Перейти к содержанию

«‎Это можно назвать геноцидом»: 300 лет назад закончилась жестокая оккупация Финляндии Россией

Варварское разорение Остроботнии в 1710-х годах надолго осталось в памяти финнов и надолго определило их отношение к восточному соседу. За одно десятилетие Финляндия потеряла больше десятой части населения.

isoviha

На видео выше: эпизод документального сериала Yle «Темная история», посвященный великому лихолетью

В ноябре 1770 года пастор города Раахе Томас Стенбек на отпевании умершей в 95-летнем возрасте Марьятты Пуусти произнес пламенную проповедь, которая окунула всех присутствовавших в атмосферу полувековой давности. Перипетии жизни усопшей были настолько необычными и полны такого драматизма, что пастор решил записать проповедь на бумаге, хотя обычно этого не делал.

«‎Мужа ее русские казаки пятнадцать раз ударили копьём. Он скончался спустя три дня. Марьятту русские стегали плетьми. Сына ее Яакко они пленили, увезли с собой и покрестили в свою веру, но он вернулся домой, когда наступил мир.

Когда следующей зимой русские вернулись, они били Марьятту плетью со свинцовым наконечником, выгоняли ее в мороз голой на улицу, обжигали горящим банным веником и в конце концов лишили зрения с помощью раскаленного жира».

Когда русские наконец-то ушли, слепой и покалеченной женщине пришлось в одиночку растить и кормить детей. Но в опустошенной и разоренной после набега Западной Финляндии не было никакой еды – одна солома да кости. В отчаянии Марьятта даже пыталась соскрести мучную пыль с пола мельницы.

Один из детей умер от голода, но семье удалось бежать от лишений в Швецию. Там Марьятта пять лет бродяжничала и просила милостыню, но потом в Финляндии дела выправились, и женщина с детьми вернулась на родину.

История Марьятты описана в книге финского историка Кустаа Х. Й. Вилкуна «‎Ненависть. Разорение, горечь и рассказ о великом лихолетье». Она посвящена периоду примерно в десять лет в начале XVIII века, когда Россия оккупировала принадлежавшую Шведскому королевству Финляндию. Оккупация завершилась ровно 300 лет назад, 30 августа 1721 года, когда в городе Ништадте (нынешний Уусикаупунки/Нюстад) был заключён мирный договор, положивший конец Северной войне.

Русские войска были в Финляндии настолько кровожадными, что спустя полвека, в те годы, когда умерла Марьятта Пуусти, этот период назвали «‎большой ненавистью» (isoviha).

– Современники не использовали этот термин. Для его возникновения потребовалось какое-то сравнение, и оно случилось в 1740-х, когда был более короткий период оккупации. Его стали называть «‎малой ненавистью» (pikkuviha), чтобы отличать от предыдущего длительного периода, – говорит Вилкуна.

Хотя оба периода называются «‎ненавистью», первый из них был намного более жестоким, кровожадным и разрушительным.

– В местном масштабе были и более трагические периоды. Но такой продолжительной и всеобъемлющей катастрофы для гражданского населения не было. По нынешним меркам разорение Северной Похьянмаа можно назвать геноцидом.

Страдания Марьятты Пуусти описаны в церковной хронике города Раахе. Изображение: Saloisten kirkonarkisto / Arkistolaitos

Под сапогом у держав

В конце XVII века Швеция господствовала в Северной Европе. Она завоевала огромные территории в Прибалтике и в Северной Пруссии. Это не могло не раздражать соседей, а молодой русский царь Петр Первый мечтал о выходе к Балтийскому морю и созданию флота на Балтике.

Дания, Польша и Россия сочли, что пришло время дать отпор Швеции, когда на шведский трон взошел 15-летний Карл XII. В 1700 году началась Северная война. Поначалу каролинеры Карла одерживали одну победу за другой, но переломный момент наступил после оглушительного поражения шведов под Полтавой. После 1709 года российская армия начала отвоевывать земли на Балтике и в Финляндии.

Карелию русские войска захватили еще в начале войны, но после первого десятилетия сражений смогли занять практически всю территорию нынешней Финляндии. И оставались там до окончания войны. Этот период стал называться «‎временем русского господства» (venäläisen ylivallan aika), а позже – «большой ‎ненавистью» (isoviha). В Финляндии он рассматривается как оккупация.

Петр Первый приказал своим войскам полностью уничтожить побережье Северной Остроботнии выше Калайоки на глубину в десять миль от берега, чтобы шведская армия никогда бы не смогла через эту территорию подобраться к недавно основанному Санкт-Петербургу. Можно сказать, что Петр руководствовался тем же стратегическим мотивом, который привел к началу Зимней войны и Войны-продолжения.

У войск было благословение царя и карт-бланш на уничтожение жилищ, посевов и людей. Их ничто не сдерживало: ни правила, ни совесть. Мы привыкли читать о зверствах монголо-татарского ига, но не солдат просвещенного монарха-европейца. Но в XVII веке жестокое обращение с мирным населением не было отличительной чертой русской армии. Этим грешили все, в том числе, например, войска Карла XII в Польше.

– Тогда армии в целом были всегда жестоки по отношению к гражданскому населению, – поясняет Вилкуна.

