Новости

Домашние любимцы финских президентов

Urho Kekkonen lenkkeilemässä koiransa kanssa.
Кекконен гуляет с борзой Милой Фото: Yle

Маннергейм был известен своей любовью к лошадям, Урхо Кекконен держал собак, а Тарья Халонен – кошек. Сейчас титул «первой собаки страны» и всеобщего любимца по праву отдан Ленну – бостонскому терьеру президента Ниинистё и его супруги.

Лошади маршала Маннергейма

Любовь К. Г. Маннергейма к лошадям была широко известна и зародилась еще в детстве. В родовом поместье барона Карла Роберта Маннергейма, отца будущего маршала, жизнь была поставлена на широкую ногу, и у детей был свой пони - маленький, крепкий Смулан или Муру, как его называли на финский манер. Муру запрягали в небольшую сенную повозку, которую специально для детей смастерил плотник, и катались на нем по лугам и полям, принадлежащим графу.

В конце 1870-х, когда Карл Густав подрос, у него появилась первая настоящая лошадь – кобыла по кличке Принцесса. В 1879-м Маннергейма исключили из гимназии, после чего он проводил время в долгих поездках верхом. Но время беззаботных прогулок быстро прошло – в 1880-м году семейство обанкротилось, и имение продали. Вместе с ним к новым владельцам отошли и Муру, и Принцесса. Для Маннергейма это был серьезный удар.

После того, как будущий финский президент уехал в Россию и получил офицерский чин, а потом и назначение в Придворную конюшенную часть, его любовь к лошадям получила возможность расцвести пышным цветом. Маннергейм занимался комплектацией царской конюшни лошадьми – понятно, что лошади государя должны были быть лучшими в России, поэтому Карл Густав придирчиво инспектировал манежи. О себе он тоже не забывал – до того, как вернуться в Финляндию, Маннергейм успел поездить на 20 лошадях в России, с успехом участвуя в скачках и смотрах. Одна из первых лошадей Маннергейма, кобыла Лилли, своими победами на скачках принесла своему владельцу более трех тысяч рублей – и это в то время, когда аренда квартиры в престижном и дорогом доме стоила порядка 70 рублей в месяц!

Одной из любимых лошадей Маннергейма был гнедой жеребец Талисман. Именно на нем Маннергейм, будучи тогда в чине подполковника российской армии, участвовал в сражениях Русско-японской войны. Благородное животное погибло под пулями, но успело вынести из боя своего хозяина и доставить его в безопасное место.

«Вы не поверите, как сильно я скучаю по этому коню. Это было удивительное существо, его отец – победитель скачек в Дерби. От него Талисман унаследовал свой безупречный бег. За зиму я привел его в отличную форму. Талисмана отличал благородный, горячий нрав, уверенный шаг, пружинистая рысь, великолепный галоп и чрезвычайно скромный расход сена. Если бы он не был таким злобным по отношению к другим лошадям, он был бы просто эталоном», – писал Маннергейм одному из своих адресатов военного времени.

Маннергейм принимает парад победы 1918 года, сидя верхом на жеребце Нептуне
Маннергейм принимает парад победы 1918 года, сидя верхом на жеребце Нептуне Фото: Helsingin kaupunginmuseo

Последним скакуном маршала стала кобыла по кличке Кэти, появившаяся на свет в 1934 году в Швеции. Будучи уже немолодым человеком, Маннергейм начал подыскивать себе спокойную лошадку с добрым нравом, которая не боялась бы трамваев и уличного движения, и в итоге нашел Кэти, которую привезли в Финляндию в 1938 году. Правда, мечтам о спокойных прогулках суждено было остаться мечтами – послушная, резвая и смышленая Кэти стала боевой лошадью: в 1939 году началась война.

Кэти верой и правдой служила своему хозяину, а в послевоенные годы, когда здоровье маршала начало сдавать, она даже научилась иноходи. Иноходь считается наиболее удобным и приятным для наездника аллюром.

Кэти даже принимала участие в похоронах Маннергейма, хотя государственный совет был категорически против, считая это неподобающим. Незадолго до своей смерти Маннергейм в разговоре с доверенным, подполковником Ларсом Рённквистом, заговорил о том, с какими почестями принято было хоронить офицеров, и Рённквист понял намек. Пока с маршалом прощались в церкви, Кэти спрятали во дворе полицейского участка, а позже офицеры вывели ее и присоединились к похоронной процессии. Лошадь, увенчанная траурными лентами, которые раздобыл для нее Рённквист, проводила своего хозяина в последний путь.

Последнюю лошадь маршала Маннергейма в 1953 году похоронили в саду при государственной конюшне, на ее могиле установлен памятник.

Собаки Кекконена

Долгосрочный президент Финляндии У. К. Кекконен славился своей любовью к собакам – и хорошими отношениями с Советским Союзом. Поэтому нет ничего удивительного в том, что восточные соседи подарили Кекконену пару борзых – Лео и Людмилу. Также у президента был мюнстерлендер Исабелла или Иса. По словам Сюльви Кекконен, собаки были заботой мужа, поскольку хрупкая и болезненная жена президента не справлялась с требующими муштры животными. В свою очередь, Кекконен, обожавший прогулки и спорт, брал четвероногих питомцев и в лес, и на лыжню.

