Финский переулок

Финский переулок 134. Молодость моя, Belarusia

valko venaja suurlahetysto
Фото: Maxim Fedorov / Yle

Тенденция переименования Республики Беларусь в иностранных языках постепенно добирается и до Финляндии. В связи с этим поговорим сегодня, почему «Беларусь» могла стать «Чернорусью» и как Финляндия тоже была Белой Русью.

Белый аист летит, над белёсым полесьем летит.

Белорусский мотив в песне вереска, в песне ракит.

Все земля приняла – и заботу, и ласку, и пламя.

Полыхал над землёй небосвод, как багровое знамя.

В прошлый раз я рассказывал про глобус Украины, в этот раз логически назрела необходимость поговорить о другом ближайшем соседе России. К сожалению, на бывшем постсоветском пространстве столько болевых точек, что мало осталось стран, озвучив название которых, не будешь заклеймен сторонником той или иной политической позиции. Поэтому вместо названия этого ближайшего соседа России я буду использовать аббревиатуру РБ – кроме тех случаев, когда я говорю конкретно о словах.

Так получилось, что люди в РФ и в РБ как минимум два постсоветских десятилетия жили в абсолютно параллельных языковых реальностях, где повсеместно употреблявшееся в одной стране слово практически не употреблялось в другой. Поэтому в ближайшее время предпосылок для примирения сторон крайне мало. Если вам интересно узнать нейтральную точку зрения лингвиста по поводу Беларуси/Белоруссии, то приглашаю вас почитать пост Светланы Гурьяновой, автора популярного лингвистического блога «Истоки слова». У нее взвешенная и во многом примирительная позиция по этому вопросу.

Кто там идет по болотам и лесам?

Однако наш Переулок – финский (или финляндский), поэтому вернемся к соответствующему языку. Ведь недавно появился весомый повод поговорить о РБ и о ее названии не в русскоязычном пространстве, а в Финляндии.

Прошедшая неделя была неделей бел@руßкой культуры. Таковой ее объявила Светлана Тихановская и расположенный в эстонской столице Бел@руßкий культурный совет. В Финляндии в рамках этой недели прошло мероприятие, на котором местные бел@русы учили финнов фразам на бел@руßком языке.

Свой посильный вклад внесла и известная финская писательница Софи Оксанен. В Фейсбуке она выставила видео, на котором читает стихотворение национального бел@руßкого поэта Янки Купалы «А кто там идет...» на финском языке. Одета она при этом в цвета флага демократической РБ – красный и белый, которые оказались под запретом в условиях режима Лукашенко. Вот это стихотворение в оригинале и в переводе на русский и финский:

А хто там ідзе, а хто там ідзе

У агромністай такой грамадзе?

– Беларусы.


А што яны нясуць на худых плячах,

На руках ў крыві, на нагах у лапцях?

– Сваю крыўду.


А куды ж нясуць гэту крыўду ўсю,

А куды ж нясуць на паказ сваю?

– На свет цэлы.


А хто гэта іх, не адзін мільён,

Крыўду несць наўчыў, разбудзіў іх сон?

– Бяда, гора.


А чаго ж, чаго захацелась ім,

Пагарджаным век, ім, сляпым, глухім?

– Людзьмі звацца.

А кто там идет по болотам и лесам

Огромной такою толпой?

– Белоруссы.


А что они несут на худых плечах,

Что подняли они на худых руках?

– Свою кривду.


А куда они несут эту кривду всю,

А кому они несут напоказ свою?

– На свет божий.


А кто ж это их, не один миллион –

Кривду несть научил, разбудил их сон?

– Нужда, горе.


А чего ж теперь захотелось им,

Угнетенным века, им, слепым и глухим?

– Людьми зваться.


Перевод Максима Горького, орфография сохранена

Keitä nuo ihmiset,

Mistä he saapuvat,

Mikä tuo joukko on, ketkä nyt kulkevat?

– Valkovenäläiset.


He saapuvat virsuissaan kynnet veressä.

Mitä he kantavat luisessa selässään?

– Vääryyden iestä.


Minne he kantavat kärsimystaakkansa,

kenelle kertovat vääryyden tarinan?

– Kaikille.


