Новости

«Чем-то сибиряки напоминают финнов»: 60 лет назад кризис в отношениях СССР и Финляндии разрешился в столице Сибири

novosibirsk ob sillat
Поскольку город разделяет одна из великих сибирских рек, важное значение в нем играют мосты. Шестьдесят лет назад Кекконен тоже старался навести мосты между Финляндией и Советским Союзом. Фото: Yle / Maxim Fedorov

Ровно 60 лет назад президент Урхо Калева Кекконен посетил Новосибирск. Это не был дежурный визит иностранного гостя – целью поездки было разрешение так называемого «‎Нотного кризиса». Накануне этого юбилея журналист Новостей Yle попытался на месте найти следы пребывания высокого гостя из Северной Европы.

В феврале 1961 года в Новосибирский зоопарк были доставлены три аргентинских удава длиной более трех метров каждый. В августе городской транспорт пополнился трамваями и троллейбусами без кондуктора. В сентябре в речной порт прибыли первые суда на подводных крыльях «‎Ракета». А 24 и 25 ноября город посетил президент Финляндии Урхо Калева Кекконен и встретился с Никитой Сергеевичем Хрущевым.

В жизни крупнейшего города Сибири это было скорее рядовое событие, а вот для истории Финляндии это была крайне важная веха. Поездка в Новосибирск и исторический эпизод, частью которого она являлась, привели к тому, что Кекконен оставался у власти почти четверть века. И, как полагают некоторые историки и современники, случилось это в результате заговора финского президента и КГБ.

Kekkonen novosibirsk
Хрущев, Кекконен и глава МИД Финляндии Карьялайнен в Новосибирске. Фото: Новосибирский городской архив / Novosibirskin kaupunginarkisto

Внезапная зима

В этом году настоящая зима началась в Западной Сибири в конце октября. Выпал хрустящий пушистый снег, а температура упала ниже минус пятнадцати. Лёту от Москвы меньше четырех часов практически строго на восток, а климат отличается радикально.

В столице России еще в разгаре осень: листья уже опали, но из-за высоких облаков выглядывает солнце и прогревает воздух до плюс десяти. В столице Сибири воздух пытается уколоть легкие. В глаза на фоне советских многоэтажек бросаются яркие пятна краснющей рябины. Не успевшая остыть Обь обдает клубами пара нависшие над ней мосты. В их числе и тот железнодорожный мост, из-за которого и появился Новосибирск. В девяностые годы XIX века вокруг моста через реку Обь, моста Транссиба, начал развиваться город, который получил название Новониколаевск, позже переименованный в Новосибирск.

Скорее всего, такая же погода стояла и шестьдесят лет назад, когда в сибирский город приехал Кекконен. Морозами жителя Хельсинки не удивить, хотя последние годы такие сильные холода навещают юг Финляндии нечасто. А вот рябина на фоне снега поразить может: до поздних первых финских снегопадов красные гроздья такими яркими обычно не доживают.

Но Кекконену в Новосибирске запомнилась не природа, а объемы строительства и энтузиазм сибиряков. Что вполне логично: финский президент ехал туда не в добром расположении духа, а в предчувствии сложных переговоров с советским руководством. Не до природных красот ему было. В дневниках он описал эту важную для себя поездку очень кратко:

22.11. Отправление в Советский Союз. Сначала на машине в Ловииса, где встретился с Юсси [младший брат Кекконена]. Сюльви [жена Кекконена] была со мной. Потом в Котканиеми [имение президента Свинхувуда в местечке Луумяки], а в Луумяки сел на поезд. В Лужайке [станция недалеко от Выборга, бывшая финская деревня Нурми] пересел в русский вагон. Встречал меня Молочков [заведующий Протокольным отделом МИД СССР]. Я попросил, чтобы не было речей на вокзале в Москве 23 числа.

23.11. Перелет в Новосибирск.

Фагерхольм [спикер парламента] предложил, чтобы меня избрали на 6 лет особым законом.

24.11. Переговоры в Новосибирске.

Вечером Хонка [канцлер юстиции] снял свою кандидатуру на пост президента.

25.11. Возвращение в Москву. Обед в Кремле. Речь.

26.11. Вечером возвращение в Хельсинки. Речь на радио и телевидении.

Ни подробностей, ни описания Новосибирска, ни даже имени Хрущева. Поэтому собирать информацию о поездке Кекконена пришлось по крупицам из разных источников. И, конечно, когда судьба занесла меня в крупнейший город Сибири, я не мог не попытаться найти какие-нибудь свидетельства о пребывании гостя из Финляндии.

