть на стены глазами заказчика, чувствовать как он чувствует, и это всегда совместная работа. Когда люди принимают работу, они улыбаются, благодарят, даже плачут, но всегда получают больше, чем ожидают. Это дает мне энергию и силы продолжать.

Пещера на стенах квартиры принесла и самой Элеоноре больше, чем она могла ожидать. Ее работами заинтересовались журналисты, и одно из наиболее популярных и престижных изданий страны, газета Helsingin Sanomat, посвятила Норе большой материал (siirryt toiseen palveluun).

Пещера на стенах спальни Изображение: Светлана Михайлова-Остонен

Если меня спросят, художник ли я, то отвечу "да", потому что не могу не рисовать.

– В России у меня был синдром самозванца, там очень много великолепных художников, высокая конкуренция и всяк спешит тебя обесценить и поставить на место. И ты ищешь это свое место, барахтаешься и осознаешь свою неидеальность. Поэтому в Финляндии я тут же стала членом Союза акварелистов, чтобы расти в команде. Теперь участвую в местных и международных выставках, чему рада.

– Мое желание в 2021 году – найти своих и успокоиться. Роспись стен – это отличная ниша, но это бизнес, который не масштабируется, к тому же, финский рынок довольно мал, поэтому стоимость услуг также высокая. Поэтому в перспективе я собираюсь вернуться в маркетинг и сервис-дизайн, а также меня занимают анимация и визуальный продакшн.

Изображение: Светлана Михайлова-Остонен

Войлок как искусство

В умелых руках Эллу Бондарь такой, казалось бы, обычный материал, как шерсть, превращается в уникальные предметы искусства и дизайна. Большинство работ создаются на заказ. Валянием по войлоку Бондарь занялась после переезда в Финляндию, а до этого ее жизнь состояла из тренировок, соревнований и бесконечных поездок: она профессионально занималась спортивным ориентированием, выступая за сборную России.

– Я очень много путешествовала – такова спортивная жизнь. Попадались интересные места, но всегда было ощущение, что я уеду. Однако после того, как я поставила свою дорожную сумку на пол в коттедже в Тахко, мне показалось что я дома. На следующий день ощущение только усилилось.

Позже Эллу встретила в Финляндии своего избранника, и начался период адаптации к новой действительности. Поначалу было тяжело, ведь изменилась, по словам Бондарь, не только страна, но и род деятельности тоже. В Финляндии будущая художница поначалу работала в офисе.

– Сидеть весь день за столом для меня было адом! Единственное, что меня поддерживало - это лес, ведь он здесь очень похож на мой родной уральский лес.

Эллу Бондарь и ее работа по войлоку Изображение: Личный архив

По словам Бондарь, несмотря на все трудности, проблем с принятием финского менталитета у нее не было. Через какое-то время в семье наметилось пополнение, и в декрете Эллу впервые принялась за рукоделие, знакомясь с войлоком как с материалом.

– Когда родилась Катюшка, она лежала у меня на одной руке, другой рукой я валяла шерсть. Но время бежало вперед, надо было думать о будущем. Я и представить себе не могла, что пойду обратно в офис, а малышка отправится в детский сад. Этого я точно не хотела! И я решила зарабатывать рукоделием. Документы оформляла на английском языке, финским я не владела в достаточной мере. Первые заказы мне переводил муж Вилле, он также помогал на ярмарках. Было очень сложно. У меня не было понимания о том, как вести бизнес, были большие сложности в общении с клиентами. Я даже не не знала тогда, где можно достать шерсть и другие материалы..

Картина на войлоке авторства Эллу Бондарь Изображение: Личный архив

Со временем мастерство Эллу росло, росло и количество заказов. Она пробовала различные методики и способы обработки войлока, а параллельно получала финское образование и сама набиралась опыта преподавания: в результате художница решилась сделать свое любимое дело основным занятием и посвятить ему все свое время. Теперь она не только работает сама (siirryt toiseen palveluun), но и обучает других, в том числе дистанционно.

– Я не возвожу свои работы в ранг достижений. Это как медали после соревнований. Для меня важен сам процесс, нахождение в моменте, переживаемые эмоции, получение опыта. Закончив что-то, я сразу смотрю на другой проект. Я довольна своей книгой по рисованию на войлоке (siirryt toiseen palveluun). Благодаря ей многие в Финляндии научились этому прекрасному виду рукоделия.

Вооруженный фотокамерой

– Фотографию я любил с детства, еще когда наблюдал за дедушкой, который проявлял свои фото. Однако поворотным моментом стало посещение выставки Анри-Картье Брессона, одного из мэтров документальной фотографии. Его работы, их тематика, техника, в которой работал мастер, произвели на меня настолько сильное впечатление, что простое увлечение превратилось в настоящую страсть, – делится Антс Вахтер подробностями того, как из музыканта превратился в фотографа. – Огромную роль также сыграл мой отец, который помогал мне делать первые шаги в фотографии. Он был моим учителем, критиком, советчиком, до сих пор принимая большое участие в моем творчестве, помогая с организацией выставок и съёмочного процесса, за что я ему очень благодарен. Мой успех – это в первую очередь заслуга моих близких: родителей и жены, которая всегда меня поддерживает.

Еще до переезда в Финляндию Вахтер, как и многие жители Эстонии, был хорошо знаком с Хельсинки, здесь жили его родственники, и сам будущий фотограф какое-то время учился по обмену в финской столице.

После переезда прошло какое-то время, прежде чем Вахтер нашел свой стиль (siirryt toiseen palveluun).

– Мне было сложновато определиться с жанром, поскольку в начале своего увлечения фотографией я делал абсолютно разные снимки: портреты, уличная съёмка, предметная съёмка и так далее. Сейчас же основной упор я делаю именно на уличную фотографию и портреты. В этом вопросе городская среда мне очень помогает: Хельсинки настолько многогранный город, который сочетает в себе классическую архитектуру, современные технологии и прекрасные пейзажи. Здесь на улице можно встретить множество колоритных персонажей, – говорит Вахтер.

Улица Софианкату перед Рождеством Изображение: Антс Вахтер

Именно городская фотография сделала Вахтера довольно узнаваемым фотографом (siirryt toiseen palveluun) в особенности в социальных сетях. Его снимки не раз попадали в различные группы, посвященные Финляндии и Хельсинки в частности, и у его работ много поклонников. Впрочем, приходится сталкиваться и с критикой: если одни восхищаются техникой и цветовыми решениями Вахтера, то другие критикуют их за глянцевость.

Порвоо зимой Изображение: Антс Вахтер

– Самый строгий критик – это я сам. Я могу на протяжении очень долгого времени снимать одну и ту же локацию, проводить фотосессию с огромным количеством кадров, долго их обрабатывать для того, чтобы на выходе получилось несколько снимков, которыми я бы был доволен. Когда ты стараешься сделать что-то максимально хорошо, то эмоции могут быть и негативными, если к желаемому результату не удается прийти.

Рождественские огни на улице Алексантеринкату Изображение: Антс Вахтер

– Я рад, что мои работы замечают: у меня уже прошло несколько выставок, в том числе в Москве и Петербурге, а последняя прошла в Хельсинки в Александровском театре. Мне было очень приятно получить предложение о сотрудничестве от старейшего столичного театра.

Одной фотографией Вахтер ограничиваться не хочет, тем более, что сейчас он получает образование в сфере медиа и дизайна.

– Меня интересует видео, тем более, что это востребованное направление, а дроны и остальные современные технологии предлагают широкий спектр деятельности.

Лента новостей