Финский переулок |

Финский переулок 106. Финские слова, которых так не хватает в русском языке. Часть первая

Мёотохапия – когда кто-то что-то сделал дурацкое, а стыдно за это почему-то вам. Наверняка каждому известно это странное чувство стыда за другого. Но ни одна другая нация не вместила это чувство в одно-единственное слово. А финнам удалось!

Emojit
Фото: Ulkoministeriö

Именно так в интернете описывается финское слово myötähäpeä. Однако верно в этом описании только определение понятия, а вот остальное придется опровергнуть.

Во-первых, если уж очень хочется сляпать кириллического монстра, то он должен иметь вид “мюётяхяпея” (мрак, не правда ли?), а ударение падает точно не на слог -пи-, как утверждает рунет. Но в-главных, финны не только не являются единственной нацией, которой удалось “вместить это чувство в одно-единственное слово”, они и само это слово слямзили. Скорее всего, у немцев, где это понятие проходит под кодовым названием Fremdscham. Однако, несмотря на это, его успели окрестить “финским стыдом”.

Как вы уже догадались, само явление носит универсальный характер и в том или ином виде знакомо всему (по крайней мере, прогрессивному) человечеству. И это очень просто доказать: в том же самом русском языке этот стыд называется не только финским, но и испанским. Но, как ни странно, понятие “испанского стыда” пришло не из испанского, а из английского языка, в котором есть понятие spanish shame, указывающее на испанский оригинал vergüenza ajena. При этом в самом английском для чувства стыда за другого есть и свои термины вроде vicarious embarrassment, empathic embarrassment или secondhand embarrassment.

Похожая история произошла и с датским hygge. Думаю, у большинства народов в мире есть в том или ином выражении понятие “уюта” и “домашнего очага”. Но хюгге попал в тренд - и все то, что раньше называлось родными словами, теперь стало описываться модным датским словечком. Даже финнов, которые могли бы в дисциплине хюгге посоревноваться с датчанами, не обошла стороной эта истерия, и финский язык обогатился, например, глаголом hyggeillä и существительным hyggeily. Но датскому хюгге на пятки упорно наступает шведский лагом, который, в общем-то, не сильно отличается от понятия “умеренность” или “сдержанность”. Но звучит-то намного моднее!

Мне показалось несправедливым, что в большинстве разбросанных по интернету списков иностранных слов, столь необходимых в русском языке, фигурирует всего одно финское слово, да к тому же заимствованное, поэтому я решил составить собственный список, в котором будут только финские слова.

1. Начну с одного из моих любимых слов и тем же начну небольшой блок, посвященный еде. Думаю, вам, как и мне, знакомо чувство, когда в кафе или ресторане вашему спутнику или соседу приносят что-то, что выглядит невероятно аппетитно, и вам уже не так мил ваш собственный заказ. Так вот финны это чувство называют словом annoskateus, дословно - “зависть по поводу блюда”.

2. Когда человек чем-то расстроен, у него стресс или просто плохое настроение, то он его иногда заедает чем-то вкусненьким. По-фински такая еда называется lohturuoka (“еда в утешение”) и представляет собой обычно сладости или фаст-фуд. Впрочем, если кто-то любит заедать неудачи королевскими устрицами, то и в этом случае слово будет оправдано.

3. Многие из тех, кто готовит еду сам, будь то в утешение или нет, любят делать это, что-нибудь одновременно попивая. В качестве вдохновения и источника энергии. Как правило, таким топливом служит вино или пиво. Наблюдательные финны называют такой напиток ruoanlaittojuoma, то есть “напиток для приготовления еды”. Но не перепутайте: этим словом называется не то вино, в котором вы тушите петуха по французскому рецепту или которое вы добавляете в мидии по рецепту бельгийскому, а лишь то, которое вы опрокидываете в самого себя. Пусть даже источником всего этого вина служит одна и та же бутылка.

4. Если сходить в ресторан или поесть дома - неважно, в утешение была еда или нет - может наступить состояние, которое описывается емким финским словом ähky. Это когда переел настолько, что уже и встать трудно, и вздохнуть не так просто.

5. Где еда, там и выпивка. Следующим в списке идет слово, которому я не мог не отдать должное, ибо оно уже стало интернет-феноменом, породившим даже пару национальных финских эмодзи. Kalsarikännit дословно означает распитие спиртосодержащей продукции в подштанниках или кальсонах, однако оно в равной степени может относиться к попойке в халате. Главное - дома и в домашнем одеянии.