В Сибирь по доброй и недоброй воле

Первые лица Финляндии, отправляясь с визитом к восточному соседу, редко заезжали дальше Москвы, Ленинграда или Карелии – и в двадцать первом веке Сочи. По ту сторону Уральского хребта из действующих президентов были Кекконен (в Новосибирске и на Камчатке), Тарья Халонен (в Ханты-Мансийске на Форуме финно-угорских народов) и Саули Ниинистё (в Нягани на открытии тепловой электростанции Fortum).

Еще двое были в Сибири задолго до того, как возглавили Финляндию. В 1908 году Карл Густав Эмиль Маннергейм возвращался из продлившейся два года Азиатской экспедиции по Транссибирской магистрали из Владивостока в Санкт-Петербург. А в 1914 году в Сибири оказался тот самый будущий третий финский президент Пер Эвинд Свинхувуд, чью усадьбу перед поездкой в Новосибирск навестил Кекконен. Оказался там Свинхувуд, правда, не по своей воле. За политическую деятельность и сопротивление русификации он был сослан в село Тымск Томской области, где провел два с половиной года.

Еще более необычно было то, что главной причиной приезда главы иностранного государства в далекий Новосибирск стало не налаживание культурных и экономических связей и даже не охота и рыбалка, а решение внешнеполитического конфликта.

К визиту Кекконена в Новосибирск привели несколько не связанных друг с другом событий, которые в ноябре 1961 сошлись в одной точке. Первое из них произошло в марте того же года в Финляндии. Тогда шесть партий объединились в так называемый «‎Союз Хонка» и приняли решение выдвинуть кандидатуру канцлера юстиции Олави Хонка на президентских выборах 1962 года и не допустить переизбрания центриста Кекконена на второй срок. В то время глава государства выбирался не прямым голосованием граждан, как сейчас, а через систему выборщиков. Три из шести стоявших за назначением Хонка кандидатом партий (СДП, Коалиция и Шведская народная партия) существуют до сих пор, еще одна – Партия мелких крестьян – в 1966 году была переименована в Сельскую партию Финляндии, а в 1995 году стала банкротом. На ее обломках была основана партия «‎Истинные финны».

Второе событие происходило на международной арене, но получило конкретное воплощение в августе 1961 года в Берлине. Рост напряженности в отношениях между СССР и Западом, между НАТО и Варшавским блоком вылился в строительство стены вокруг Западного Берлина. Советская сторона была озабочена возможным сближением Финляндии и западных сил, в частности ФРГ, поэтому 30 октября отправила Хельсинки дипломатическую ноту. В ней финским властям предлагалось провести совместные консультации в рамках подписанного после войны Договора о дружбе, сотрудничестве и взаимной помощи.

Хотя «‎консультации» как термин звучат безобидно, в договоре они напрямую связывались с военной угрозой. Финляндия не без оснований опасалась либо военной интервенции со стороны Союза, либо необходимости участия в военных действиях на стороне социалистического блока.

Известие о ноте от Советского Союза застало Кекконена на исходе его визита в Канаду и США, когда он с делегацией отдыхал на Гавайях. Финский президент не прервал свой отдых и, по словам очевидцев, даже не был удивлен «‎сюрпризу» с советской стороны. Вместо немедленного реагирования на новости с родины он отправился плавать. Гавайское турне с связи с нотой прервал министр иностранных дел Ахти Карьялайнен. Он тоже отреагировал на ноту довольно сухо, но скорее из-за своего сдержанного характера. Встретившим его в аэропорту Хельсинки финским журналистам он заявил, что не будет комментировать ноту, а пойдет спать после долгой дороги.

Министр иностранных дел Карьялайнен возвращается в Финляндию после визита в США

Видео: ahti karjalainen saapuu helsinkiin

Для обсуждения ноты 10 ноября в Москву приехала делегация во главе с Карьялайненом. Это не помогло, и 14 ноября Кекконен распустил парламент и назначил новые выборы для обеспечения «‎более дружелюбной внешней политики» (читай: дружелюбной к Советскому союзу). На следующий день замминистра иностранных дел СССР Василий Кузнецов сообщил послу Финляндии в Москве Ээро Вуори, что роспуска парламента недостаточно и что потребуются двусторонние переговоры. Тогда началась подготовка поездки Кекконена в страну советов.

