Перейти к содержанию

Финский музыкант украинского происхождения Лукас Стасевский играет на виолончели посреди войны: "Западные европейцы не подозревают, что для нас это принципиальный вопрос выживания"

В то время как посольства эвакуировали дипломатов, компании перевозили сотрудников, а миллионы украинцев уезжали на Запад, спасаясь от российского вторжения, финский гражданин Лукас Стасевский начинает в Украине один гуманитарный проект за другим, не забывая о музыке.

Изображение: Lukas Stasevskij

Спальный район Киева, на земле воронка от ракеты, сгоревшие машины и многоэтажка без стены. Внутри еще можно рассмотреть остатки мирной жизни, полки и даже мужчину, пытающегося собрать остатки вещей из того, что когда-то было его домом. И рядом со всем этим, на бетонных обломках музыкант играет на виолончели. Виолончель будто плачет от горя.

Видео, на котором играет финский виолончелист украинского происхождения Лукас Стасевский, появилось в социальных сетях в марте и быстро стало вирусным.

– Музыка передает очень много эмоций, которые трудно изложить словами, – рассказывает Лукас. – На этом видео я играл в Шевченковском районе Киева и выбрал музыку Пендерецкого. Кшиштоф Пендерецкий – это польский композитор, он сам был ребенком во время Второй мировой, и его музыка всегда напоминала мне истории о войне.

По словам Лукаса, его художественные акции направлены в первую очередь на финнов и на западных европейцев в целом, для которых вся эта война и ее причины дикие, ведь до сих пор в западноевропейском мире сильно мнение о братских украинском и российском народах.

– Западные европейцы даже не подозревают, что для нас это принципиальный вопрос выживания.

Изображение: Lukas Stasevskij

Украинец по рождению

Лукас Стасевский из известной финской семьи. Его отец – Андрей Стасевский, художник, старшая сестра Даля Стасевская – главный дирижер симфонического оркестра Лахти, сам Лукас с младшим братом Юстасом профессиональные музыканты.

Лукас родился в Таллинне, который в то время был частью Советского союза. После его распада семья переехала в Финляндию. Названная мать Лукаса – финка и говорила с ним на финском, отец братом с сестрой – на украинском. Себя он с детства считал украинцем, а в те времена украинцев часто не отделяли от россиян.

Школьником Лукас Стасевский часто бывал у бабушки в Украине. Изображение: Lukas Stasevskij

– Я учился в школе в Тампере, где иностранцев почти не было, и меня часто дразнили словом «ryssä» – это такой синоним к украинскому слову «москаль», слово очень оскорбительное. И это было парадоксально, ведь у моего отца-украинца были проукраинские патриотические взгляды. Собственно, я всегда подчеркивал, что мы с россиянами – разные народы.

Лукас Стасевский со старшей сестрой Далей Стасевской, бабушкой, младшим братом Юстасом и сестрой Софией. Изображение: Lukas Stasevskij

Последние годы, еще до полномасштабного вторжения России в Украину, после захвата Крыма и гибридной войны на Донбассе, на финском, своем втором родном языке, Лукас начал активно говорить и писать в финских медиа о проблеме российской монополии на украинское культурное наследие. Так, многие украинские художники и музыканты, писатели и художники годами считались в мире русскими из-за того, что жили и работали на территории либо Российской империи, либо в Советском союзе, хотя были украинцами.

– Когда, например, была выставка в Атенеуме Ильи Репина, я написал статью в Helsinki Sanomat (siirryt toiseen palveluun), в которой объяснил, что Репин это украинский художник, и почему важно это признавать. Я всегда активен в разъяснении разницы между украинцами и россиянами, для меня это близкая тема.

(Колонка Лукаса Стасевского вышла 21 апреля 2021 года и называлась «Игнорирование украинскости Ильи Репина является частью культурной собственности России». )

После этой колонки разгорелся скандал, звучали мысли о культуре, которая должна быть вне национальности. Старшее поколение финнов, травмированное, по мнению Лукаса, финляндизацией – о Советском союзе или хорошо или ничего, – избегало российско-украинского вопроса, а младшие – поколения Play Station, были всецело направлены на Запад.

– Мои сверстники каждый год ездили в Швецию, Эстонию, Германию и так далее, но никто даже подумать не мог ехать в Россию. Однако, удаленность была не только в отношении России, но и по отношению к Украине, Украина была такой территорией, которую не знали и не хотели знать. Это я говорю о молодом поколении.