Mikä sen vääryyden selkään sälytti,

Mikä nuo miljoonat unesta herätti?

– Nälkä ja murha.


Mitä he vaativat tältä ajalta, joka ei näe, ei kuule, ei armahda?

– Ihmisarvoa.

Перевод на финский Матти Росси

Летом 1910 года Янка Купала вместе с другими деятелями бел@руßкого возрождения посетил Финляндию. Они проехали по маршруту Петербург – Терийоки – Выборг – Иматра. Вдохновленный водопадом на реке Вуокса, Купала написал стихотворение «Над Иматрой». В 2018 году в Иматре установили памятную табличку в честь визита народного бел@руßкого поэта.

janka kupala muistolaatta imatra
Памятная табличка в Иматре. Фото: Valko-Venäjän suurlähetystö

На поўначы сумнай, у Фіншчыне дзіўнай,

Ракой з вадаспадам заліўся пакат;

Вуоксаю рэчка завецца у фінаў,

Іматрай завуць вадаспад.

Меж северных сумрачных скал-исполинов

Река с водопадом вниз воды стремят.

Вуоксою речка зовется у финнов,

А Иматрой сам водопад


«Это не остров, оторванный от России»

Но вернемся от стихов к Софи Оксанен. С самого начала своей писательской карьеры центральной темой или лейтмотивом своих произведений она сделала угнетение Россией своих колоний и сателлитов и память об этом угнетении. Этому посвящен самый известный ее роман «Очищение» и сборник исторических эссе «Это все было из-за страха».

Поэтому логично, что Оксанен не только прочитала стихотворение бел@руßкого поэта, но и высказалась в поддержку бел@руßкого языка и РБ. Она предлагает отказаться от наименования Valko-Venäjä в финском и заменить его на...

А на что, попробуем разобраться далее.

– То, что культурная независимость Беларуси непонятна другим, проистекает от длительной политики угнетения со стороны России. Русификация, а до нее полонизация. И использование названия Valko-Venäjä только поддерживает это. Если бы мы говорили об этом притеснении в терминах колониализма, то мы бы поняли этот аспект, – приводит слова Оксанен издание Ilkka-Pohjalainen.

По мнению писательницы, слово Valko-Venäjä звучит как pikku-Venäjä (маленькая Россия), каковой РБ точно не является.

– Беларусь также нельзя понимать как культурную идентичность или язык, который родился от государства, которое мы сейчас знаем как Россия. И проблема не в части Valko- (белый), а именно в Venäjä. И поэтому я хотела бы видеть там элемент Rus, – продолжает Оксанен.

Она считает, что название Valko-Venäjä укрепляет исторический миф, который насаждает Россия и который заключается в ее мистическом могуществе.

– Если мы возьмем Россию как государство, то оно на самом деле довольно молодое. То, что понимают под нынешней Россией или Московским царством (Moskovan Venäjä), появилось лишь в XVI веке. Зато Киевская Русь (Kiovan Rusj) была огромной империей уже с девятого века. Мы говорим о значительных вещах. Принципиально то, что Беларусь не рождена от России. Это не остров, который оторвали от России или СССР, – заключает писательница.

Нефть, балет, Толстой

Она, конечно, не одна в своем желании отказаться от топонима Valko-Venäjä в финском языке. Живущие в Финляндии бел@русы тоже пытаются добиться официального изменения названия своей родины. Эта тенденция началась ещё в девяностые годы, но в последнее десятилетие вышла на совершенно новый уровень. Причем это один из немногих вопросов, в котором единодушно все бел@руßкое общество независимо от политических предпочтений.

После двух десятилетий споров о названии, практически не выходивших за пределы русскоязычного сообщества, бел@русы решили обратить взор на другие страны. Одним из пионеров переименования стала Швеция. Ещё в 2010 году местные бел@русы заказали исследование о том, с чем у шведов ассоциируется слово Vitryssland. Ассоциации оказались следующими: шапка-ушанка, Путин, шпион, Калашников, танк, мафия, истребитель, ядерное оружие, водка, Ленин, Молотов, злодей, матрешка, коррупция, нефть, балет, Полтава, балалайка, Толстой.