Третьим важным событием стало основание в 1957 году под Новосибирском Сибирского отделения Академии Наук. Научный центр по ту сторону Уральских гор потребовался как в связи с открытием природных богатств Сибири, так и в качестве запасного плацдарма на случай невозможности осуществления деятельности в Москве, Ленинграде или Киеве. Неподалеку от недавно образованного Новосибирского водохранилища (оно же Обское море) расположился Академгородок с жилыми домами сотрудников и научными институтами, вписанными в живописный хвойный лес. Осенью шестьдесят первого там шло бурное строительство, и Хрущев не преминул возможностью показать гостю из Финляндии свое сибирское детище.

«Гостеприимные, добродушные люди, чуть-чуть суровые»

В поисках свидетельств и воспоминаний о приезде Кекконена я обратился в музей Новосибирска. Там берегут память о визитах первых лиц и несколько лет назад даже подготовили выставку о приезде в 1966 году президента Франции Шарля де Голля. Сотрудникам музея даже удалось найти золотую зажигалку, которую французский генерал подарил новосибирскому гаишнику.

– К сожалению, после приезда Кекконена ни артефактов, ни даже каких-нибудь подробных материалов не сохранилось, хотя это было всего пятью годами ранее, – говорит директор музея Елена Михайловна Щукина.

Специально для меня она нашла в архивах несколько фотографий статей из газеты «‎Советская Сибирь», в которых освещался визит финского президента. Судя по этим заметкам и по воспоминаниям современников, поездка проходила так:

22 ноября Кекконен со свитой отправился в Советский союз. Власти не хотели, чтобы на вокзале собралась толпа провожающих, поэтому был выбран маршрут через станцию Луумяки, описанный выше в дневнике президента.

23 ноября спецборт с финнами на борту отправился из Москвы в Новосибирск. Финскую делегацию разместили на так называемых Обкомовских дачах, расположенных в лесу на берегу Оби к северу от города.

kekkonen tulo tolmachevo novosibirsk
Кекконена и финскую делегацию встречали в новосибирском аэропорту. Фото: Государственный архив Новосибирской области / Novosibirskin alueen arkisto
kekkonen tulo tolmachevo
Фото: Государственный архив Новосибирской области / Novosibirskin alueen arkisto

Утром 24 ноября состоялся завтрак, на котором стороны начали обсуждение политической повестки. Хрущев объяснил, что нота была связана не с действиями Финляндии, а с опасениями СССР по поводу военного сближения Западной Германии с Данией и Норвегией.

После этого делегации отправились в Академгородок, где посетили один или два научных института и продолжили переговоры. Старший научный сотрудник Института всеобщей истории РАН Татьяна Андросова в своей статье «‎Советско-финляндские отношения в 1956-1962 годах» так описывает содержательную сторону общения Хрущева и Кекконена:

В целом беседа представляет собой напоминание Финляндии о ее обязательствах по Договору 1948 года. Как видно, Хрущеву было важно еще раз услышать заверения в незыблемости официальной внешнеполитической линии Финляндии, и такие заверения он от Кекконена получил. Кекконен, со своей стороны, последовательно пытался склонить Хрущева к отказу от военных консультаций, что, как он выразился, явилось бы "весомым доказательством мирных устремлений СССР". Указывая на меняющееся отношение на Западе к нейтральной политике Финляндии, он призывал Хрущева, в свою очередь, проявить доверие.

Переговоры закончились тем, что Советский Союз отказался от проведения военных консультаций. «‎Нотный кризис» был разрешен. Вечером Кекконен посетил знаменитый театр оперы и балета Новосибирска, где посмотрел балет «‎Щелкунчик». На следующее утро, 25 ноября, финская делегация вылетела на самолете «‎Ил-18» в Москву, а на прощание Кекконен сказал журналистам:

«Это действительно промышленный и культурный центр Сибири. Он растет стремительно. Чувствуется, что новосибирцы любят свой город. Встречи в оперном театре, где я смотрел балет «Щелкунчик», и в городке ученых с сибиряками убедили меня, что они гостеприимные, добродушные люди, чуть-чуть суровые. Чем-то сибиряки напоминают финнов».

kekkonen lähtö tolmachevo novosibirsk
Проводы Кекконена в новосибирском аэропорту «‎Толмачево» утром 25 ноября 1961 года. Фото: Государственный архив Новосибирской области / Novosibirskin alueen arkisto

Благодаря разнице во времени финская делегация прибыла в Москву тоже утром. Поэтому у Кекконена было время отобедать в Кремле с Леонидом Ильичом Брежневым. В то время он был членом Президиума ЦК КПСС, а спустя пару лет стал первым секретарем Центрального комитета партии. Восемнадцать лет – с 1964 по 1982 год – Кекконен и Брежнев параллельно возглавляли свои страны, и у них сложились доверительные, даже дружеские отношения.

