Kaikki talviolympialaisista!
Новости

Иммиграционное ведомство не верит в любовь финки и беженца из Ирака

Bahaa Al Saedi ja Hanna Al Saedi
Бахаа и Ханна аль-Саеди Фото: Jani Aarnio / Yle

Среди прочего ведомству показалась подозрительным разница в возрасте у супругов. Ханна и Бахаа аль-Саеди не отчаиваются и готовы бороться за право жить вместе до конца.

Жительница небольшого финского муниципалитета Пялкяне, расположенного на берегу одноименного озера, пребывает в состоянии шока и страха. Иммиграционное ведомство Финляндии отказало ее законному супругу в предоставлении вида на жительство на основании семейных связей.

Теперь иракского беженца Бахаа аль-Саеди в любой момент может забрать полиция и депортировать обратно в Ирак, несмотря на то, что супруги находятся в процессе обжалования решения в административном суде. На прошлой неделе им сообщили, что суд отошел от обычной практики и не приостановил действие решения о депортации. Бахаа и Ханна – коренная финка, взявшая фамилию мужа, – считают, что возвращение на родину будет означать верную смерть.

– Когда пришло решение, муж плакал и был сам не свой. Мы даже в худших кошмарах не могли представить, что такое может произойти, – признается Ханна. – По словам нашего адвоката, депортация в таких случаях всегда запрещается. Он считает произошедшее неслыханным.

Bahaa Al Saedi ja Hanna Al Saedi
Супруги на рыбалке Фото: Jani Aarnio / Yle

Большая разница

Ханна и Бахаа познакомились осенью 2015 года в городе Кангасала, в центре по приему беженцев Кайванто. Бахаа находился там в качестве просителя убежища, а Ханна была добровольцем «Красного креста». Хотя общего языка поначалу не было, им удалось подружиться, и постепепнно пара познакомилась ближе и они влюбились друг в друга.

Когда у Бахаа осенью того же года умер родственник, Ханна взяла будущего мужа к себе домой, чтобы он отвлекся и отдохнул от атмосферы центра по приему беженцев. В большом доме Ханны нашлась комната и для друга Бахаа, тоже просителя убежища. С тех пор все трое так и живут в этом доме.

Невероятно, что кто-то может утверждать, что у ненастоящие отношения, не видя нас и не побеседовав с нами.

Два года назад Ханна и Бахаа заключили брак по мусульманским обычаям, а около года назад – официально в финском магистрате.

Впрочем, по мнению Иммиграционного ведомства, пара не жила настоящей семейной жизнью. В качестве обоснования был приведен тот факт, что в их доме жили другие лица из центра по приему беженцев, а также что 48-летняя Ханна на шестнадцать лет старше супруга.

Ханна считает все эти причины надуманными:

– Невероятно, что кто-то может утверждать, что у нас нет настоящих отношений – не видя нас и не побеседовав с нами. Разве не достаточно, что мы любим друг друга?

Подлинность брака засвидетельствовали и многочисленные друзья, знакомые и родственники пары. Их письменные свидетельства, в которых рассказывается о любви, родственности душ и взаимоуважении Ханны и Бахаа, сейчас приложены к апелляции. Супругов хорошо знают местные жители: они активно участвуют в работе прихода, «Красного креста» и организаций по защите животных и детей.

Без комментариев

В период с начала июня по конец ноября прошлого года Иммиграционное ведомство рассмотрело 1406 заявлений, в которых супруг гражданина Финляндии запрашивает первичный вид на жительство. В 166 случаях заявители получили отказ.

Наибольший процент одобренных заявлений пришлось на граждан России (4 отказа из 173) и США (2 отказа из 80). Больше всего отказывали гражданам Вьетнама (26 отказов из 59) и Ирака (22 отказа из 116).

Есть небольшая разница и в распределении по полу. В случае жен-иностранок процент одобренных заявлений составил 91,6, у иностранных мужей – 83,8.

Старший инспектор ведомства Леена Турку говорит, что не может комментировать какой-либо конкретный случай, в том числе случай Ханны и Бахаа. По ее словам, каждое заявление рассматривается и оценивается целиком.

Вплоть до ЕСПЧ

В родной стране Бахаа аль-Саеди был полицейским. По его рассказам, его похитила и пытала шиитская милиция, которая выполняет функции службы безопасности. Ему удалось сбежать от них и из страны, и в итоге он оказался в Финляндии. Здесь он запросил убежища, в котором ему было отказано.

Хотя пару удивил отказ в предоставлении убежища, они были уверены в том, что Бахаа сможет остаться в стране на основании брака с гражданкой Финляндии. Поэтому второй отказ стал таким шоком для обоих.

– Неужели брак ничего не значит для Иммиграционного ведомства? Неужели Финляндия действительно считает, что мне нужно продать дом, бросить работу учителя и оставить своих престарелых родителей для того, чтобы иметь возможность жить со своим супругом?– причитает Ханна. – Многие вещи держат меня здесь, но мы не можем и жить в разлуке. Когда находишь человека, с которым тебе хорошо, невозможно от него отказаться.

Бахаа тоже уже привык к жизни в Пялкяне. Без вида на жительство он не имеет права работать, но он ухаживает за животными, помогает знакомым, рыбачит, собирает ягоды и готовит еду. Друзья и родственники Ханны стали и его друзьями и родственниками.

– Бахаа не приехал сюда бездельничать. Он хочет работать и жить со своей женой, – говорит Ханна. – Мы могли бы основать свою фирму и помогать старикам. У нас много совместных планов.

Сейчас семья аль-Саеди живёт одним днем и в постоянном ожидании. Хотя ситуация непростая, они не отчаиваются.

– Наш адвокат верит в том, что решение удастся отменить. Он пообещал довести дело хоть до Европейского суда по правам человека.

Bahaa Al Saedi ja Hanna Al Saedi
Фото: Jani Aarnio / Yle

Последние новости

Muualla Yle.fi:ssä