Новости

Брак под запретом – советскому парню и финской девушке понадобилось много терпения и... швейцарская шоколадка, чтобы пожениться

häät kiova
Финская рыжеволосая красавица и богемный фотохудожник с Киевской киностудии имени Довженко смогли пожениться только через полгода после рождения дочери. Фото: Фото из семейного альбома Александра Бронштейна.

Даже короткий выезд за границу долгие годы был недостижим для многих советских граждан, не говоря уже о браке с иностранцем. КГБ был готов идти на любые ухищрения, лишь бы не допустить интернациональных браков.

Он вспоминает те дни, сидя в кабинете в своем доме в Турку. Александр Бронштейн – на первый взгляд обычный финский пенсионер. Ухаживает за садом, любит готовить, много времени проводит с полуторагодовалым внуком, бородатый и седой, он чем-то напоминает Санта Клауса.

aleksandr kiova
Александр Бронштейн был рекламным фотографом на Киевской киностудии имени Александра Довженко и работал с советскими кинозвездами первой величины - Олегом Янковским, Людмилой Гурченко, Леонидом Филатовым. Фото: Фото Виталия Запорожченко, хранится в семейном альбоме Александра Бронштейна.

Кто бы мог подумать, что 40 лет назад он был богемным фотографом в советской Украине? Бронштейн работал на знаменитой Киевской киностудии имени Довженко со звездами первой величины: Олегом Янковским, Леонидом Филатовым, Людмилой Гурченко. По памяти с профессиональной фотографической точностью он и сейчас может описать героев того времени. Например, как сдержана была Гурченко вне камеры, «а в кадре в любой момент готова была взорваться легкостью».

neuvostofilmitähdet kiova
Советские актеры Людмила Гурченко и Олег Янковский снимались на Киностудии имени Александра Довженко и позировали для Александра Бронштейна. Фото: Фото Александра Бронштейна.

Среди его друзей были режиссеры, художники, музыканты. Однажды в компании его представили финской девушке по имени Кристиина. О ней было известно только то, что в Киев она приехала учить русский язык и получила на это специальную стипендию от Министерства образования. Знакомство так бы и осталось мимолетным, если бы не случай.

– Был День Победы, мы с друзьями сидели в кафе, огромные окна которого выходили на Крещатик, мы наблюдали за людьми, которые шли мимо, угадывали их профессии. И вдруг я вижу – проходит эта девушка, с которой нас познакомили однажды, и она – абсолютно инородное явление в этой толпе, – вспоминает Александр.

Люди на улицах в годы советского дефицита выглядели довольно однообразно, в ходу была в основном одежда темных цветов. Необычную красавицу с ярко-рыжими волосами было видно издалека, Александр до сих пор до мелочей помнит, вот что она была одета.

– На ней было платье в полоску, как тельняшка, немного выше колена, а на ногах то, что только через десятилетие стало модным и называлось леггинсы – она покупала солдатские кальсоны в военторге, обрезала завязки и носила. На ногах у нее были сандалии из грубой кожи, как у римлянок. И она так легко шла, словно летела в этой толпе.

näyttelijä, muusikko, arkkitehti
Среди друзей Александра были актеры, музыканты, архитекторы. Однажды в компании его представили финской девушке по имени Кристиина. Фото: Фото Игоря Костина

Реакция была молниеносной – он помчался догонять знакомую и позвал ее на кофе. Девушка ответила, что собиралась смотреть салют, но не против, если он составит компанию. Тот вечер они провели вместе, гуляя по весеннему Киеву. Потом было еще много таких вечеров вместе. Казалось, впереди только счастье.

Предотвратить брак

Во времена Сталина браки с иностранцами в СССР были запрещены законодательно. В большинстве случаев за одно лишь намерение связать судьбу с гражданином иностранного государства можно было оказаться в тюрьме или в ссылке, не говоря уже о потере работы. Брак с иностранцем считался предательством и антисоветчиной.

В брежневские времена запрет отменили, но лишь на бумаге. На деле применялись все способы, чтоб помешать такому союзу.

– СССР запрещал браки с иностранцами прежде всего чтобы человек не мог потом выехать за границу. Ведь такой брак, как правило, предполагал эмиграцию, – говорит киевский историк Эдуард Андрющенко.

Андрющенко приводит в пример докладную записку на имя первого партийного лица Украины Владимира Щербицкого от председателя КГБ Украины Виталия Федорчука, которую он нашел в недавно рассекреченных Службой безопасности Украины советских документах.

