Новости

Беженка из Сирии не может навестить своего престарелого отца – «Без финского гражданства нам не суждено встретиться с близкими»

Kun Nemat Khalilin pieni perhe tuli Suomeen syksyllä 2015, nyt viisivuotias Ghaith oli vain puolitoistavuotias.
Немат с сыном Фото: Nemat Khalilin albumi

У членов семьи Халил из Сирии есть вид на жительство в Финляндии. Несмотря на это, они не могут посетить родную страну или Турцию, где размещены их родственники – тоже сирийские беженцы.

– Я все время думаю об отце и боюсь, что никогда его больше не увижу.

На этих словах у Немат Халил надрывается голос.

– Еще я все время думаю о том, что ничем не могла помочь матери, когда она умирала от болезни почек в августе прошлого года. Я так и не смогла с ней увидеться. Что, если с отцом получится так же?

Все это Немат говорит на беглом финском языке. Она живет в городе Сейняйоки и учится в группе, где у всех остальных студентов родной язык финский.

У семьи Халил патовая ситуация: отец Немат не может въехать в Финляндию, сама Немат не может поехать в Сирию, и встречу нельзя устроить даже в соседних странах – Турции или Ливане, – пока у членов семьи только удостоверения личности беженцев, а не полноценные паспорта.

– Поэтому мы надеемся как можно скорее получить финское гражданство, чтобы поехать с встретиться с нашими близкими, – говорит Немат.

В этом ожидании она живет уже три года.

Сложно без близких

25-летняя Немат, выучившаяся на родине на учителя, приехала в Финляндию в качестве беженки осенью 2015 года вместе со своим мужем, 32-летним Мухаммедом Халилом, и сыном, которому сейчас уже пять лет. В тот год в страну приехало в общей сложности более 32 тысяч беженцев.

Путь из города Эль-Камышлы, расположенного на границе с Турцией, до Финляндии длился 22 дня. Семья проделала его на поезде, автобусе, машине, пешком и на резиновой лодке. Сначала через Турцию в Грецию, потом через всю Европу и Швецию в центр по приему беженцев в Каухава.

– Мой муж работал метеорологом в аэропорту, и его дважды похищали, чтобы он раскрыл рабочие секреты, – рассказывает Немат. – Когда он отказался, семье начали угрожать, и мы решили бежать. Ситуцация была очень опасной.

В последний раз Немат видела своих родителей более трех лет назад. Родственники ободряли ее и одобряли решение уехать – никто не видел другого выхода.

– Все плакали, когда мы уезжали.

Nemat Khalil opiskelee koulunkäynnin ohjaajaksi ja opettaa arabiaa Seinäjoella. Hänellä on opettajan korkeakoulututkinto myös Syyriasta.
Немат приехала в Финляндию, когда ей было 25 лет. Фото: Nemat Khalilin albumi

Изначально Немат с мужем и сыном хотели поехать в Швецию, о которой двоюродная сестра рассказывала много хорошего. Но по дороге они услышали немало лестных отзывов о Финляндии и стали искать в интернете информацию о малознакомой далекой стране.

– Хорошо, что мы приехали сюда. Здесь на самом деле безопасно и спокойно, мы можем жить свободно, можем учиться. Прежде всего мы хотели хорошей жизни для наших детей.

Пока ребенок у Халилов один, но они хотят завести еще одного. В Сирии многочисленные родственники помогали молодой семье, а в Финляндии им приходится справляться в одиночку.

– Без семьи все сложнее, даже если вокруг есть друзья.

У Немат – трое братьев и семь сестер. Трое из детей живут в Турции, один – в Ливане. Одна из сестер живет сейчас в Германии. Младшая сестра жила с отцом в Сирии, но вышла замуж и переехала к мужу. Семидесятилетний отец остался один в своем доме.

Немат ежедневно общается с родственниками в социальных сетях, но даже не рассчитывает на возможность перевезти в Финляндию отца.

– Несовершеннолетний может привезти сюда отца или мать, но мне уже 28 лет.

Подать не значит получить

Поскольку сирийцы фактически не имеют возможности подать заявление на объединение семьи в посольство Финляндии в Турции, отец Немат должен отправиться в какую-нибудь другую соседнюю страну. Сотрудники МИДа и Иммиграционного ведомства иногда совершают поездки в Ливан, чтобы легально находящиеся там граждане Сирии могли подать заявление на предоставление разрешения на пребывание в Финляндии. Во время этих поездок проводятся также интервью.

Все таких командировок начиная с января 2017 года было четыре, пятая планируется на начало следующего года. Впрочем, возможность подать заявление не гарантирует получение вида на жительство.

Кайса Хяркисаари из Иммиграционного ведомства говорит, что пожилые родители взрослых детей крайне редко получают разрешение на пребывание в Финляндии на основании семейных связей. Предоставление такого права подразумевает, что престарелый человек полностью зависит от проживающего в Финляндии родственника.

Чтобы подать заявление на предоставление гражданства, семья Халил должна прожить в стране не менее четырех лет. Ждать осталось год. А пока Немат строит планы на будущее:

– Надеюсь, что смогу выучиться на преподавателя. Мы оба хотели бы иметь хорошую работу и нормальную, мирную и безопасную жизнь, а детям обеспечить хорошее будущее.

Последние новости

Muualla Yle.fi:ssä