Koe uusi yle.fi
Финский переулок

Финский переулок 113. Красный день календаря

suomi 100 lippuja
Фото: Suomi 100

Вот уже почти год со всех сторон на жителей и гостей Финляндии смотрит один и тот же логотип, на котором гордо красуется надпись “Suomi Finland 100”. Вряд ли авторы концепции празднования хотели отбросить всю историю до 1917 года, но подспудно приложили к этому руку. И Финляндии, и финскому языку, конечно, намного больше лет, а декабрьский день ровно сто лет назад стал лишь одним из важных переломных моментов в истории.

Старейшие скальные породы страны относятся к архейской эре и насчитывают почти три миллиарда лет. Неандертальский человек жил на этой территории около 100 тысяч лет назад, а современный человек живет уже больше 10 тысяч. Финский язык, судя по всему, появился около двух тысяч лет назад, а письменный финский - пятьсот.

Так что последние сто лет - это только часть общей картины, но для нас крайне важная. Сегодня я хотел бы рассказать вам, каким образом события вековой давности повлияли на финский язык и были в нем отражены.

Первые слова

Обретение Финляндией независимости повлекло за собой события, с которыми связан один из самых долготекущих языковых споров, отголоски коего доносятся до сих пор. Как известно, события конца 1917 года как в России, так и в Финляндии сменились гражданской войной, разве что в Финляндии она была заметно короче - около пяти месяцев. И, как и в России, стороны конфликта стали называться красными и белыми, только вот в Финляндии белые победили.

Спор же касается того, как эту войну следует в историографии называть. Во время самой войны в ходу было несколько наименований: vallankumous (революция), kapina (восстание), punakapina (красное восстание) и kansalaissota (“гражданская война” вслед за названием событий на русском языке). При этом революцией конфликт называли красные, а остальными названиями пользовались белые.

После войны на долгие годы закрепилось название vapaussota (освободительная война). Этот термин подчеркивал внешний характер угрозы и отражал лишь правду победителей и их взгляд: в случае победы красных независимость была бы утеряна, а страна вошла бы в состав СССР. При этом не учитывалось, что российское влияние сменилось немецким - как тогда говорили по-шведски, från ryska till tyska (от русских к немцам), - которое, правда, почти сошло на нет после поражения Германии в Первой мировой войне.

Еще два окрашенных наименования - это veljessota (братская война) и luokkasota (классовая война). Первое - скорее лирическое и чаще всего встречается в литературе. А второе довольно однобоко штампует противостояние красных и белых как конфликт буржуазного класса и (условно назовем его) класса рабочих и крестьян. Так что эти названия тоже широкого распространения не получили.

С начала семидесятых трагические события 1918 года стали все чаще называть термином sisällissota (внутренняя война), и до сих пор он является наиболее распространенным наименованием и используется в школьных учебниках истории. Он представляется ученым наиболее нейтральным, хоть и критикуется за то, что не отражает внешнего участия в войне. Пожалуй, наиболее нейтральным можно считать вариант “война 1918 года” или “события 1918 года”, но он одновременно и наиболее искусственный и сухой.

То, что вопрос о названии до сих пор открыт, хорошо показывает проведенный в 2008 году опрос. Ответы на вопрос “Какое название лучше всего описывает события 1918 года?” распределились так: “внутренняя война” (sisällissota) - 29 %, “гражданская война” (kansalaissota) - 25 %, “классовая война” (luokkasota) - 13 %, “освободительная война” (vapaussota) - 11 %, “красное восстание” (punakapina) - 5 % и “революция” (vallankumous) - 1 %. Целых четырнадцать процентов не смогли определиться с ответом.

Возможно, поэтому в рамках празднования любого Дня независимости финны крайне редко вспоминают о событиях, связанных собственно с обретением независимости, и намного больше говорят о Зимней войне, отношение к которой в финском обществе более единодушное.

raha
На юбилейной монете изображен расстрел времен гражданской войны. Фото: Suomen Rahapaja

Исторический шанс

За сто лет до того, как Финляндии исполнилось ноль лет, в том, что еще не стало страной, возник языковой вопрос.  С появлением Великого княжества Финляндского как первого национального образования на этой территории финский язык стал отвоевывать все больше и больше жизненного пространства у шведского, который так и оставался официальным языком делопроизводства. Возникли два противоборствующих движения с налетом радикальности - фенноманы и свекоманы (внимание, не свекломаны), поддерживавшие сохранение ведущей роли шведского языка и культуры в Финляндии. На фоне этого противостояния разворачивалась русификация Финляндии (по-фински называвшаяся “годами мерзлоты”, routavuodet, или “периодом угнетения”, sortokaudet), ставшая одной из причин, почему страна поспешила получить независимость в 1917 году.