Одним из свидетельств обыденности этого служит то, что период, который в Финляндии известен как «‎большая ненависть», в российской историографии практически никак отдельно не выделяется. И оккупацией захват Финляндии не называется. Даже статье в Википедии о isoviha соответствует русскоязычная статья «‎Финляндия в Северной войне», хотя «‎большая ненависть» продолжалась менее половины срока войны. Говорится о разорении Остроботнии, но в контексте всей Северной войны, а не как об отдельном периоде. Финский термин isoviha на русский переводится также как «‎великое лихолетье», «‎большой гнев» или «‎большая злоба».

Способ добыть пропитание

Для русской армии в Финляндии насилие и разорение частично было способом выжить. Зачастую войска, насчитывающие тысячи солдат, вынуждены были сами добывать себе пропитание. Обычно это означало разграбление имущества местного населения. Иногда в качестве «оплаты» военные сохраняли жертве жизнь, но далеко не всегда.

Но солдатами руководил не только голод. Иначе бы они ограничились лишь грабежом и не устраивали бы массовые убийства, пытки, изнасилования и пленение населения для подневольных работ.

«‎В качестве свидетельств самых жестоких кровавых бань оставались лишь горы трупов. Никакой спланированности в убийствах гражданских не было. Убивали тех, кто попадался на глаза. Кого-то застреливали, кого-то мучили до смерти. Никакой разницы по сословию, полу или возрасту не делали. Наоборот. Малых детей хватали и публично казнили», – пишет Вилкуна в своей книге.

Кустаа Х. Й. Вилкуна. Изображение: Tauri Kankaanpää / Teos

Больше всего пострадал родной край Марьятты Пуусти – Северная Остроботния. Там было убито более шести тысяч человек. В ноябрьскую пятницу 1714 года на острове Хайлуото близ Оулу за одну ночь было убито 800 человек.

Те, кто мог, бежал в Швецию. Примеру Марьятты последовали порядка 30 тысяч жителей Остроботнии. Оулу и Раахе в 1715–1717 годах превратились в города-призраки.

Что на самом деле, по словам Вилкуна, было отличительной чертой русской армии, так это пленение населения и отправка на принудительные работы в Россию. Детей и юношей хватали и переправляли в Россию, где они попадали в рабство. Часть была задействована на строительстве Петербурга, часть стала крепостными в дворянских имениях. Кого-то даже продавали на невольничьих рынках в Персию и Индию.

По оценкам, в России оказалось от 10 до 20 тысяч финнов. В общей сложности убитых, покинувших свои дома и увезенных в Россию было 50-60 тысяч. При этом численность населения Финляндии в начале XVIII века составляла около 400 тысяч человек. Это значит, что оно сократилось более чем на десять процентов.

С наступлением мира многие – как Марьятта и Яаакко – смогли вернуться в родные края. Но много было и таких детей, которые выросли в России как русские, забыли о своих корнях и остались по ту сторону границы.

Люди с песьими головами

У финнов великое лихолетье оставило настолько глубокие травмы, что предания о нем передавались еще очень долго из поколения в поколение. В начале XX века, то есть спустя два столетия, Общество финской литературы решило собрать истории о «‎большой ненависти» – и их с легкостью набралось больше тысячи.

Эти предания исследовал известный финский фольклорист Ласси Сарессало. Он делит их на четыре категории. В первой рассказывается о финнах-героях, которым удается одолеть сильного, но глупого угнетателя. В другой повествуется о местах, в которых совершались зверства. В третьих описываются истории тех, кто вернулся в родной край после вынужденного бегства.

Но самым распространенным типом были рассказы о том, как страшная русская армия издевалась, насиловала и убивала, слово вырвавшийся из ада зверь. Иногда враг представлялся сверхъестественным существом с песьей головой. С помощью своего острого нюха оно выискивало спрятавшихся в лесу жертв. Предполагается, что основой этих рассказов послужила сшитая из шкур животных одежда калмыков, воевавших в рядах русской армии.

Эти истории в значительной степени повлияли на формирование отношения финнов к своему восточному соседу. Даже в период Зимней войны в статьях были отсылки к великому лихолетью с целью закрепить образ врага.

До сих пор ли эти образы определяют то, как финны относятся к русским? Основаны ли нынешние стереотипы на представлениях о русских как о людях с песьими головами?

– Не думаю. Многое произошло в отношениях Финляндии и России с тех пор. Более поздние события влияют намного больше, – считает Кустаа Вилкуна.

Люди с песьими головами нередко встречались в сказаниях европейских народов. Изображение: FLHC 98 / Alamy / All Over Press

По условиям Ништадтского мир, заключенного ровно 300 лет назад, 30 августа 1721 года, Россия обязалась вернуть Швеции оккупированную ею Финляндию и уплатить денежную компенсацию. В то же время России отошли часть Карелии, расположенной к северу от Ладожского озера, с Выборгом, Ингерманландия, часть Эстляндии, часть Лифляндии, острова Эзель (Сааремаа) и Даго (Хийумаа). Территории Карелии, вошедшие в состав России после Северной войны по Ништадтскомум миру, а также после русско-шведской войны 1741-1743 по Абоскому миру, известны в финской историографии как "Старая Финляндия". В состав Великого Княжества Финляндского они вошли в 1812 году.

Лента новостей