Новости

Финн несколько десятков лет ухаживал за могилой советского летчика - найти родственников погибшего пока не получается

Кашкаров
Кашкаров и Ромппайнен у захоронения Фото: А. Кашкаров

Активист из Санкт-Петербурга Андрей Кашкаров выяснил имя солдата, а теперь разыскивает родственников погибшего.

26 февраля 1940 года. Последние дни Зимней войны.

Небо Финляндии.

Группа из пяти советских самолетов вылетает бомбить железнодорожные объекты, по которым финны мобильно перебрасывают силы в район ожесточенных боев в Суомуссалми. Отработали. Под крыльями горит земля и поднимаются клубы дыма.

С остатком боезапаса самолеты летят дальше, чтобы уничтожить мост. Истребитель И-153 заходит в пике и сбрасывает фугасную бомбу. Мимо. Заходит во второе пике и... звучит взрыв. Бомба разрывается на борту.

Самолет в языках пламени несется к земле…

Мальчик

15-летний подросток Вилхо Конттинен в тот день работал на железнодорожной станции. В небе гудели моторы, советские самолеты бомбили мост. Вдруг в воздухе раздался хлопок, и через несколько мгновений над деревьями взвился столб дыма.

- Горел упавший самолет долго, несколько часов, - рассказывает историк-любитель, член Российского военно-исторического общества Андрей Кашкаров. - Дело в том, что произошел самоподрыв фугасной авиабомбы ФАБ-50, а в ней много горючего вещества.

Когда самолет догорел, мальчишка Вилхо, прибежавший на место крушения, начал изучать окрестность. Вскоре он обнаружил обезглавленное тело советского летчика, перетащил его чуть подальше и захоронил. Голову он тоже нашел, но только спустя несколько дней.

- Все это мне Вилхо рассказывал сам. Он уже самостоятельно не ходит, но пребывает в здравом уме, - говорит Кашкаров.

Солдатская могила

Андрей Кашкаров и финский любитель военной истории Пааво Ромппайнен познакомились в прошлом году в Санкт-Петербурге на российско-финляндском культурном форуме. Именно там финн поведал россиянину удивительную историю. В Йокикюля, что в 30 километрах от Каяани, находится могила неизвестного российского летчика.

Голубев Валентин
Место захоронения советского пилота Валентина Голубева Фото: Andrei Kashkarov

Многие десятки лет за могилой ухаживал местный житель Вилхо Конттинен и еще несколько его друзей. Сначала Вилхо установил на могиле крест, а после войны оградил холмик цепочкой.

Сегодня захоронение продолжает посещать его дочь.

- Мне было сложно понять его мотивы, - признается Кашкаров. - Я у Вилхо прямо спросил, может, он симпатизировал Сталину? Или был коммунистом? Ведь, по сути, он ухаживал за могилой врага, который прилетел бомбить его родину. Ответ было отрицательный. Он делал это просто из христианских, человеческих соображений.

Личность летчика установлена

Кашкаров и Ромппайнен решили выяснить, кто же покоится в могиле. Кропотливая работа в российских архивах принесла результат:

- Это был Голубев Валентин Иванович, 1918 года рождения, комсомолец. Его последний полет зафиксирован в рапортах летчиков, вместе с которыми он вылетал на задание.

Известно, что Голубев закончил краткосрочные курсы во второй военной школе летчиков в Борисоглебске, Воронежской области. Училищные архивы, однако, не сохранились, поэтому мы пока не знаем, где он родился, где постоянно проживал и была ли у него семья.

Один в поле воин

- Главное – найти родственников, - подчеркивает Кашкаров, - это корректно. Их нужно пригласить на могилу. Даже самым дальним родственникам важно знать, где покоятся останки их дедушки или прадедушки. У финской стороны уже есть планы снять документальный фильм. Также для российской стороны важна паспортизация захоронения, можно было бы поставить обелиск или же перезахоронить останки.

Кашкарову, однако, приходится все делать в одиночку.

- Я слышу от чиновников только слова. Благодарят, а помочь никто не хочет. Получаю постоянные отписки. Я и Путину писал, и в министерство обороны. Денег нет.

Между тем, поиск следов Валентина Голубева – дело непростое.

- В Российском военном государственном архиве есть 17 огромных формуляров, архивных дел, в которых хранятся сведения о советских военнослужащих до 1941 года. Я в одиночку обработал только два. Но мне тяжело. Все на общественных началах. У меня большая семья, пять детей в Санкт-Петербурге, а архив в Москве – тут одних дорожных расходов сколько.

И все же Кашкаров не планирует останавливаться в своих поисках. Он обещает довести дело до конца, хотя на это уйдет больше времени, чем хотелось бы.

Послесловие

- Я видел многие захоронения финских солдат. При каждой церкви, ухоженные, с именами, - говорит в конце разговора Кашкаров и добавляет, - Кстати, был приказ Маннергейма, согласно которому каждого финского павшего солдата отвозили на родину и хоронили там. На это выделялось 2-3 бойца – это очень важно. И был приказ Жданова, в 39-40 годах красноармейца хоронить на месте гибели, а родственникам ничего не сообщать. И если от родственников придет перевод на имя павшего солдата, отправлять деньги обратно без указания причины…

Последние новости

Muualla Yle.fi:ssä