Перейти к содержанию

Эксперт: “Россия восприняла шаг Финляндии как обиду, и эта обида не останется без ответа”

Заявление Владимира Путина о том, что у России нет проблем со вступлением Финляндии и Швеции в НАТО, по мнению политолога Владимира Гельмана, не означает того, что российское руководство оставит этот шаг без ответной реакции.

Профессор Владимир Гельман. Изображение: Silja Viitala / Yle

Как только финское руководство сообщило о намерении Финляндии вступить в НАТО, российский МИД заявил (siirryt toiseen palveluun), что Россия ответит на этот шаг "военно-техническим путем".

Спустя некоторое время риторика смягчилась – президент РФ Владимир Путин на саммите ОДКБ сообщил, что у России нет проблем с Финляндией и Швецией, а их вступление в НАТО не представляет непосредственной угрозы для Москвы.

В Финляндии эти слова восприняли как смягчение позиции, и некоторые аналитики предположили, что у России, завязшей в Украине, просто нет ни времени, ни возможности нагнетать обстановку на северных рубежах. Но эти оценки не оправдались. Пресс-секретарь МИДа России Мария Захарова ужев среду предупредила (siirryt toiseen palveluun) финнов о готовящемся “сюрпризе”, суть которого позже определят военные.

– Такая разная реакция свидетельствует о том, что вступление Финляндии и Швеции в НАТО стало для российского руководства сюрпризом, потому что еще несколько месяцев назад такого шага никто себе не мог представить, – говорит профессор Александровского Института при университете Хельсинки, политолог Владимир Гельман. – Сейчас России приходится импровизировать на ходу. Для каких-то немедленных ответов у российского руководства пока нет ни времени, ни ресурсов – все занято Украиной, но я уверен, что Россия не оставит эти действия без ответа, и Финляндии необходимо быть готовой к каким-то сюрпризам.

Совершенно очевидно то, что былого положительного имиджа Финляндии уже не будет. Финляндия вместе с остальными членами ЕС причислены к недружественным странам.

Владимир Гельман

К чему нужно готовится, понятное дело, никто не знает. Однако опыт подсказывает, что Россия может повторить проверенные меры гибридного воздействия – например, искусственно создать миграционный кризис.

– В Финляндии высказывались предположения о том, что Россия будет пытаться продвигать через российско-финскую границу мигрантов примерно так же, как Беларусь в прошлом году пыталась продвигать мигрантов через границу с Польшей и Литвой. Эти предположения не являются необоснованными, – считает Гельман.

Между тем, Турция заблокировала рассмотрение вопроса о вступлении Финляндии и Швеции в НАТО, а Владимир Путин готовится встретиться с турецким лидером Реджепом Эрдоганом. Есть ли между этими событиями какая-то связь?

– Мне кажется, у Путина и Эрдогана много других поводов для разговора. Но очевидно, что российские власти восприняли шаг Финляндии как глубокую обиду, и эта обида не останется без ответа – в этом можно быть абсолютно уверенным.

В российском информационном пространстве стали в последнее время появляться негативные материалы о Швеции и Финляндии, чего раньше приходилось наблюдать гораздо реже. Это напрямую связано с планируемым вступлением в НАТО. Эксперт, однако, не считает, что подобная пропаганда приобретет большой размах – до уровня антиукраинской риторики, во всяком случае, она точно не поднимется.

– Среди проблем, с которыми сталкивается Россия, проблема вступления Финляндии и Швеции в НАТО не является самой главной. Но совершенно очевидно то, что былого положительного имиджа Финляндии уже не будет. Финляндия вместе с остальными членами ЕС причислены к недружественным странам, поэтому о каком-то восстановлении тех представлений, которые существовали до 24 февраля, говорить не приходится.

Лента новостей