Кекконен любил своих собак, но порой они его огорчали. Так, в 1970-е годы Сюльви Кекконен рассказала в интервью, что Иса настолько избалованная и прожорливая, что может проглотить кусок масла в упаковке и не подавиться. По словам Сюльви, чете иногда становилось неловко за свою собаку на прогулках, поскольку изяществом она не отличалась. Сюльви утверждала, что они пытались не баловать Ису, но это делали другие. В то время в Мянтюниеми развернулась постройка бассейна, и добросердечные строители закармливали собаку, не выдерживая ее умилительных взглядов.

Presidentti Urho Kekkonen ulkoilee koiran kanssa Kultarannassa.
Кекконен и Иса Фото: Antero Tenhunen / Yle

В свою очередь, борзая Мила, как прозвали собаку в семье Кекконенов, выделялась прекрасной статью, но умом не блистала. В книге «Питомцы президентов» Теа Кекконен, дочь президента, вспоминает:

- Мила была глуповатой. Она могла залезть между стеной и подоконником и начать скулить, не сумев выбраться наружу самостоятельно.

В то же время что Кекконен, что Сюльви превозносили своих собак до небес. Благодаря советскому подарку, Кекконен стал уважаемым заводчиком: Лео и Людмила отлично показали себя на выставках, и их потомство до сих пор живет в Финляндии.

Койвисто и мопсы

Титул первого прославившегося на всю страну президентского питомца принадлежит мопсу Понтиусу. Чета Койвисто стала первой президентской парой, поселившейся в резиденции Мянтюниеми. Их переезд произошел в буквальном смысле по сценарию «с корабля на бал». Койвисто отправились с трехдневным визитом в Страсбург, а вернулись уже в новый дом, где их и встречал Понтиус. Он так обрадовался Асси Койвисто, дочери президента, которая отправилась в поездку вместе с родителями, что стремглав преодолел большой парадный зал и бросился в объятия хозяйки. Этот трогательный момент и запечатлели камеры журналистов. Снимки разлетелись по всей стране, и Понтиус в одночасье проснулся знаменитым.

Мопсы Койвисто, который находился у власти 12 лет, успели за это время сделать своей территорией не только Мянтюниеми, но и Президентский дворец. Супруга президента частенько выгуливала их неподалеку.

Чета Койвисто и их дочь Асси переезжают в Мянтюниеми. На фото Асси и мопс Понтиус
Чета Койвисто и их дочь Асси переезжают в Мянтюниеми. На фото Асси и мопс Понтиус Фото: Elävä arkisto

Халонен и кошки

Последователь Койвисто на президентском посту, Мартти Ахтисаари, вел кочевую жизнь – он много путешествовал и поэтому не хотел обзаводиться питомцами. А вот Тарья Халонен привезла в Мянтюниеми двух кошек – Миску и Ронтти.

Халонен не гналась за родословной питомцев – и Миска, и Ронтти были обычными дворовыми кошками, которых семья Халонен подобрала в Лохья. Сперва в семье появилась пестрая Ронтти, которая на самом деле принадлежала дочери Халонен Анне. Та уехала учиться за границу и оставила питомицу матери. Через два года в семействе появилась черная Миска.

Обе кошки последовали за Халонен из ее квартирки на Хаканиеми в президентские апаратаменты Мянтюниеми и оттуда – в Култаранта, летнюю резиденцию. Миска была любимицей публики, социальная, ласковая и активная кошка умела завоевывать сердца. Ронтти же была более независимой и самостоятельной, ее любимым хобби было уничтожение домашних растений Халонен.

Обе кошки прожили долгую жизнь, но пришло и их время покинуть этот мир. Миска умерла в 2011, а Ронтти – в 2012 году. После того как Халонен в нескольких интервью призналась, что горюет по своим питомцам, российский премьер Дмитрий Медведев подарил ей кошечку Мегги породы «невская маскарадная».
Халонен позже признавалась, что у Мегги очень своенравный характер, но они все равно хорошо уживаются.

Ниинистё и звезда телекамер Ленну

«Первой собакой страны» с приходом ко власти президента Ниинистё стал бостонский терьер Ленну. Недавно ему исполнилось 8 лет. Ленну неоднократно попадал в объектив камер и благодаря журналистам прославился на всю страну: особенно умилили финнов прошлогодние фотографии «улыбающегося» Ленну на руках у президента. По традиции, накануне рождества президентская чета принимала подарки от общественных организаций, когда в торжественный зал ворвался Ленну, не пожелавший оставлять хозяин в одиночестве во время важной миссии.

Впрочем, частная жизнь Ленну охраняется так же строго, как и жизнь Ааро – сына Ниинистё и его супруги Йенни Хаукио. Вне официальных мероприятий поймать Ленну на камеру практически невозможно.

Vegaanisessa luussa riitti Lennulla askarreltavaa koko tapaamisen ajan.
Ленну Фото: Tasavallan presidentin kanslia

Последние новости

Muualla Yle.fi:ssä