Чтобы уйти от неоправданных аллюзий на Россию, бел@русы Швеции предложили переименовать их родину в Belarus на шведском языке. Тут, кстати, надо отдать должное самой России, которая сделала довольно много для того, чтобы ближайшие соседи не хотели с ней ассоциироваться.

В 2015 году идеей о переименовании загорелся журналист Шведского радио Фредрик Вадстрём. Он предложил начальству в текстах заменить Vitryssland на Belarus, и те довольно легко согласились. В своей колонке, где он объясняет мотивы переименования, Вадстрём сравнивает слово Vitryssland с понятием «‎Бельгийское Конго», то есть прибегает к тем же аргументам о колониализме, что и Оксанен.

Поворотный момент произошел осенью 2019 года, когда во главе внешнеполитического ведомства встала Анн Линде. Диаспора провела тогда пикет у здания министерства, и спустя некоторое время МИД объявил, что отказывается от употребления названия Vitryssland в официальных документах и переписке. Вслед за министерством название переняли и многие СМИ.

После последних президентских выборов в РБ вопрос о названии встал и в других странах. В Германии традиционное название Weißrussland МИД и средства массовой информации заменили на Belarus. В Дании на то же слово заменили использовавшееся ранее Hviderusland. В Литве вопрос о переименовании поднимал штаб Светланы Тихановской, однако встретил неожиданный отпор со стороны литовских властей. Об этом я расскажу подробнее чуть дальше.

Valkovenäläisiä naisia osoittamassa mieltään Minskissä, Valko-Venäjällä.
Женщины в Минске в бело-красных цветах. Фото: AOP

Балтарусиа

А теперь давайте разберем лингвистические тезисы Оксанен. Во-первых, она утверждает, что часть -Venäjä в слове Valko-Venäjä однозначно отсылает к России. Но это не совсем так. Не сомневаюсь, что у современного носителя финского вряд ли возникнет ассоциация с чем-то, кроме как со страной Россией, но вообще-то в финском языке Venäjä – это не только Россия, но и Русь. Хотя в научной литературе иногда используется термины Rusj и Rus, традиционное название всё-таки Venäjä. Киевская Русь – это Kiovan Venäjä, Святая Русь – Pyhä Venäjä, Малая Русь – Vähä-Venäjä, «‎всея Руси» – koko Venäjän. И этим финский отличается от многих других языков, где разделение намного более четкое: Russia/Rus, Russland/Rus (Reußen, Ruthenien), Krievija/Krievzeme, Venemaa/Vene.

Здесь, кстати, надо сказать, что понятие «‎Белая Русь», от которого были образованы слова «‎Беларусь» и «‎Белоруссия», на протяжении веков было крайне нечетким. Оно входило в систему деления восточноевропейских земель на Белую, Черную и Червонную (Красную) Русь. И разные части территории современной РБ называли как Белой, так и Черной Русью. Подробнее об исторических перипетиях наименования разных частей славянского пространства можно прочитать в статье историка Александра Васильевича Соловьева. Из нее можно, например, узнать, что в одно время понятия «‎Великая Русь» и «‎Белая Русь» были синонимичны, и под Белой Русью понималось Московское царство.

Хотя Русью Белой на разных этапах что только не называли: территорию нынешних Польши, Украины, РБ, РФ, Латвии, Литвы и Эстонии. Примечательно, что долгое время это наименование использовалось для обозначения Северо-Восточной Руси и даже конкретно для Новгородской Республики. А в Новгородскую республику, в ее Водскую пятину входили не только исконные земли финно-угорских народов, но и территория Великого Княжества Финляндского и независимой Финляндии, правда, большая часть этих земель после войны отошла СССР. Но все равно можно считать, что некоторое время Финляндия хотя бы частично побыла Белой Русью.

Второе лингвистическое замечание относительно высказываний Софи Оксанен касается того, во что она хочет переименовать Valko-Venäjä. В тексте она использует слово Belarusia для страны, belarusialainen для прилагательного и наименования жителей, а вот с языком вышла неувязочка. Там присутствует вперемежку и Belarusia (belarusiaksi), и Belarus (belarusiksi, belarusin kieli). Напомню, в финском названия языков образуются от страны/территории/народа в генетиве (espanjan, baskin kieli). Альтернативно можно записать эти названия просто с маленькой буквы – и получится язык (espanja, baski).

