Новости

Александр II на железных дорогах Финляндии: политика на рельсах

mihaly zichy tanssiaiset rautatieasemalla
Венгерский художник Михай Зичи был придворным живописцем императорской семьи. На одном из своих самых крупных полотен он запечатлел бал на железнодорожном вокзале Хельсинки осенью 1863 года. Фото: Suomen rautatiemuseo

За столетие существования Великого княжества Финляндского Романовы не раз посещали его: как по делам государственной важности, так и для отдыха, но лишь около десятка этих поездок вошли в историю. Они оказались оказались судьбоносными для Финляндии и отчасти для всей Российской империи. Об этих путешествиях, совершенных императорами и членами их семьи, мы расскажем в небольшой серии очерков.

Император-освободитель Александр II стал первым российским монархом, который имел возможность проехаться по железным дорогам Великого княжества Финляндского – по той простой причине, что до него этих самых дорог просто не существовало. Старший сын Николая I взошел на престол в 1855 году, а спустя семь лет, 31 января 1862 года, был открыт первый участок финляндской железной дороги от Хельсинки до Хямеенлинна длиной в 108 километров.

Официальных визитов в Финляндию, в рамках которых Александр II пользовался железнодорожным сообщением, было три, и два из них произошли в течение одного года. Существуют, правда, свидетельства, согласно которым император несколько раз ездил на поезде на охоту в Финляндию, но не для него одного край тысячи озер был излюбленным местом отдыха.

Язык до Хельсинки доведет

В 1863 году Александр II дважды побывал в Финляндии, и оба раза он воспользовался буквально за год до этого открытой железной дорогой. 28 июля он прибыл на колесной императорской яхте «Штандарт» на Торговую площадь Хельсинки, где его уже ждали многочисленные официальные лица и любопытные граждане. Вместе с монархом приехала и его семья, в том числе его сын, будущий император Александр III.

Вечером следующего дня вся процессия погрузилась в специально для императорской семьи меблированный вагон и отправилась с вокзала в Хельсинки. Здания железнодорожных станций по ходу следования поезда были украшены флагами, лентами и зелеными венками, а также освещены факелами. По дороге поезд сделал остановку в Хювинкяя, где на вокзале местные влиятельные люди имели честь испить чаю с императором. В Риихимяки случилась еще одна незапланированная остановка из-за того, что перегрелся один из подшипников. Подоспевший на помощь станционный смотритель с ведром воды пробежал по платформе так близко к императору, что пролил немного на монаршие штаны. Александр как ни в чем не бывало улыбнулся и отошел в сторону.

Главной целью приезда царя в Финляндию был смотр финских армейских частей на плацу в Парола. В 1868 году в честь этого события на месте был установлен монумент в виде опирающегося на шар льва на гранитном постаменте. С 1935 по 1962 год плац был превращен в аэродром, преимущественно военный.

parolan leijona
Памятник в честь визита импреатора Александра II на военном плацу в Парола (Хямеенлинна) Фото: Wikimedia

Однако историческое значение имели вовсе не воинские учения. На второй день пребывания в Хямеенлинна Александр II встретился с одним из важнейших государственных деятелей и фенноманов своей эпохи Йоханом Снелльманом. Тот передал государю рескрипт о наделении финского языка статусом государственного, который император впоследствии подписал. Согласно документу, шведский оставался официальным языком, но чиновники были обязаны принимать прошения также на финском, а спустя двадцать лет после вступления высочайшего акта в силу все принимаемые в княжестве документы должны были публиковаться на двух языках. Спустя сто лет после этого события рядом с монументом льва был установлен памятный камень в знак обретения финским языком полноправного статуса.

Путь обратно в Хельсинки Александр проделал также на поезде. Он задержался в финской столице еще на один день, за который успел принять парад в свою честь на Сенатской площади, устроить торжественный прием в своем дворце (ныне президентский дворец) и посетить бал в «Кайвохуоне», который организовала супруга генерал-губернатора Финляндского, барона Платона Рокасовского. Визит императора завершился проливным дождем, и он удалился с бала сразу на корабль.

werner von hausen aleksanteri toinen snellman
Вернер фон Хаусен запечатлел на своем рисунке историческую встречу императора и сенатора Снелльмана. Фото: Museovirasto

Бал и вокзал

После путешествия государя в Финляндию в петербургской прессе стала появляться информация о том, что финны решили установить Александру II памятник и собрали на него уже 12800 рублей. Информация оказалась слухами, но памятник в итоге все же появился и был установлен на главной площади страны, правда, только в 1894 году. На памятнике значится всего один год, 1863, но отсылает он не к описанной выше поездке императора, а ко второй, судьбоносной для Финляндии дате.