Из Москвы финны продолжили свой путь на родину на поезде. В Хельсинки у вокзала Кекконена встречал военный оркестр и толпа народа. Встречали его как триумфатора, уберегшего страну от конфликта с мощным соседом.

«‎Союз Хонка» распался. 25 ноября, когда Кекконен летел в Москву, Олави Хонка уже снял свою кандидатуру с поста президента. Глава государства же вернулся в качестве политика, который умеет договариваться с советской стороной, что проложило ему путь к переизбранию в 1962 году.

26 ноября 1961 года Урхо Кекконен выступил по радио и телевидению со ставшим историческим обращением к народу Финляндии. Двадцатиминутная речь была пропитана духом политики признания внешнеполитических реалий, которую называли «‎линией Паасикиви-Кекконена» или, как выражались критики этой политики, «‎финляндизацией».

Как я сказал вчера в Кремле, наши переговоры в Новосибирске стали одной из важнейших встреч лидеров Финляндии и Советского Союза. Председатель Совета министров Хрущев продемонстрировал – как и часто до этого – большое понимание положения Финляндии, ее позиции и желаний. Глава Совета министров Хрущев – лидер СССР и, конечно, опирается во всем прежде всего на интересы своей страны, но он и большой друг Финляндии, как и многие его коллеги по правительству, и мы всегда можем рассчитывать на его понимание. И об этом надо с благодарностью помнить в Финляндии. Я заметил, с каким удовольствием у нас присоединяются к западной критике в сторону председателя Совета министров Хрущева, но мой многолетний опыт уверяет, что это не служит на благо Финляндии.

Я не говорю о частных людях, а о благе всей Финляндии и о ее будущем. Я горячо прошу, чтобы все финны могли в едином искреннем порыве поддержать ту нашу национальную линию внешней политики, которая единственная способна обеспечить нам и нашим детям мир и успех в нашей любимой и родной стране.

Обращение Кекконена (на финском языке)

Видео: kekkosen puhe

Город ученых

Попытался я найти следы пребывания финского президента и в Академгородке. В этом мне вызвался помочь советник председателя Сибирского отделения РАН Андрей Владимирович Соболевский. Он постарался найти живых свидетелей приезда Кекконена среди старожилов Академгородка, но людей нужного возраста, еще и которые как-то были связаны с организацией визита, в сжатые сроки отыскать не удалось. Вместо этого он рассказал мне, каким мог увидеть молодой Академгородок глава Финляндии.

– Кекконен застал здесь большую стройку. Из зданий здесь были готовы пара научных институтов, школа и несколько жилых трехэтажных домов. И масштабная стройка с бараками, – рассказывает Андрей Соболевский.

akademgorodok novosibirsk
Первым построенным в Академгородке научным учреждением стал институт гидродинамики. Снаружи научные институты – непритязательные, но добротные советские постройки. Внутри похоже на любое советское учреждение, хотя иногда таят в себе жемчужины вроде мозаик. Фото: Yle / Maxim Fedorov

Он сам, ребенок Академгородка, видел в детстве иностранного президента – только не Кекконена, а де Голля в 1966 году. О визите финского лидера свидетельств практически не сохранилось. Подробнее всего о своем пребывании в городе ученых рассказал газете «‎Правда» сам Кекконен.

kekkonen pravda

К приезду финского президента в Академгородке было закончено строительство институтов гидродинамики, ядерной физики и геологии и геофизики. В одном из них, предполагает Соболевский, и общались Хрущев с Кекконеном.

– За много десятилетий история Академгородка и его основания обросла множеством легенд. Но вот легенда, связанная с приездом Кекконена, находит свое подтверждение.

Мой собеседник имеет в виду историю о том, что финского президента в Новосибирске парил в бане легендарный советский хоккейный тренер Анатолий Тарасов. Новости Yle писали о ней в 2014 году, когда в книге «‎По лезвию ножа: путь Финляндии через опасные годы 1944-1962» вышла статья финского историка Маркку Йокисипиля «‎Сибирский поход в сауну». Но еще раньше, в 2007 году, об этом эпизоде в российской прессе рассказывал сын командующего войсками Сибирского военного округа Глеба Владимировича Бакланова, который отвечал за прием финских гостей.

Бакланов приятельствовал с Тарасовым, который в то время волею судеб находился в Новосибирске, и обратился к тому за помощью. Хоккейный тренер, большой любитель бани, зная о пристрастии финнов к сауне, предложил отвести Кекконена попариться. Все было организовано в кратчайшие сроки на высшем уровне, а Тарасов решил скрыть от финского президента свою личность и представился местным жителем. Культурный уровень и образованность «‎обычного банщика» поразили Кекконена до глубины души.

