Новости

Александр III на железных дорогах Финляндии: звездный час провинциального города

keisarillinen paviljonki
Императорский павильон в Лаппеенранте в августе 1885 года Фото: Indurski Jakob, Museovirasto, Historian kuvakokoelma

За столетие существования Великого княжества Финляндского Романовы не раз посещали его: как по делам государственной важности, так и для отдыха. Но лишь около десятка этих поездок вошли в историю, потому что полностью или частично проходили по железным дорогам княжества. Многие из них оказались оказались судьбоносными для Финляндии и даже отчасти для Российской империи в целом. Об этих путешествиях императоров и членов их семьи мы расскажем вам в небольшой серии очерков.

Александр III очень любил отдыхать в Финляндии: сюда он приезжал в общей сложности 31 раз. Однако железными дорогами царь при этом воспользовался лишь дважды, в основном отдавая предпочтения перемещениям по морю.

Оба визита были похожими по своей цели, сценарию и структуре, но, как отмечали современники, заметно отличались по духу. Царившая в 1885 году умиротворенность сменилась опасениями императора относительно лояльности автономного региона в будущей войне, угроза которой вырисовывалась все четче, и недовольством финнов нападками на эту самую автономию со стороны центральной власти.

Не Париж

Железнодорожное сообщение между Петербургом и Хельсинки было открыто за одиннадцать лет до того, как Александр III взошел на российский престол, но император ни разу им не воспользовался. 3 августа 1881 года императорская чета скромно отметила в Петергофе именины супруги Александра Марии Федоровны, после чего на колесной яхте «Держава» отправилась в Выборг. Этой же яхтой для своих поездок в Финляндию пользовался и император Александр II, отец Александра III.

Эта поездка стала первым официальным визитом Царя-Миротворца в Великое княжество. До этого правящая чета ездила на острова Финского залива исключительно для отдыха: Александр наслаждался морскими пейзажами и занятиями, которые предлагал морской уклад жизни, а Мария Федоровна, урожденная датская принцесса Дагмара, беседовала со шведоязычными рыбаками и их женами.

Первый день Александр III со свитой провел в специально по этому случаю украшенном Выборге, а на следующий день сел на подготовленный для него императорский поезд и направился в Лаппеенранту, где его сопровождал генерал-губернатор княжества Федор Логгинович Гейден и выборгский губернатор Владимир (Вольдемар) фон Ден. Для охраны царского поезда по пути его следования были выписаны три роты резервистов и двести местных крестьян.

muistolaatta_willimiehen_jaljilla
Установленная Гильдией Лаппеенранты памятная доска на месте, где раньше располагался дом Фонтелл. «В императорском доме, находившемся на этом месте, в 1885 и 1891 годах жил Александр III со свитой». Фото: Willimiehen jäljillä

Еще во время строительства железной дороги от Риихимяки до Петербурга появилась идея сделать ответвление в Лаппеенранту, однако осуществляться она стала только тогда, когда в городе стало квартироваться все больше военнослужащих. Новую ветку начали строить в мае 1884 года, а первый поезд прошел по ней всего за два месяца до визита государя – и во многом благодаря ему.

Высочайшую чету разместили в деревянном доме, который за полвека до этого построил основатель первого бальнеологического курорта. Позже дом принадлежал владелице ресторана «Феникс» Элизе Фонтелл, по имени которой он и остался в истории. Сразу после визита Сенат Финляндии выкупил этот дом и еще два дома ниже него по улице, чтобы никто ненароком не испортил вид на Сайменское озеро новой постройкой.

Лаппеенранта хоть и была украшена к приезду императора, но как будто слегка стыдилась своей провинциальности. Наибольшей проблемой было размещение многочисленной свиты императора. Как вспоминали современники, кров нужно было найти для многочисленных слуг: сервировщиков столов, помешивателей жаркого, поливальщиков цветов, лакировщиков обуви и зажигателей фонарей. Поскольку в доме Фонтелл не было большого столового зала, Александру с семьей и гостями однажды пришлось трапезничать в конюшне.

Берег дикого человека

Официальной причиной визита императора был смотр расположенных в Лаппеенранте военных частей. И причина эта была полностью оправдана: каждый проведенный в городе день сопровождался военным парадом или военными учениями (в то время их называли маневрами). Но не забывал глава государства и о развлечениях: на второй день он совершил небольшое плавание на императорской яхте «Марево» к шлюзам Сайменского канала.

marevo jahti
Императорская яхта «Марево»

В пути Александр обратил внимание на стоявшую на берегу и что-то кричавшую пожилую женщину. «Ради Бога, что она кричит?» – спросил государь. «Она кричит vive l’Empereur («Да здравствует император!»)», – ответили ему. «Ах вот как это звучит», – ответил Александр и запомнил произнесенное женщиной слово Eläköön. А потом дал его в качестве названия новому судну, которое долгое время принадлежала лоцманскому департаменту Финляндии. Судно-близнец Eläköön с легкой руки императрицы Марии Федоровны обрело имя Willmanstrand – так звучит по-шведски название города Лаппеенранта, что дословно переводится как «берег дикого человека».