С началом независимой истории страны ушла проблема насильной русификации, но языковой вопрос никуда не делся. И этот переломный момент предоставил уникальную возможность решить его по-другому и, возможно, избежать конфликтов сегодняшнего дня.

После окончания гражданской войны началось обсуждение первой конституции молодой республики. Фенноманы хотели сохранить за шведским статус языка национального меньшинства, однако свекоманам удалось не допустить принятия этого предложения. Сами они хотели образования национальной шведской автономии в тех регионах, где шведский был доминирующим языком, однако это предложение тоже не прошло. Шведская народная партия, правда, хотела еще Финляндию превратить в монархию, но это ей тоже не удалось.

В общем, конституция 1919 года и первый закон о языке 1922 года закрепили равные права за финским и шведским языком как языками общения гражданина и государства. С исходом дебатов столетней давности связана и нынешняя бурная дискуссия о необходимости обязательного изучения шведского языка в финноязычных школах. По понятным причинам в начале двадцатого века не могли предугадать языковые потребности общества периода глобализации.

Зато глобализация сама изменяет языковую картину Финляндии - без общественного или законодательного обсуждения или даже без особого сопротивления. Английский язык отбирает у государственных языков новые и новые области применения: Эспоо объявляет себя трехязычным муниципалитетом, образовательные программы переводятся на английский язык обучения, а в столице уже не во всяком заведении можно получить обслуживание на финском языке. Пока это явление не сильно затрагивает Финляндию вне столичного региона, однако тенденция есть и она налицо. Так сказать, добровольные годы мерзлоты.

Языковая бюрократия

Язык независимой страны нуждался в институте, который бы фиксировал нормы его литературного варианта и при необходимости мог бы проконсультировать по языковым вопросам. И в 1928 году полуофициально таким органом стала языковая комиссия Общества финской литературы, пока в 1945 году не было основано Языковое бюро (kielitoimisto).

Несмотря на то, что в общем и целом к двадцатому веку финский язык сформировался в его современном виде, у чиновников от лингвистики было несколько задач, требующих вмешательства. Наверное, самой важной из них было избавление от пагубного германского влияния, и здесь я имею в виду не Германию, а германские языки, в первую очередь шведский. В это трудно поверить, что столетие назад нормой письменного финского языка считался порядок слов с глаголом на втором месте в предложении. Да, в языке-образце “свободного” порядка слов был строгий орднунг: Tätä työtä ehti mies tehdä vuden. Hänelle on se erittäin tärkeä. Selvittääkseen kantansa kertoo hän asiasta lisää. Правда ведь, звучит дико с высоты сегодняшнего дня?

Другие вопросы, которыми занималось Языковое бюро, были не столь глобальны. Слитное или раздельное написание, управление глаголов, разграничение значений паронимов (близких по значению слов). Так, например, раньше tutkinto и tutkimus были синонимами, равно как kohde и kohtalo или koe и kokeilu. Еще ученые занимались слиянием словосочетаний в сложные слова и укорачиванием слов. Благодаря этому выражение kauniskirjallisuus (дословно “красивая литература”) превратилось в kaunokirjallisuus (художественная литература), а слово оппозиция стало звучать вместо oppositsioni (есть тут эстонские нотки) oppositio.

Завтра начнется новый век независимой Финляндии. Что он привнесет в язык, пока неизвестно. В своей последней книге Дэн Браун устами одного из персонажей предсказывает, что в скором времени человек исчезнет как вид, слившись с собственными техническими достижениями и став полуестественным-полуискусственным продуктом как с точки зрения интеллекта, так и с точки зрения организма. Каким изменениям подвергнется язык и нужен ли он будет вообще в его нынешнем виде, предсказать невозможно.

С другой стороны, месяц назад в Новосибирске вскрыли капсулу времени, заложенную в 1967 году. Тогдашние сибиряки были уверены, что их потомки в 2017 году живут при коммунизме, освоили Луну и ведут переговоры о научном и культурном сотрудничестве с представителями иноземных цивилизаций. Так что не все громкие пророчества стоит принимать всерьез.

Последние новости

Muualla Yle.fi:ssä