Новости

Финский переулок 130. Чудище ледовое

Marko Anttila Kaisaniemen kultajuhlissa pokaalin kanssa maanantaina 27. toukokuuta 2019.
Марко по кличке Mörkö на празднике по случаю победы в чемпионате мира по хоккею / Фото: Roni Rekomaa / Lehtikuva

Неделю назад в очередной, третий раз произошло историческое событие. Финляндия, обыграв в финальном матче чемпионата мира по хоккею с шайбой Канаду, завоевала главный кубок турнира. В отличие от прошлого раза, случившегося восемь лет назад, кубок не упал с трапа самолета вместе с тренером, зато, как и тогда, одно слово стало настоящим символом хоккейного триумфа.

В 2011 году всем запомнилась феноменальная игра нападающего финской сборной Микаэла Гранлунда в полуфинальном матче против России. Тогда он, находясь за воротами противника, сумел подхватить клюшкой шайбу, поднять ее в воздух и ловким движением с переворотом забросить над плечом удивленного российского вратаря. Встреча, проходившая в Братиславе, закончилась со счетом 3:0 в пользу финской сборной, а на родине хоккеистов постоянно звучало слово ilmaveivi (дословно «воздушный рычаг» или «воздушная рукоятка») – именно так называется этот спортивный трюк.

Спустя восемь лет и все в той же Братиславе героем чемпионата стал другой финн – правый нападающий и капитан сборной Марко Анттила. В полуфинале, который по невероятному совпадению вновь был против России, он забил единственный гол, обеспечив своей команде выход в финал. В итоговом матче он забросил две из трех шайб и навсегда снискал любовь нации.

Любовь эта выражается среди прочего в том, что его прозвище Mörkö вот уже недели две у всех на устах, а Центр языков Финляндии признал его словом месяца. Слово это невероятно интересное и многогранное – и, что немаловажно, в хоккейном контексте непростое для перевода на русский язык.

Слово стало настолько модным, что шагнуло как часть составного слова далеко за пределы спорта. То, что рейс, на котором хоккеисты вернулись на родину, назывался Mörkö-lento, это вполне логично, но в разгар всеобщей эйфории так назвали даже обещанную на следующей неделе жару – mörköhelle.

Mörkö mainos
В одном из кафе предлагается коктейль «Чудовище джунглей».

Монстро

В финском языке слово mörkö употребляется в двух различных контекстах. Во-первых, так называют вымышленных чудовищ, которыми, например, пугают детей или которые обитают у них под кроватью. В переносном смысле это слово обозначает нечто пугающее: например, mörkö можно назвать глобализацию, которую нередко представляют монстром, но она, возможно, им не является.

Второй же Mörkö пишется с заглавной буквы и является персонажем книг Туве Янссон о Муми-троллях. Вернее, даже не второй, а вторая, но об этом чуть позже. Давайте для начала разберемся вот в чем: какой mörkö/Mörkö был сначала и в честь какого из них назвали капитана финской хоккейной сборной?

Ответ на оба этих вопроса один и тот же: тот mörkö, который пишется с маленькой буквы. Он появился первым, был зафиксирован в словаре XVIII века, но использовался задолго до этого. Судя по всему, слово родственно глаголу möristä («рычать» или «урчать»). А первым рычащим и урчащим монстром, которым пугали детей, был медведь, ведь слово mörkö в то время, когда настоящее имя медведя (karhu) нельзя было называть из-за древних верований, использовалось как эвфемизм наряду с kontio, otso или mesikämmen («медовая ладонь»).

Muumilaakson tarinoita -sarjan Mörkö
Так образ Морры представляется авторам старого анимационного сериала о приключениях Муми-троллей. Фото: Yle Areena

С mörkö связана занимательная история столичного района-острова Яткясаари, который сейчас активно застраивается. Оригинальное шведское название звучит как Busholmen и никак не связано с автобусами. В местных шведских диалектах слово bus означало «чудовище», и на картах начала прошлого века местность обозначена как Mörkösaari. Позже, впрочем, спохватились, что, скорее всего, назван остров не в честь чудищ, и стали искать более реалистичный перевод на финский. В итоге в двадцатых годах закрепилось название Jätkäsaari, поскольку было решено, что bus – это часть слова hamnbuse («портовый парень»), а jätkä – это как раз парень по-фински. Некоторые ученые, однако, считают, что несправедливы оба финских названия, потому что Busholmen происходит от древнешведского слова buze со значением «торговый корабль». В любом случае, скорее название связано с морской торговлей и портом, чем с монстрами.

