Перейти к содержанию

Новый игумен Ново-Валаамского монастыря имеет 3 высших образования, говорит на 11 языках, захотел стать монахом в 8 лет

В тридцать лет отец Микаэл задумался о карьере и создании семьи. Но эти мысли были быстро забыты, поскольку аскетическая жизнь в монастыре показалась ему более значимой. Помимо теологии, архимандрит Микаэл имеет ученые степени по экономике и русскому языку.

В воскресенье архимандрита Микаэля назначили игуменом обители. Изображение: Heikki Haapalainen / Yle

Микаэл Нуммела ощущает усталость, потому что он "сова". Несмотря на это, его рабочий день начинается по будням и субботам в шесть часов утра.

В этот ранний час он облачается в свою униформу – черную рясу с широкими рукавами и черную мантию.

Когда в церкви Ново-Валаамского монастыря начинается утренняя служба, усталость отступает. Нуммела, или архимандрит Микаэл, знает, что находится в правильном месте.

В воскресенье его назначили игуменом обители.

Обитель получила в лице отца Микаэля руководителя, уважающего традиции. Изображение: Heikki Haapalainen / Yle

Типичные мысли тридцатилетнего

До поступления в монастырь Нуммела работал аналитиком фондового рынка в банке.

Живя в Хельсинки в конце 2000-х годов он задавал себе те же вопросы, что и многие другие тридцатилетние: этого ли я хочу? Соответствую ли я собственным ожиданиям или ожиданиям других? Хочу ли я иметь семью и детей?

– Наше время ограничено. В моем случае ключевым вопросом было то, трачу ли я свое время на значимые и осмысленные вещи.

Духовное становление монаха – это долгий процесс, считает отец Микаэл. Изображение: Heikki Haapalainen / Yle

Вопросы были типичными, но ответы Нуммела звучали необычно. Работа в банке осталась позади, потому что тяга к монашеской жизни оказалась сильной. Эта идея, конечно, приходила в голову и раньше.

– Я посетил Ново-Валаамский монастырь со своей семьей, когда мне было восемь лет. Я помню, как впервые подумал, что мог бы стать монахом.

Это не типичная работа мечты для ученика начальной школы.

– С самого детства я всегда чувствовал, что я особенный. Позже я встречал других особенных людей. Среди монахов много колоритных личностей, – говорит 47-летний отец Микаэл.

В монастыре имеется достаточно большая библиотека. Помимо духовной литературы, отец Микаэл интересуется географией, историей и языками. Изображение: Heikki Haapalainen / Yle

Может поддержать беседу на 11 языках

До переезда в монастырь отец Микаэл несколько лет жил в православном культурном центре "София" в Хельсинки. Там он был рукоположен в священники. Тогда же он получил третий диплом о высшем образовании.

Помимо теологии, отец Микаэл имеет ученые степени по экономике и русскому языку. Он свободно владеет пятью языками: финским, русским, шведским, норвежским и английским. Он также может разговаривать на шести других языках, включая греческий и саамский.

Среди портретов руководителей монастыря скоро появится и портрет отца Микаэля. Изображение: Heikki Haapalainen / Yle

Отказал себе в праве следить за котировками фондового рынка

Ни имущества, ни супруги, ни семьи, ни карьеры в традиционном понимании. Монашеская жизнь исключает многие из основных составляющих жизни. Это уход от мира, который требует принятия многих конкретных решений.

– В молодости у меня была основная установка – учиться, работать и создать семью.

Сейчас отец Микаэль не следит за фондовыми рынками. Это сознательное решение.

– Фондовые рынки вызывают привыкание и могут слишком увлечь.

Таким же образом он ограничивает себя от других новостей. У всех 11 монахов монастыря есть мобильные телефоны, но не у всех есть доступ в интернет.

У отца Микаэля также есть аккаунты в Facebook и Instagram, но в основном для того, чтобы люди могли связаться с ним, если захотят.

– Я не выкладываю в социальных сетях информацию о том, что я делал или думал сегодня. Для меня это неуместно.

Мое главное хобби – чтение духовной литературы.

Экономика монастыря полностью зависит от туризма. Отец Микаэл хочет изменить ситуацию. Изображение: Heikki Haapalainen / Yle

Новый лидер не хочет привлекать больше туристов в монастырь

Ново-Валаамский монастырь – оживленное туристическое место и важное пристанище, к примеру, для художников. Новый игумен неоднозначно относится к монастырю как к туристическому объекту.

– Посетители приветствуются, но Новый Валаам не должен зависеть от большого количества туристов. Отправной точкой является монашеская жизнь и братия.

С другой стороны, сейчас экономика монастыря полностью зависит от туризма. Отец Микаэл надеется, что ситуация изменится.

Летние месяцы в монастыре во время пандемии стали рекордными. Особенно в июле тишина монастыря подвергается испытанию.

Отец Микаэл считает, что туризм должен быть отделен от жизни монашеской общины. Например, он не считает, что работа по обслуживанию клиентов подходит для монахов, поскольку она предполагает постоянный контакт с другими людьми.

Монахи обедают в столовой братии. Изображение: Heikki Haapalainen / Yle

Братия из 11 мужчин

Монах должен терпеть одиночество, потому что это основа монашеской жизни. С другой стороны, нужно уметь жить в обществе со строгой иерархией и правилами.

Богослужения и работа упорядочивают день. Посещение церкви и обед проходят в определенном порядке, в соответствии с положением монаха и временем, которое он провел в монастыре. Слово начальника монастыря является законом.

Общие взгляды и вера объединяют, но без проблем не обойтись, когда 11 мужчин в возрасте от двадцати до восьмидесяти лет живут в сплоченном сообществе.

– Здесь есть очень разные личности и биографии. Это непросто, но так и должно быть. Именно сообщество оттачивает грани.

Новый Валаам – единственный православный монастырь в Финляндии. Расположенный неподалеку монастырь Линтула – единственный женский монастырь в стране. Монастыри находятся в отдаленном районе Хейнявеси, в Северной Карелии.

Изображение: Heikki Haapalainen / Yle

Монастырь не участвует в общественных дебатах

Обитель получила в лице отца Микаэля руководителя, уважающего традиции. Роль игумена очень важна в православной церкви. Два предыдущих игумена работали в течение десятилетий.

Православная церковь редко участвует в социальных дебатах. По мнению отца Микаэля, это не является задачей монастыря. Редким исключением стало участие в дискуссии о горнодобывающем проекте "Хейнявеси" вблизи Валамо. Обитель и православная церковь критически отнеслись к проекту.

– В остальном, я думаю, что участие монастыря в жизни общества происходит в основном через молитву.

Лента новостей