KGB ukraina kirjailija vera franko
Для того, чтобы предотвратить браки с иностранцами, в КГБ не гнушались ничем. Так, историк Эдуард Андрющенко обнаружил недавно рассекреченный Службой безопасности Украины документ, согласно которому сотрудникам КГБ пришлось украсть сумочку у невесты, внучки известного писателя Веры Франко, чтоб не допустить ее брака с американским гражданином. Фото: Фото: Архив Службы безопасности Украины
KGB ukraina kirjailija
Фото: Фото: Архив Службы безопасности Украины

В записке речь идет о внучке украинского писателя Ивана Франко Вере. Она собиралась замуж, ее жених Юрий Косач был гражданином США и к тому же племянником известной украинской поэтессы Леси Украинки. Шербицкий лично поручил предотвратить этот брак.

– В КГБ не придумали ничего лучше, чем накануне росписи организовать кражу сумочки невесты, где был ее паспорт, – рассказывает историк. – Она осталась без паспорта, и в ЗАГСе их, естественно, не приняли. Жениху пришлось покинуть Советский Союз, и назад ему вернуться так и не дали.

О том, на какие ухищрения шли в КГБ, чтобы помешать интернациональным бракам, не понаслышке знал и Бронштейн. Его друга прямо в центре города пытались спровоцировать на драку, чтоб потом под этим предлогом отказать в выезде за границу к невесте, а коллегу из киностудии, художницу, обвинили в проституции, чтоб не допустить ее брака с американским ювелиром.

– СССР – это страна дефицита, дефицита всего, и возможность иметь контакты за границей, выезжать за рубеж – тоже дефицит, – объясняет логику запретов Бронштейн. – Только проверенные люди должны были ездить, чтоб привозить проверенную, дозированную информацию.

Презент секретарше

Эмигрировать в Финляндию Александр не собирался, у него была хорошая работа, к тому же, в Киеве подрастал сын от первого брака. Поэтому они с Кристииной первое время даже не пробовали зарегистрировать брак. Она нашла работу в Москве, он ездил к ней каждые выходные, его знали в лицо все проводники ночного поезда. Это продолжалось до того момента, пока они не не узнали, что... ждут ребенка.

Рожать Кристиина уехала в Финляндию. О рождении дочери Сары он узнал по телефону, но ни малышку, ни ее маму он не мог даже навестить, ведь разрешения на выезд у него не было, а самое главное – не было основания для этого. Когда через целых полгода Кристиина с ребенком приехала на короткое время в Киев, стало очевидно: дальше так продолжаться не может, им нужно наконец пожениться.

kristiina saara
Жена Александра Кристиина с их дочерью Сарой. Сара родилась в Финляндии, но отца долго не пускали за пределы Советского союза даже после регистрации брака. Фото: Фото Александра Бронштейна

На дворе стояли 1980-е, к интернациональным бракам относились лояльнее, но по возможности затягивали процесс бюрократически.

– Я ощущал себя чем-то вроде бульдозера, – вспоминает Александр. – Словно передо мной стенка, и я во что бы то ни стало должен через нее пройти.

Регистрировали браки с иностранцами только в центральном городском ЗАГСе, и там пару огорошили новостью – сразу их расписать не могут. Сперва нужно переждать месяц на обдумывание. Месяц – это слишком долго, Кристиину ждал самолет обратно в Турку. Ускорить решение о браке мог лишь председатель Киевского горисполкома, но запись к нему на прием была за три месяца. Произошедшее далее напоминало парад неслыханной дерзости.

Александр пошел напрямую в горисполком, прорвался мимо длинных очередей, людей, ждущих приема часами, и открыл дверь в главный кабинет. В приемной сидела секретарша.

– А время же было сложное, ничего не было в магазинах. Я подарил ей пачку жвачек и швейцарскую шоколадку и говорю: "У меня к вашему шефу микроскопический вопрос". Она мне показывает, подождите, мол, заходит, и я слышу, как она говорит: "Надо одного парня принять". Я зашел и говорю: «Очень нужна ваша виза на роспись, у нас общий ребенок, я как порядочный человек должен оформить отношения».

Ошалев от наглости просителя, большой начальник вздохнул и взял заявление на роспись с иностранкой. Карандашом он написал на нем «Рассмотреть». Это не было слово «разрешить». Пометка как бы допускала брак, но снимала ответственность с того, кто ее написал.

Даже в день самой росписи с трудом верилось, что это все на самом деле. Кристиина была в черном платье, Александр в модных тогда вельветовых брюках, их Сара – в белом кружевном платье. В маленьком кафе на станции метро «Университетская» они ели фрукты, купленные на рынке, и пили шампанское с друзьями. Позже Кристиина с ребенком улетели. В следующий раз увидеть их Александру пришлось нескоро.

