Перейти к содержанию

«‎Россия сама породила ненависть к себе»: репортаж спецкора Yle из разрушенного Харькова

Харьков стал одним из первых городов, подвергшихся ударам российской армии. На этой неделе специальный корреспондент Yle в Украине Антти Куронен побывал в Харькове и своими глазами посмотрел, как там живут те, кто еще не уехал на запад или в Европу.

Алексей в своей разрушенной квартире. Изображение: Antti Kuronen / Yle

Марина показывает нам подвал десятиэтажного дома. В нем она с соседями прожила уже больше месяца.

– Здесь холодно и сыро. Все кашляют, – говорит Марина.

В начале войны в подвале была минусовая температура. Несмотря на это, двум десяткам человек пришлось ночевать на полу. В подвале пахнет плесенью. Сейчас на улице воздух прогревает апрельское солнце, а здесь, внизу, все еще прохладно.

– Воды нет, газ и отопление не работают во всем доме. Добровольцы приносят нам воду и еду. И мы им очень благодарны.

Когда Россия напала на Украину 24 февраля, пригород Харькова Горизонт (по-украински Обрій) стал одним из первых объектов атаки. Российская армия обстреливала Харьков с территории России и с истребителей.

– В первые дни с самолетов стреляли очень часто. Сюда попали две ракеты. Весь дом трясся. А в подвале было тогда тридцать человек, – рассказывает сын Марины Алексей.

Он говорит, что два человека погибли во дворе. Одного из них осколком разрубило надвое.

Марина готовит еду в подвале. Изображение: Antti Kuronen / Yle

Разрушения в Горизонте масштабные. Многоэтажки лежат в руинах, детский сад, торговый центр и многие другие здания уже не подлежат восстановлению.

– Мы гордились своим городом, а теперь посмотрите на него. Больше не слышно ни детей, ни смеха. Никто не гуляет. Старики застряли в своих квартирах, в которых нет окон. Те, кто пришел сюда, вообще люди? Нет, конечно, – сетует Алена.

Она тоже много ночей провела в подвале. Как и другие харьковчане, она зла на Россию. При этом Харьков – русскоязычный город, расположенный в пятидесяти километрах от российской границы. Но его жители никогда не хотели никакой помощи от России и всегда считали себя украинцами.

– Было три сестры: Украина, Беларусь и Россия. А что теперь? Россия сама породила ненависть к себе. Нам ничего от них не нужно. Пусть уходят, чтобы наш город снова был таким же прекрасным, как прежде, – говорит Алена.

В соседнем доме Саша показывает нам свою квартиру. Вернее, то, что от нее осталось. После атаки российской армии дом был в огне.

– К счастью, я не был в квартире, когда русские ударили по моему дому. В пожаре у меня сгорело все: деньги, вещи, одежда, – перечисляет Саша.

Россия в Харькове уничтожила многие заводы и предприятия. Работы сейчас практически нет.

– Я живу в подвале на гуманитарную помощь. Но что это за жизнь? Все уничтожено. Все, что у меня есть, – это одежда, которая на мне.

Никаких планов на будущее у Алексея сейчас нет, потому что войне пока не видно конца. Он не понимает причин, по которым Россия напала на его родину, и не готов простить этого.

– У русскоязычных все здесь было хорошо. Люди жили весело. Работали, смотрели сериалы, ели и спали. Все было хорошо до того, как не пришли русские. А Украина не хотела, чтобы они приходили.

Вот так сейчас выглядит Сашин подъезд. Изображение: Antti Kuronen / Yle

Лента новостей