Новости

Финский переулок 131. Трудные для перевода слова финского языка. Часть вторая

Mokkapalat
На уроках домашнего хозяйства, о кототором (в том числе) рассказывает сегодняшний выпуск "Переулка", дети часто пекут шоколадные пирожные Фото: Thomas Hagström / Yle

Последние выпуски “Финского переулка” были посвящены словам, непростым для перевода на русский язык. Этот выпуск тоже будет про них, а следующий вообще расскажет про чуть ли не самое сложное для перевода слово, которое обозначает одно из базовых понятий финского общества.

Недавно редакция “Новостей Yle” доблестно взялась разъяснять новые и непростые для перевода финские термины, встречающиеся в новостных сообщениях. Героем первого выпуска стало слово ilmastoahdistus. Не буду отбирать хлеб у коллег и расскажу не о новых, а о проверенных временем терминах, над которыми приходится думать каждый раз при переводе. И, как и в прошлый раз, основной проблемой является даже не поиск прямого перевода, а отсутствие термина в обиходе в русском языке или разные сферы употребления слов в двух странах.

6. KOTITALOUS

Это, пожалуй, самое простое для перевода с формальной точки зрения слово и самое сложное на практике. Kotitalous - это экономический и статистический термин, который обозначает ячейку общества (не обязательно семью), объединение людей, как правило, проживающих вместе и принимающих совместные экономические решения (например, покупка еды в дом). Эта ячейка может состоять из нескольких человек, а может и из одного. Раньше в Финляндии вместо kotitalous использовалось понятие ruokakunta - в буквальном переводе что-то вроде “едовое сообщество”. В российской науке для обозначения этого термина закрепилось слово “домохозяйство”, и вот тут начинаются проблемы.

Скажите честно, кто из вас, услышав “домохозяйство”, в первую очередь подумает о понятии из экономической статистики, а не о домашнем хозяйстве (тут, кстати, надо отметить, что kotitalous и в финском языке означает “домашнее хозяйство”, и в школах есть даже такой предмет). Нет, я не утверждаю, что термин совсем чужд русскому языку - наоборот, в последние годы он все чаще встречается в новостных лентах. Но и назвать его укоренившимся и повсеместно понятным у меня пока язык не повернется.

Сложности добавляет то, что в Финляндии слово kotitalous употребляется довольно широко, а в некоторых случаях не так просто для понимания. Возьмем классический финский пример - прошел сильный снегопад или ураган, а вслед за ними веерные отключения электричества. В подавляющем большинстве случаев в финской прессе будет написано, что света лишились столько-то “домохозяйств”. Не домов, не квартир и не людей, а именно домохозяйств. А как это можно адекватно сказать по-русски? Столько-то “человек”, разумеется, не подходит, потому что мы не знаем состав этих домохозяйств. “Домов” не годится, потому что часть этих домохозяйств наверняка проживает в квартирах. Та же история с “квартирами”, так как в числе отключенных точно будут частные дома. “Семей” тоже не подходит, поскольку о наличии родственных отношений внутри домохозяйств нам ничего не известно. Вот и возрадуешься, что в России обычно считают отключенных от электроэнергии не в домохозяйствах, а в людях.

7. JULKISUUS

Julkisuus - это многозначный термин, который на русский язык лаконичнее всего переводится английским словом “паблисити”. Это одновременно и известность, и популярность, и общественность, и публичная сфера. А поскольку СМИ работают как раз-таки в публичной сфере, то понятие это встречается довольно часто в новостных текстах.

Иногда проблем с переводом не возникает: viranomaisten toiminnan julkisuus - публичность или открытость деятельности госорганов, verotietojen julkisuus - открытость данных о налогах. Но вот, например, в случае negatiivinen julkisuus “негативная публичность” звучит уже как-то коряво. А что делать, если tieto lipsahti julkisuuteen - “информация проникла в публичность”, то есть стала достоянием общественности? Или классическая фраза julkisuudessa on puhuttu siitä, että... Дословно - “в публичной сфере обсуждалось, что...”, а на деле приходится каждый раз думать, какое выражение лучше подобрать.