Добивающимся переименования необходимо определиться, какой вариант они хотели бы видеть в финском языке. Belarusia в целом больше соответствует финской фонемике и могло бы склоняться по типу Bulgaria, Brasilia и Belgia. Но тогда возникает вопрос, не возникнут ли ненужные ассоциации с Россией уже у самих бел@русов.

Belarus (именно за этот вариант выступают бел@русы Финляндии) в целом тоже можно подстроить под финский. Слова на -us изменяются тремя разными способами. Есть государство Mauritius (Mauritiuksen), но по этой основе Belarus/Belaruksen вряд ли будет склоняться, потому что она не продуктивна в современном языке. Есть еще маргинальная основа на -us вроде kiirus/kiiruun, но Belarus/Belaruun нам увидеть точно не предстоит, потому что такой тип склонения противоречит языковому чутью финнов. Остается обычное склонение заимствованных слов на согласный – с добавлением i: Belarus Belarusin Belarusissa (или Belarusilla, этот вопрос тоже придется решить) – belarusilainen belarusiksi.

При переименовании необходимо учитывать не только пожелания бел@русов, но и языковую традицию и морфонологию конкретного языка. То, что слово Belarus нормально вписалось в немецкий, шведский или датский, не гарантирует, что с такой же легкостью его можно подставить в любой язык. И именно это произошло в Литве, где Тихановская предложила отказаться от названия Baltarusija и заменить его на Belarusia. Государственная комиссия по литовскому языку решительно отвергла предложенный штабом политика вариант и вынесла на рассмотрение три других: историческое название РБ Gudija, литовский термин для «‎Белой Руси» Baltoji Rusia или новообразование Baltarusia, которое является калькой с оригинального названия. В комиссии также отметили, что с переименованием спешить не стоит, а лучше отложить этот вопрос до смены власти в РБ.

«‎Баварское Монако»

Хотя текст уже получился очень длинным, позволю себе еще одно лирическое отступление. Вообще, название страны по другому географическому объекту – явление не уникальное. Новая Зеландия получила название от нидерландской провинции Зеландия. Регион Гвинея дал имена целому ряду государств: собственно Гвинея, Гвинея-Биссау, Экваториальная Гвинея и Папуа – Новая Гвинея. Регион Гвиана, в свою очередь, подарил названия Гайана, Французская и Бразильская Гвиана и Венесуэльская Гуаяна. Да и сама Венесуэла была названа благодаря итальянскому городу Венеция.

История показывает, что, к большому сожалению, переименование страны не приводит к благополучию ее жителей. Примерно четверть из ныне существующих государств мира на каком-то этапе исторического развития сменили название, и абсолютное большинство – это бывшие колонии Европы в Африке и Азии. У каждой страны свои мотивы и своя история переименования, но иногда вопрос названия приводит к настоящим серьезным конфликтам. Наиболее вопиющий случай – это вопрос о Северной Македонии, которой греки много лет пытались запретить использовать название своей исторической области Македония в имени страны. И даже несмотря на официальное принятие греческим парламентом соглашения по этому спору, боюсь, конфликт еще не исчерпан и в будущем еще так или иначе полыхнет.

Не уникально в мировой практике и то, что в языке сохраняется сложившееся историческое название топонимов. Таллин, например, в бел@руßком языке официально пишется с одной -н (Талін), хотя эстонцы не раз просили у всего мира писать название их столицы с двумя -н на конце. То же касается и испанского (Tallin). В итальянском языке Мюнхен до сих пор называется «‎Баварским Монако» (Monaco di Baviera). В немецком языке до нынешних времен в ходу собственные названия для многих городов Восточной и Южной Европы: Danzig (Гданьск), Breslau (Вроцлав), Brünn (Брно), Mailand (Милан), Venedig (Венеция), Lemberg (Львов), Kronstadt (Брашов). И в том же немецком грузинская столица до сих пор официально называется Tiflis.