– Эх, Финляндия! Прекрасно здесь жить: ни бомбистов тебе, ни бандитов!

– Петр Черевин

Слегка «диким» показал себя и один из приближенных императора – генерал-лейтенант, шеф жандармов и ответственный за безопасность первых особ Петр Черевин. Для охраны здания водного курорта, в котором высочайшие гости проводили вечера, он направил целый отряд военных и сотрудников тайной полиции и приказал заколотить двери и закрыть оконные ставни. Лишь к концу визита генерал осознал, что Финляндия была самым безопасным уголком во всей империи, и однажды в разговоре с финским коллегой воскликнул:

– Эх, Финляндия! Прекрасно здесь жить: ни бомбистов тебе, ни бандитов!

7 августа Александр со свитой отправился на императорском поезде в Хельсинки, где провел три дня. Они были наполнены военными смотрами и светскими развлечениями, как и в Лаппеенранте. Обратно в Петербург государь уже возвращался не по железной дороге, а на яхте «Держава».

Застольная песня

Спустя шесть лет, летом 1891 года Александр III вновь вернулся на железные дороги Финляндии. Визит этот удивительным образом повторял канву предыдущего: императорская семья вышла на «Державе» из Петербурга в сторону Выборга, там пересела на поезд, доехала до Лаппеенранты и разместилась в доме Фонтелл. И целью визита вновь был смотр войсковых частей. Основным формальным отличием двух поездок стало то, что вместо Хельсинки император посетил Иматру.

За три дня гости успели не только поучаствовать в военных парадах и учениях, но и совершить многочисленные покупки, в том числе подарки. Среди приобретений императора не было сыра или рыбы, но отчасти они соответствовали сувенирам нынешнего времени: в их числе были различные ткани, деревянные поделки и ножи-финки. Для дома Фонтелл царь купил пару подсвечников, которые один умелец из Хямеенлинна выковал из пуль и гранат. Весь обратный путь до Петербурга после трехдневного визита император со свитой проделал по железной дороге.

Lappeenrannan_museot_1910_Fontellin_talo
Дом Фонтелл в конце XIX века Фото: Lappeenrannan museot

Основные отличия двух поездок императора были не заметны обычным горожанам. Для них предоставилась возможность воочию увидеть членов императорской фамилии, а город был в том же праздничном убранстве, что и шесть лет назад. Но визиты разительно отличались по духу. «Что-то произошло в российской и мировой истории... Что это было, кто направлял поток идей и бурление чувств в России, не могу сказать», – так описывал царившие в 1891 году настроения финский архитектор и писатель Юхан Яков Аренберг. Одним из примеров перемены в настроениях можно назвать то, что будущему финскому гимну «Наш край» (Maamme-laulu), звучавшему в 1885 году на всех мероприятиях с участием Александра, спустя шесть лет досталась лишь роль застольной песни.

Предпосылки к разладу в отношениях Российской империи и Великого княжества Финляндского возникли еще в середине 80-х годов XIX века. Сначала в Финляндии была введена метрическая система мер, затем финская почтовая служба была введена в состав российской почты и переведена в подчинение министерства внутренних дел Российской империи. Эти шаги, хоть они и могут показаться бытовыми и непринципиальными, имели важное значение для финского самосознания. Нарастающая угроза войны со стороны Германии и опасность того, что Балтийский регион станет театром военных действий, заставляла российскую власть задумываться над особым статусом стратегически важной территории.

Царствовать и жить Александру III оставалось еще три года. Смерть его тоже оказалась связана с железной дорогой: в 1888 году недалеко от Харькова императорский поезд потерпел крушение, в котором никто из правящей семьи не пострадал, но из-за сотрясения у Александра начала развиваться болезнь почек. Зимой 1894 года император простудился, и у него обнаружили нефрит. За один месяц он угас, находясь в Ливадийском дворце в Крыму, и там же скончался. Его старший сын Николай II продолжил начатую отцом политику русификации национальных окраин, а императорский поезд в дальнейшем направлялся в Финляндию уже из-за войны.

Последние новости

Muualla Yle.fi:ssä