Интернациональное счастье

У интернациональных браков есть одна очень важная особенность, считает Элли Хейккиля, директор по исследованиям из Финского институт миграции и одна из соавторов книги «Мультикультурные браки как строители мостов». Такие союзы делают не только самих партнеров, но и всех их родных и друзей более восприимчивыми и открытыми к культуре, отличной от их собственной.

– Совершенно разные культуры и обстоятельства взросления каждого супруга во время взаимодействия могут образовывать так называемую «третью культуру», то есть объединять уникальным образом обе культуры супругов, – убеждена Элли.

Интернациональные браки открывают мир, учат терпимости и принятию.

Это все было не про Советский Союз – от другого мира граждан надежно прятал Железный Занавес, вспоминает Бронштейн. Именно потому даже после заключения брака его не выпускали из СССР. В Киевском ОВИРе ему отказали без объяснения причин, даже несмотря на жену и дочку за границей и отсутствие каких-либо проблем с законом. Пришлось штурмовать всесоюзный ОВИР и генеральские кабинеты, доказывать, что он не собирается бежать, ведь по еврейской линии он мог уже давно покинуть страну. Так правдами и неправдами заветное разрешение было получено.

Сквозь железный занавес

И вот куплен билет на поезд, собраны чемоданы. Никогда раньше до этого Александр не бывал за пределами Советского союза. Он даже не предполагал, какой культурный шок получит. Разница бросилась в глаза уже из окна поезда.

– Проезжал еще по Советскому союзу, мимо Выборга, еду, а там мусор какой-то валяется, шпалы брошенные, вокруг лес, заросший кустарником. Переезжаю границу и там – бабах – идеально все вокруг. Вроде бы географически то же самое, а на самом деле другой мир, все чисто, стерильно.

Запомнилось, что фотолаборантки с киностудии просили его привезти им в подарок большой тогдашний дефицит – «кулёчки», то целлофановые пакеты для покупок. С ними ходили на работу и даже стирали для дальнейшего использования. В Финляндии же оказалось, что в таких пакетах люди выносят мусор.

joulu tyttö
Самым большим чудом после советского быта для Александра оказалось празднование финнами Рождества. Это был и обмен подарками, и приготовления пряничных домиков, про которые раньше он читал только в сказках. "Я вдруг понял, чего нас лишили". На фото фото дочь Александра и Кристиины Сара дома на Рождество. Фото: Фото из семейного альбома Александра Бронштейна.

Александра не удивило изобилие продуктов в магазине, он и в Советском союзе относился к тем людям, что всегда и все могут «достать». Что стало открытием – это Рождество. Он приехал как раз перед праздником. В СССР его праздновать запрещали.

– Красота вокруг невероятная, все дарят друг другу маленькие рождественские подарочки. Наша Сара была маленькая еще, и гора подарков возле нее была выше ее самой! Я тогда понял, чего нас лишили…

На свою киностудию он вернулся едва ли не суперзвездой. До него никто и никогда не был за границей так долго, ни по путевке, ни с тургруппой. Послушать его впечатления после поездки собрался небольшой кинозал, в том числе сотрудник ОВИРа.

Но даже самые сладкие воспоминания о Финляндии не заставили его тогда покинуть Киев. Кристиина с Сарой переехали к нему, Кристиина нашла работу переводчицей в Киеве. Александр продолжал работать в кино.

Из Киева в Турку через Москву

Лишь спасаясь от Чернобыля они вначале уехали в Москву, а потом в 1990-е, во время разгула бандитизма, решили таки перебраться в Турку. Желание обезопасить семью перевесило все другие аргументы.

Предприимчивый Александр и в Турку не пропал. Он основал свой небольшой бизнес – экспорт финской рыбы, предприятие работает до сих пор. Кроме дочери Сары у них родился еще сын Самуэл.

perhe ukraina turku
Александр с детьми Сарой и Самуэлом в Турку. Изначально Александр даже не думал об эмиграции в Финляндию. В Украине у него рос сын от первого брака, и Кристиина нашла работу в Киеве, где они и собирались укорениться. Но когда случился Чернобыль, планы пришлось пересмотреть. Фото: Фото из семейного альбома Александра Бронштейна

Недавно Александр и Кристиина отметили 35-летие со дня свадьбы – той самой, которую отмечали в маленьком киевском кафе. У них дома в Турку часто бывают дети и друзья, а маленький внук – дедушкина и бабушкина радость.

perhe lapsenlapsi
Александр с внуком. Сейчас Александр - на пенсии, любит проводить время с внуком, мастерить и готовить. Фото: Фото из семейного альбома Александра Бронштейна

Алексадру иногда по-прежнему вспоминается тот весенний день и необыкновенная, будто парящая девушка-иностранка... То, что казалось невозможным, сбылось, как в сказке.

Последние новости

Muualla Yle.fi:ssä