8. YHTEISÖLLISYYS

Это слово, которое я до сих пор не могу хоть как-то адекватно перевести на русский, на удивление часто встречается в новостях. То кто-нибудь призовет rakentamaan yhteisöllisyyttä, то кто-нибудь стремится panostamaan yhteisölisyyteen.

Термин образован от прилагательного yhteisöllinen, которое содержит в себе слово yhteisö - общество или даже сообщество. Yhteisöllisyys - это такой вид общественных отношений, при котором у членов общества есть чувство сопричастности к нему или включенности в него. А иногда и само это чувство. И, как показывают примеры выше, это можно строить и в это можно вкладываться.

9. ДЕЙСТВИЯ СЕКСУАЛЬНОГО ХАРАКТЕРА

Зайду издалека. Русский язык знает одно слово “убийство”, финский - целых три. Есть surma, tappo и murha. Murha - это преднамеренное, спланированное убийство или убийство с особой жестокостью, за которое полагается наиболее жесткое наказание. Tappo - это непреднамеренное убийство или убийство по неосторожности. Surma в обиходе означает любое убийство, но в уголовном законе имеет отдельное определение: непреднамеренное убийство (tappo) со смягчающими обстоятельствами.

Разделение убийств по категориям вполне понятно, а вот действия сексуального характера, о которых в последнее время так часто пишут в прессе (в том числе благодаря кампании #metoo), определены не столь однозначно. Вопросов нет только по raiskaaminen, изнасилованию. В целом, seksuaalinen hyväksikäyttö и seksuaalinen väkivalta можно определить как “насильственные действия сексуального характера”. Остальные же термины, встречающиеся в СМИ, - seksuaalinen ahdistelu и seksuaalinen häirintä - довольно размыты. Под ними понимаются сексуальные домогательства и преследования, но где проходит граница между ними, не всегда понятно. Понятие seksuaalinen ahdistelu довольно общими словами определяется в уголовном законодательстве, а seksuaalinen häirintä - в законе о равноправии женщин и мужчин. Так что какой термин в каком случае лучше выбрать для перевода, не всегда понятно.

10. ВИДЫ ОТЧЕТНОСТИ

На сладенькое я оставил несколько родственных терминов, которые нелюбимы мной в одинаковой степени. И это даже не слово haaste, которое представляет для перевода такой же челлендж, как и английское слово challenge.

Я сейчас говорю о любимой финской чиновничьей забаве - заказывать и публиковать документы о состоянии дел и о том, куда двигаться дальше. Иногда такие документы составляются в самих министерствах и ведомствах, иногда их заказывают у ученых или консалтинговых агентств. И вот эти документы называются ужасными словами selvitys и selonteko. Дословно они переводятся как “выяснение”, но, разумеется, в качестве наименования документа это название не подходит.

Отчет или рапорт тоже не слишком годятся, поскольку авторы не отчитываются или не рапортуют о проделанной работе, а описывают нынешнюю ситуацию, ищут причины, почему она именно такова, и дают рекомендации для дальнейших действий. Теоретически, это можно было бы назвать исследованием, но авторы обычно предпочитают разграничивать понятие selvitys и tutkimus, так как исследование носит более научный характер. Да и трудно употребить слово “исследование” в контексте hallituksen kielipoliittinen selonteko - правительственное что-то по поводу языковой политики.

К сожалению, в этих многостраничных документах не прописан запрет на употребление слов вроде selonteko, одноко надежда есть. Аналогичный документ, составленный мудрым Центром языков Финляндии, называется не kielipoliittinen selonteko, а kielipoliittinen toimintaohjelma - “программа действий в области языковой политики”.

Последние новости

Muualla Yle.fi:ssä