Зато с монстрами связано прозвище Марко Анттила. Изначально он получил его не за сходство с персонажем мира Муми-троллей, а за свою внешность и в частности за небывалый рост, который составляет 203 сантиметра. Кличка эта к нему приклеилась еще в бытность игроком хоккейной команды TPS из Турку, то есть где-то между 2011 и 2013 годом. До этого Анттила звали Lempäälän jätti, то есть Гигант из Лемпяяля (это его малая родина).

Так что в качестве перевода прозвища хоккеиста вполне подошло бы слово Монстро, придуманное российскими прокатчиками для голливудского фильма 2008 года Cloverfield. В этом слове можно услышать одновременно страх и толику нежности.

Грустная Бука

Несмотря на все вышесказанное, в народном сознании прозвище нападающего стало прочно ассоциироваться именно с Mörkö из книг Туве Янссон. Люди бросились печь пирожные в виде темной фигуры из Муми-дола и скупать муми-кружки с этим персонажем. Даже мама Марко Анттила сказала в интервью, что ему подходит кличка Mörkö, потому что ее сын любит Муми-троллей. Но давайте посмотрим, насколько оправдано такое прозвище хоккеиста, если считать, что оно связано с муми-миром.

Mörkömuki
Во многих магазинах закончились кружки с Моррой. Фото: Ismo Pekkarinen / AOP

В оригинале, то есть по-шведски Mörkö зовут Mårran. В русском переводе – Морра, то есть максимально близко к источнику. В польском, например, имя Mårran превратилось в Buka.

Он [Снорк, брат Фрекен Снорк] настежь распахнул дверь веранды, и тут все увидели Морру.

Все-все. Она неподвижно сидела на садовой дорожке перед крыльцом и

смотрела на них круглыми, без всякого выражения глазами.

Она была не особенно велика и не особенно грозна с виду. Она была

лишь чудовищно омерзительна и, казалось, могла прождать так целую

вечность.

В этом-то и заключался весь ужас.

Так Янссон описывает первую встречу обитателей Муми-дола с Моррой. В последующих книгах это уже не омерзительное существо, а своеобразный рыцарь печального образа. Серая, холодная и молчаливая, она замораживает все, к чему прикоснется. Муми-троллю даже казалось, что затянутое льдом море – это дело рук (или не рук) Морры.

mörkö
А такой видят Морру создатели нового мультсериала о приключениях Муми-тролля и его друзей. Фото: Yle Areena / Gutsy Animations

В «Волшебной зиме» рассказывается, как Морра пришла к костру погреться, но он погас, как только она уселась на него. Морра тянулась к огню, подошла к керосиновой лампе, но та тоже потухла. В книге «Муми-папа и море» довольно подробно описывается стремление Морры к свету и теплу и возникновение особой связи между ней и Муми-троллем. Она уже представляется не чем-то чудовищным, а достойным сожаления.

Но главное – как в оригинале, так и вслед за ним в русском переводе, по отношению к Морре используется местоимение «она», то есть это женский персонаж. Или хотя бы фемининный. Это подтверждает тот факт, что похожая на стог сена Морра одета в огромное количество серых юбок. Кто-то даже считает, что персонаж Морры олицетворяет образ одинокой и отвергнутой обществом лесбиянки – не самой Туве Янссон, но, возможно, женщины, с которой ей пришлось столкнуться на жизненном пути. А она нередко находила прототипы героев мира Муми-троллей в своей жизни.

Основной причиной, по которой в финском сознании Морра не отождествляется с женским образом, это отсутствие грамматической категории рода. В Финляндии Mörkö – это просто hän, бесполое существо, которое наводит страх на детей. Поэтому у финнов не возникло никакого когнитивного диссонанса, когда пример мужественности и стойкости в лице капитана хоккейной сборной стали массово ассоциировать с депрессивным фемининным персонажем бисексуальной писательницы Туве Янссон. Вот так язык может нивелировать какие-то аллюзии и контексты, а может и создавать новые.

Но я бы сказал, что героем чемпионата мира по хоккею был вовсе не Анттила. И восемь лет назад это был не Гранлунд. А был это один и тот же человек – спортивный комментатор Антеро Мертаранта. Он комментировал оба чемпионата – и делал это с незабываемой экспрессией. И оба раза его эмоциональные возгласы были увековечены в музыкальных композициях: в 2011 году это была фраза Taivas varjele, mitä sieltä tulee! Sieltä tulee maaaaaali! (Святые небеса, что происходит! Это гол!), а в этом году – Löikö Mörkö sisään?! (Забил ли Мёркё?!).

Последние новости

Muualla Yle.fi:ssä