Кстати, именно грузинскую историю десятилетней давности напоминает нынешняя бел@руßкая кампания. Тогда, после войны, грузинский МИД стал просить зарубежные государства сменить название страны с русского «‎Грузия» на международное «‎Георгия/Джорджия». Япония приняла просьбу грузинской стороны и переименовала на официальном уровне «Гурудзиа» в «Джорджия». Литва сначала отказалась вводить в обращение название, которое не соответствует сложившейся традиции и которое литовцы бы произносили на английский манер, но спустя десяток лет все же сменила официальное наименование страны. Только не на Georgija, а на образованное от самоназвания Грузии Sakartvelas. В бел@руßком языке, между прочим, страна именуется «Грузія».

Донашивать код

Ну и в заключении рассмотрим, с какими проблемами суждено столкнуться бел@русам на пути изменения названия РБ в финском языке? Первая – это комиссия по финскому языку, которая обычно не готова менять устоявшиеся названия, пока они не укоренятся в финском языке. Свазиленд, например, так и не был вычеркнут из списка стран, и Swazimaa значится там наряду с Eswatini. В начале девяностых Эстония обращалась к Финляндии с просьбой переименовать страну в Eesti, но южная соседка до сих пор называется Viro. Между прочим, в опубликованном на сайте Центра языков Финляндии списке государств в качестве синонимов значатся и Eesti, и Belarus, так что желание бел@русов уже частично исполнено. Но вот Viro и Valko-Venäjä из него будут исключены – если вообще будут – еще нескоро.

Еще одна проблема связана с тем, что любое подобное переименование касается только официальной сферы и официальных документов. Но обычным носителям языка все равно, что написано в государственных перечнях и классификаторах. Они говорят так, как привыкли, и обычно даже не подозревают о «неправильности‎» используемых ими названий. Процесс устаревания слов довольно долгий, и одного росчерка в министерском документе для него недостаточно.

Хотя в Германии, Дании и Швеции сменили официальное название страны, слова Weißrussland, Hviderusland и Vitryssland никуда не исчезли из обихода. И до сих пор в интернете можно спокойно найти их употребление не только в контексте дискуссий о названии РБ. Плюс эти переименования ограничиваются пределами страны, а не языка. Так, Австрия и Швейцария переняли языковые изменения, произошедшие в Германии, а в Финляндии, где шведский является вторым государственным языком, этого не сделали. На шведской версии сайта финского министерства иностранных дел страна так и называется Vitryssland.

Не мне, конечно, советовать бел@русам, что им делать. Если для них это важно, то надо добиваться чего угодно. Но если бы бел@русом был я, то озаботился совсем другим переименовательным вопросом. И обращался бы не в МИДы, а в ИСО. ISO – это Международная организация по стандартизации, штаб-квартира которой расположена в Женеве.

У этой организации есть стандарт ISO 3166, который определяет кодовые обозначения суверенных государств и зависимых территорий. Со списком ISO 3166-1 alpha-3 проблем нет: в нем значатся трехбуквенные коды, и РБ имеет код BLR. А вот ISO 3166-1 alpha-2 уже проблематичен: в нем двухбуквенный код страны – это BY. Это сочетание букв можно увидеть на автомобильных номерах и после точки в адресах бел@руßких интернет-сайтов.

Но откуда взялась эта таинственная буква Y, если в слове Belarus ее и в помине нет? Она осталась в наследство от вышедшего из употребления английского наименования Byelorussia. Вон она, идет вторым номером. Название страны поменялось, а вот код остался прежним.

Задача по переименованию (если ей кто-то озаботится) будет ох какой непростой. И не в силу упрямства ISO, а из-за плотных рядов государств на B. Код BA уже занят Боснией и Герцеговиной, BE – Бельгией, BL – заморским сообществом Франции в Карибском море Сен-Бартелеми, BR – Бразилией, а BS – Багамскими островами. Остался только код BU, отданный до конца 2039 года Бирме. Страна зачем-то зарезервировала его на пятьдесят лет в 1989 году, когда переименовалась в Мьянму и получила новый код MM. Не знаю, захочет ли Мьянма делится своим устаревшим кодом и захотят ли бел@русы его «‎донашивать», но пока что это единственный возможный вариант.

Но какие бы переименования не предстояли в будущем, живе BY, BLR или РБ!

Последние новости

Muualla Yle.fi:ssä