Перейти к содержанию

Украинские работники могут быть полезны многим финским компаниям, но уровень их занятости грозит остаться низким

К примеру, рекрутинговые агентства StaffPoint и Barona получили около 700 заявлений от украинцев, ожидающих решения о временной защите.

Олена Фур. Изображение: Sakari Piippo / Yle

Олена Фур, 28 лет, приехала в Хельсинки около месяца назад из Львова. Сейчас она ожидает разрешения на временную защиту и ищет работу.

Фур – лингвист, и могла бы работать, например, переводчиком. Однако девушка считает шансы трудоустроиться по профессии невысокими, поскольку она не говорит по-фински.

– Конечно, я буду более чем счастлива работе, соответствующей моему образованию. Но я готова заниматься чем угодно, даже работать на заводе или уборщицей, – говорит Фур на отличном английском.

Дело не только в деньгах, ведь работа даст повод отвлечься от тяжелых мыслей, считает Фур.

– Трудно просто сидеть спокойно, читать новости и бояться. Вот почему хочется что-то делать, будь то волонтерство или оплачиваемая работа. Главное – делать.

Компании ищут способы трудоустроить украинцев

На прошлой неделе более 14 000 украинцев, спасающихся от войны, подали заявки на получение временной защиты в Финляндии, которая дает им право работать и учиться в ЕС в течение года. Заявителями в основном являются женщины и дети.

Как и Олена Фур, многие уже ищут работу, хотя все еще ожидают решения Миграционной службы. Сейчас этот процесс занимает несколько недель.

Помимо властей и организаций, частный сектор также протягивает руку помощи.

Например, рекрутинговое агентство StaffPoint и Центральный союз деловой жизни EK в середине марта начали совместный проект по поиску работы для 200-400 украинских беженцев.

К середине прошлой недели заявки на участие в проекте подали более 300 украинцев. С проектом уже сотрудничают более 40 компаний.

По словам Ану Ахокка, исполнительного директора StaffPoint, многие из соискателей не говорят по-английски, поэтому компании ищут решения, например, в виде модели парной работы, знакомой по клининговому сектору, или командной работы, где руководитель группы выступает в качестве переводчика.

Микко Рясянен, эксперт по трудовой и иммиграционной политике из EK, говорит, что теперь у компаний появилась возможность поощрять найм сотрудников, владеющих иностранными языками.

– Найм первого работника, говорящего на иностранном языке, во многом определяет то, что произойдет в будущем. Если опыт будет положительным, компания продолжит их трудоустройство, – говорит Рясянен.

К середине прошлой недели кадровая компания Barona получила около 400 заявок от украинцев.

Среди претендентов есть профессионалы из ИТ-сферы, административного сектора, сферы услуг и промышленности, говорит Элина Коскела, директор Barona по работе с международным персоналом.

По словам Коскела, около десяти из них нашли работу, которая может начаться после решения о временной защите.

Олена Фур рассчитывает вернуться в Украину, как только ситуация изменится. Изображение: Sakari Piippo / Yle

Какие возможности есть для украинцев?

Министерство труда и экономического развития пока не располагает статистическими данными о трудоустройстве украинских беженцев. Министерство знает о тех, кто в прошлом был трудоустроен через агентства занятости, но не имеет прямого доступа к данным со свободного рынка.

Что касается сезонных рабочих, то уже известно, что в этом году на финские фермы их приедет меньше, чем в прошлом. Украинские мужчины сейчас защищают свою родину.

Диапазон образования, языковых навыков и профессий прибывших украинцев широк. Есть много людей с высшим образованием, особенно среди молодых.

Сусанна Пиеппонен, специальный эксперт минтруда, считает, что возможности могут быть найдены, особенно в секторах, где наблюдается нехватка рабочей силы. К ним относятся ИТ, строительство, социальные услуги, здравоохранение и общественное питание.

– Но, конечно, есть профессии, где квалификация и языковые требования находятся намного выше, например, социальные и медицинские услуги и образование.

Ану Ахокас, директор компании StaffPoint, также хочет отметить, что украинцам, бегущим от войны, нужно дать время.

– Многие люди, возможно, подписали контракт слишком быстро, но реальность повседневной жизни такова, что многие матери все еще ищут более постоянное жилье для себя и своих детей, а также место, где их дети могли бы ходить в школу, – говорит Ахокас.

Уровень занятости может остаться низким

Митруда отмечает, что, по статистике, быстрее всего работу в Финляндии находят граждане ЕС, за ними следуют другие европейцы, а медленнее всего – выходцы из дальнего зарубежья.

– К сожалению, происходит именно так, хотя было бы важно устроить равные возможности для всех, – говорит Пиеппонен.

Причина въезда в страну также имеет большое значение. Уровень трудоустройства беженцев часто бывает низким в первый год после переезда.

В случае украинских беженцев трудоустройству способствует сравнительно высокий уровень образования и занятости в стране происхождения. Как европейские беженцы, они также сталкнутся с меньшей дискриминацией на рынке труда, говорит Антти Кайховаара, специальный эксперт минтруда.

– Поскольку агрессивную войну против Украины единодушно осуждают в странах ЕС, желание помочь жертвам военных действий велико, – заключает Кайховаара.

Кайховаара также отмечает, что украинцы провели в зоне конфликта меньше времени, чем среднестатистический беженец, что предположительно означает, что у них меньше физических и психологических травм.

Несмотря на это, уровень занятости украинцев может остаться низким. Большинство украинских беженцев – женщины, и многие из них – матери. По статистике, вероятность трудоустройства матерей среди иностранных женщин гораздо ниже, по сравнению с бездетными женщинами.

– Это не в последнюю очередь связано с тем, что поиск места для ребенка в детском саду может занять много времени, а у беженцев обычно нет близких родственников, которые могли бы помочь с уходом за ребенком, – отмечает Кайховаара.

Лента новостей