Ну и последним пунктом программы визита Кекконена стал балет «‎Щелкунчик» в Новосибирском театре оперы и балета. Этот театр не мог не поразить финского президента. Он до сих пор остается крупнейшим театром России со зрительным залом на 2600 посадочных мест. С Финляндией начала шестидесятых вообще сложно сравнивать, потому что Национальная опера и балет располагались в то время в небольшом императорском Александровском театре. Ни отдельного здания оперы, ни даже Дворца «‎Финляндия» еще не было.

Повезло попасть на «‎Щелкунчик» и мне – благо, предновогодний сезон в опере начинается рано. Хотя театр пережил в начале двухтысячных реконструкцию и выглядит не совсем так, как его увидел Кекконен, он все равно производит впечатление своей монументальностью… и демократичностью зрительного зала. В отличие от традиционных оперных залов, этот выполнен в форме амфитеатра, из-за чего акустика прекрасная на любом месте и сцену тоже хорошо видно отовсюду. Кроме того, в зале нет «‎царской» ложи, а официальные делегации обычно сидят в первых рядах партера. Так что Кекконен тоже сидел где-то неподалеку от сибирских зрителей.

ooppera novosibirsk pähkinänsärkijä
Как и шестьдесят лет назад, в оперном театре идет балет «‎Щелкунчик». Фото: Yle / Maxim Fedorov

Теория заговора

Рассказ о поездке финского президента в Новосибирск был бы неполным без упоминания теории, согласно которой весь «‎Нотный кризис» был умелой инсценировкой, организованной Кекконеном совместно с КГБ. Такой версии придерживается, к примеру, автор книги «‎Новосибирская постановка» Ханну Рауткаллио. По его мнению, вся история была политическим театром: Советский Союз хотел повлиять на президентские выборы в Финляндии, чтобы гарантировать нахождение у власти своего фаворита, а Кекконен хотел остаться у руля.

Рауткаллио пишет о том, что план по разгону парламента Кекконен представил советскому послу Алексею Захарову еще в апреле 1961 года. И в ноябре, пока шведская газета Dagens Nyheter писала о том, что Финляндия фактически потеряла независимость, а советские танки скоро пойдут по финской земле, Кекконен спокойно нейтрализовал своих внутриполитических соперников.

Резидент КГБ в Хельсинки Виктор Владимиров тоже полагает, что кризис был искусственно создан для «‎исправления» политической обстановки в Финляндии в более выгодную для СССР сторону. Он, правда, считает, что Кекконен хоть и знал об условиях дипломатической ноты, не был инициатором кризиса. Советское руководство просто хотело разогнать таким образом предвыборный блок Олави Хонка, вдохновителем которого был давнишний идеологический противник СССР Вяйнё Таннер.

Татьяна Андросова пишет, что на основании протокольных записей бесед Кекконена и Хрущева в Новосибирске она склоняется к тому, что договоренностей между ними не было. Хрущев в подробностях объяснял, что беспокоит СССР в вопросах политики безопасности Северной Европы, а Кекконен говорил о необходимости отмены консультаций. Впрочем, Андросова в то же время считает, что визит в Новосибирск с точки зрения улаживания «‎Нотного кризиса» не был необходим, а вопрос о военных консультациях был снят еще во время визита министра иностранных дел Карьялайнена в Москву в середине ноября. Встреча лидеров двух стран, однако, имела важное репутационное значение.

Как обстояли дела на самом деле, вряд ли удастся узнать в ближайшее время. Многие документы, связанные с визитом президента Финляндии в Сибирь в 1961 году, до сих пор хранятся в секретных архивах. Так что вопросов, которые можно изучать в этом историческом периоде, еще предостаточно.

Ну а сейчас финны посещают Сибирь по намного более мирным поводам: туризм, бизнес, поездки к знакомым. А как минимум двое финнов – Харри Сятери и Юрки Йокипакка – на данный момент живут в Новосибирске, играют в хоккейном клубе «Сибирь» и имеют возможность любоваться горящими кострами рябин.

Вырезки из газеты «‎Советская Сибирь» о визите Кекконена:

Kekkonen saapuu
kekkonen aamiainen
kekkonen aamiainen osa 2
kekkonen tyytyvainen novosibirsk
kekkonen lahto novosibirsk

Последние новости

Muualla Yle.fi:ssä