Поэтому Лукас удивил всех, когда решил прервать успешную карьеру музыканта и... переехать в Украину.

Острое желание жить в Украине появилось у Лукаса еще в 2014 году, во время событий на Майдане. Тогда он был студентом в Швейцарии, и просто не мог позволить себе все бросить и поехать в Киев. Несколько лет ушло на то, чтобы мечта свершилась.

– Украинская культура всегда была мне очень близка, однако я никогда не жил в Украине. И хотя я сделал карьеру музыканта, у меня с детства была мечта стать кинорежиссером. Я решил построить свою идентичность заново – учиться на кинорежиссера и одновременно осуществить свою вторую мечту – жить в Украине, познакомиться и соединиться с Родиной.

Летом прошлого года Стасевский поступил в Киеве в Ukrainian film school, при киностудии Film.ua и начал учиться на кинорежиссера.

Встретить войну

В феврале 2022-го Лукас Стасевский жил в арендованной квартире на жилом массиве Троещина, рядом с киностудией, и снимал кино. Как вдруг, за две недели до начала войны, ему позвонили из посольства Финляндии в Украине.

– У меня же финское гражданство. Мне сказали, что я должен срочно уезжать, что опасно оставаться. На это я ответил, что не надо мне звонить, я не уеду, и буду здесь до конца.

О войне заранее говорила американская разведка, писала пресса, но до последнего в украинском окружении Лукаса почти никто в это не верил. Да и сам он, признается, думал, что наступление будет на Восток, на Харьков, но никак не на Киев. Произошедшее стало для него шоком.

– В 5.30 начались первые взрывы. Я был тогда на Троещине в своей съемной квартире. Позже я переехал на квартиру своего друга в центре, люди разъезжались, и друг оставил мне ключи. В ночь со второго на третий день было страшно – это была единственная ночь, когда я был в бомбоубежище, были обстрелы. Потом я к этому привык и взял себя в руки.

Когда первое оцепенение прошло, он начал делать то, что хорошо умел – снимал на камеру происходившее вокруг, а также давал интервью финским журналистам. В первые же дни организовал сбор гуманитарной помощи в Финляндии для Украины вместе с благотворительной организацией ”Бок-о-бок”.

– Нам тогда удалось собрать почти 21 тысячу евро, и очень много всего нам предоставили бесплатно, например лекарства. Целая фура – для военных и для сел Николаевской области. Меня поразило, как героически там объединялись люди с началом войны.

А еще – впервые за долгое время Лукас взял в руки виолончель. У него не было в Киеве своей, одолжил у друзей. То его первое видео разлетелось по миру, потому что язык инструмента понимали везде.

Язык виолончели

Он хотел бы быть в армии, но в армию берут только граждан Украины, а в украинский иностранный легион принимают только при наличии боевого опыта. Ни гражданства Украины, ни боевого опыта у Лукаса нет. Есть только свой собственный музыкальный фронт.

– Я хочу через искусство отразить то, что происходит в Украине – я играю на виолончели в местах разрушений. Хочу рассказать в этих своих видео историю того конкретного места, где я нахожусь.

После Киева Стасевский сыграл трагическое соло сюиты Баха в Буче, на улице Вокзальной, полной сожженной российской техники, недалеко от мест, где обнаружили десятки убитых мирных жителей.

Еще одно место – разбомбленный дом культуры в Ирпене – нашлось случайно.

– Один раз должен был играть в Гостомеле, но нас туда не пустили, потому что было разминирование. И когда мы ехали назад, я обратил внимание на этот разрушенный дом культуры. Мы вошли внутрь, я увидел там руины и то, что осталось от рояля, и подумал, что это символично.

В Украине разрушены тысячи образовательных и культурных объектов, несмотря на уже привычные заявления российских сил, что они не имеют к этому отношения. ”Разрушенный дом культуры в Ирпене после россиян. Что Рахманинов бы думал о своем народе после этого?" - задает у себя в соцсетях риторический вопрос Стасевский.

Стасевский хочет, чтобы для финнов Украина наконец перестала быть неизвестной землей где-то возле России. Чтобы Украину уже не делили на восточную и западную, на украино- или русскоязычную.

Ведь сейчас украинцы вместе борются за свой дом и свою свободу.

Изображение: Lukas Stasevskij

Лента новостей