14 сентября 1863, как и в предыдущий раз, Александр II прибыл в Финляндию на «Штандарте». Однако в тот дождливый вечер на хельсинкский берег сошли не родственники государя, а совсем другая свита, в основном состоявшая из государственных министров и их адъютантов. Все они приехали на невероятно важное событие – открытие второго в истории Княжества Финляндского сословного собрания. Первое, известное под названием Боргоский сейм, было созвано сразу после победы Российской империи в войне против шведов и присоединения финской территории к России. После этого собраний не было целых 54 года, и этот период в финской историографии называется «государственной ночью» (valtioyö).

ekman valtiopäivien avajaiset maalaus
Картина Роберта Вильгельма Эмана, на которой запечатлено открытие Александром II сословного собрания в императорском дворце (нынешнем президентском) Фото: Ritarihuone

Спустя два дня после прибытия император со своей свитой погрузился в поезд на вокзале Хельсинки и доехал на нем до первой же станции, которой в то время была Тиккурила. Там вся компания пересела на запряженную лошадьми повозку и направилась в усадьбу Трескенда, принадлежавшей бывшей фрейлине матери императора Авроре Карамзиной.

Аврора Карловна подготовила для царственной особы специальную программу. Для императорской охоты в имение были доставлены из Германии, Эстонии и Ливонии 200 зайцев, 12 лис, 15 оленей и 20 фазанов. В салоне, построенном специально для визита Александра II, планировалось сервировать завтрак, на который был приглашен 21 гость, обед с 46 гостями и ужин на 80-110 персон. Яства должны были готовить повара из парижского ресторана «Пале рояль» из продуктов, заказанных из Франции. Апогеем вечера стал бал с танцами, бенгальскими огнями и фейерверками. Уже поздно ночью, после бала государь отправился в Тиккурила, где сел в поезд и вернулся в столицу.

Но бал оказался не последним за эту поездку. 18 сентября, в день торжественного открытия сословного собрания, город Хельсинки устроил грандиозный званый вечер в честь этого события, императора и его спутников. И не где-либо, а в здании вокзала, открытого всего за год до этого и построенного по проекту отца художника Альберта Эдельфельта. Специально для бала зал отправления поездов был украшен венками, живыми цветами, флагами и многочисленными свечами. Император прибыл на торжество в полдесятого вечера и задержался часа на два.

Однако не одним только весельем был отмечен этот бал. Писатель, поэт и ученый Сакариас Топелиус вспоминает, что в зале ожидания для пассажиров первого класса у Александра II состоялся разговор с юной княжной Мари Линдер. Среди прочего она призвала императора-либерала предоставить гражданам свободу вероисповедания. На следующий день столичные газеты поставили под сомнение необходимость организации такого большого бала для двух тысяч человек при том, что часть народа голодает, и отчасти по этой причине торжественно убранный зал оказался в тот день доступен для посещения и для обычных людей.

Медвежья охота

Спустя четыре года после двух исторических визитов в Финляндию Александр издал указ о строительстве участка железной дороги от Риихимяки до Петербурга, который должен был соединить две столицы. В Финляндии считали, что проект принесет в первую очередь экономическую выгоду, но в России в нем видели также стратегическое с военной точки зрения значение, поэтому из государственной казны было выделено два с половиной миллиона рублей.

Первый участок, от Петербурга до Выборга, был закончен уже в 1868 году, а церемония открытия прошла летом на петербургском Финляндском вокзале. Освящать новою дорогу и подвижной состав прибыли несколько православных священников под руководством епископа Тихона. В своей речи он подчеркнул, что железная дорога имеет важное значение для объединения народов, но также напомнил, что поезда могут перевозить не только людей, но и безнравственность, дурные обычаи и вредные идеи. Епископа успокоил генерал-губернатор Финляндии, граф Николай Адлерберг, заверив, что в случае добропорядочного, честного и законопослушного народа Княжества Финляндского такие опасности Российской империи не грозят.

Участок от Риихимяки до Лахти был построен в 1869 году, а уже в следующем году дорога была полностью готова. Вскоре после ее завершения император и наследный князь воспользовались небольшим ее отрезком, отправившись на медвежью охоту. Губернатор Выборга получил распоряжение доставить на станцию «Голицыно» 400 мужиков и 30 лошадей с повозками. Согласно свидетельствам, добычей в той охоте стали два медведя, одного из которых убил император, а другого – великий князь Владимир Александрович, третий сын Александра II.