6. Раз поговорили о том, как можно поесть и выпить, надо и поговорить о последствиях. Первое из них описывается словом morkkis, которое является сокращенным вариантом понятия moraalinen krapula, то есть “моральное похмелье”. Этим словом выражается целая гамма чувств, среди которых стыд, раскаяние, нежелание вспоминать о произошедшем, и все это еще может сопровождаться физическим недомоганием.

7. Второе последствие, как правило, наступает после переедания lohturuoka и, в отличие от предыдущего, имеет четкое физическое выражение. То место, где у человека должна быть талия, обрастает тем, что в России иногда называют спасательным кругом, то бишь жировыми отложениями. А в Финляндии боковые части этого круга называются jenkkakahvat, буквально - ручка, рукоятка или держатель для енки. При этом имеется в виду не оригинальный танец енка, который танцуется в парах и в котором бока не играют столь важной роли, а более позднее изобретение летка-енка. В более скромной вариации этого группового танца участники держатся за плечи впередистоящего, в более раскрепощенной - за те самые “боковые держатели”.

8. Следующее слово также означает физический признак, но с перееданием уже не связано. Зато обычно связано с возрастом. У людей пожилых нередко на руках вместо выступающих трицепсов появляется дряблая, свисающая кожа. Как раз это произошло с супругой президента Юхо Кусти Паасикиви, которую звали Аллина, а сокращенно - Алли. Но то ли она не осознавала этого факта, то ли не хотела менять стиль одежды, но упорно продолжала носить платья без рукавов. В 1953 году, когда ей было 73 года, она даже потребовала фотографа заретушировать ее свисающую кожу, чтобы руки выглядели тоньше. Вот именно эта капризная первая леди подарила свое имя названию дряблых, обычно женских и обычно старушечьих, рук - allit.

9. Следующая группа слов посвящена торговле. Первое из них - это kivijalkakauppa, дословно “магазин на первом этаже”. Обычно слово kivijalka (“каменная нога”) переводят на русский как “цоколь”, однако цоколь находится ниже уровня земли, а “каменная нога” - вровень с ним. Термин kivijalkakauppa был создан для описания небольших магазинов шаговой доступности, которые расположены на первых этажах жилых домов в противовес понятию automarketti, то есть супермаркет, куда можно доехать только на машине.

10. Следующее слово относится скорее к большим магазинам, чем к магазинчикам в “каменных ногах”. Иногда для привлечения покупателей торговые сети продают какой-то ходовой товар либо с минимальной наценкой, либо даже себе в убыток. Зато он привлекает клиентов внутрь магазина, где большинство из них не ограничится одним этим дешевым товаром. А по-фински такой товар называется sisäänheittotuote, то есть “товар для бросания внутрь”. Бросают, конечно, нас, клиентов. Кстати, ресторанные зазывалы, которых так много в южных странах, по-фински тоже называются sisäänheittäjä.

11. Еще одно явление из мира торговли - это покупатели вроде Семён Семёныча Горбункова, которые только ходят по магазину, глазеют, вопросы разные задают, но никогда ничего не покупают. Название для таких “клиентов” финскому языку подарили продавцы автомобилей, которые сочинили прекрасное слово renkaanpotkija -  “пинатель шин”.

12. А завершить первую часть списка я бы хотел понятием, которое до одинаковой боли знакомо как финнам, так и жителям северо-запада России. Если насчет прихода лета в наших широтах всегда есть сомнения, то в неотступном господствовании зимы - белой, грязно-серой или зеленой - сомневаться не приходится. Коварство ее заключается в том, что где-то в апреле-мае она может слегка отступить и дать зарождающейся весне слегка пригреть измученных северян, посветить в их бледные лица солнцем и дать надежду на то, что жизнь не всегда боль. Но это лишь хитрый тактический ход: после этого короткого отрезка предвкушения лета она ударяет по успевшим расслабиться человекам с еще большей мощью и хладнокровием. А в этом году она, мерзавка, такую штуку даже не один раз проделывала. Так вот финны этот период вернувшейся после небольшого потепления зимы называют takatalvi, дословно “задняя зима”, то есть зима, которая вернулась назад.

Наступивший вчера самый “жаркий” и сухой летний месяц должен подарить надежду, что зима по крайней мере до осени не вернется, хотя прогнозы пока никакого лета в его привычном понимании не сулят. Но выше шестидесятой параллели только и остается, что ждать и надеяться.

Самые свежие: Финский переулок

Главные новости

советуем

Последние новости

Muualla Yle.fi:ssä