От Гангута до Шипки

С открытием сообщения между Петербургом и Хельсинки в Финляндии ощутили необходимость построить для императорской семьи специальный поезд, поскольку железная дорога не была соединена с остальной сетью Российской империи, и другие спецсоставы использовать было невозможно. Вагон для монарха и трапезный вагон были готовы уже в 1870 году, на следующий год был закончен вагон-кухня. В 1875 году поезд получил отдельный вагон для императрицы, а после – вагон-салон и отопительный вагон.

Именно на таком составе Александр и приехал с официальным визитом в Финляндию спустя долгих тринадцать лет. Официальной причиной поездки значилось приглашение на первую всеобщую финляндскую промышленную выставку, однако были у императора и стратегические задачи.

В 1875 году на Балканах вспыхнуло освободительная движение против господства Османской империи. Александр II был готов объявить войну Турции, но перед этим ему надо было заручиться поддержкой. В начале июля 1876 года он провел переговоры с императором Австро-Венгерской империи Францем Иосифом I, после чего вернулся в Петергоф, взял семью и 14 июля отправился в Хельсинки. Там он хотел удостовериться, что жители Великого Княжества остаются преданными российской короне.

Император посетил выставку, на которой выставлялся изготовленный в Хельсинки паровоз (таких построят два, после чего их производство признают экономически невыгодным), встретился с представителями финской знати, а к завершению трехдневной поездки наградил и повысил в чине многих чиновников и военачальников. После заключительного праздника в парке Тёёлё Александр с семьей уплыл на яхте «Держава» обратно в Петербург.

veturi teollisuusnäyttely
Одним из экспонатов промышленной выставки стал изготовленный в Хельсинки паровоз. Фото: Helsingin kaupunginmuseo

На следующий год Российская империя объявила войну Турции, в ходе которой была освобождена Болгария. В балканском походе российской армии с октября 1877 года участвовал 3-й стрелковый Финский лейб-гвардии батальон, который дошел вместе с собратьями по оружию до стен Константинополя.

Именно по этому поводу не так давно возник небольшой скандал. 3 марта этого года со дня подписания Сан-Стефанского мирного договора, который ежегодно празднуется как День освобождения Болгарии, прошло ровно 140 лет. По этому случаю в Софии побывал глава Русской православной церкви патриарх Кирилл, и ему очень не понравилось, что болгарский президент по традиции в своей речи выразил признание за освобождение всем народам, входившим в единую русскую армию: румынам, украинцам, белорусам, финнам, полякам, латышам и другим.

– Мне трудно было слышать все эти ссылки на участие других стран в освобождении. Ни польский, ни литовский сеймы не принимали участие в решении о начале войны с Османской империей, – заявил патриарх. – Мое самое светлое воспоминание от визита – это посещение Шипки (оборона горного перевала Шипка является одним из ключевых эпизодов русско-турецкой войны; в 1934 году там был установлен памятник). Там мы не увидели ни финляндских флагов, ни польских, ни румынских – только флаги России и Болгарии.

Suomen Kaartia lastataan junaan Helsingissä
Финский батальон на вокзале Хельсинки погружается в поезд, чтобы отправиться на войну с Турцией. Фото: Museovirasto

Хитросплетения судьбы

Как бы то ни было, финские солдаты в освобождении Болгарии участие принимали, на чем их участие в российской политике не закончилось. На Александра II было в общей сложности совершено шесть покушений. Пятое, произошедшее 5 февраля 1880 года, было осуществлено прямо в Зимнем дворце. Террористы под руководством Софьи Перовской узнали, что во дворце проходит ремонт подвалов, и крестьянин Степан Халтурин устроился туда столяром. Днем он облицовывал стены винного погреба, а по ночам доставлял туда мешки с динамитом. Погреб располагался как раз под столовой, в которой в день покушения должен был пройти званый ужин, однако поезд одного из членов императорской семьи опоздал, и ужин перенесли на полчаса. Когда прогремел взрыв, Александр находился неподалеку от столовой, но ни он, ни один из высокопоставленных гостей не пострадал.

Единственными пострадавшими стали 77 солдат из Финляндского полка охраны, которые находились на этаже между столовой и погребом. 11 оказались убиты, а 57 ранены. Вот так, подчас очень хитро переплетались судьбы императорского дома, железных дорог и Финляндии.

Следующее, шестое покушение оказалось удачным, и в первый день марта 1881 года Александр II погиб от бомбы террористов. На трон взошел его сын, император Александр III...

Последние новости