Новости

Из Москвы передает... Аарне Таннинен

aarne tanninen
Первый собкор финской буржуазной газеты в СССР Аарне Таннинен. Фото: Anna Mattila, Yle

"В Советском союзе мне казалось смешным, что там никогда не происходило никаких аварий, ни одна газета никогда не писала, что упал самолет, или поезд сошел с рельсов, или урожай испортился из-за заморозков. Все всегда было в порядке", - вспоминает свою работу в Москве в хрущевскую оттепель Аарне Таннинен.

Весной 1958 года ответственный главный редактор газеты Uusi Suomi Ээро Петяяниеми неожиданно пригласил в свой кабинет молодого журналиста Аарне Таннинена. Обычно журналистов вызывали к главреду, когда они допускали какую-нибудь ошибку, вспоминает Таннинен в своих мемуарах.

Петяяниеми, однако, не стал ругать Таннинена, а попросил его сесть и спросил:

- Поедешь в Москву?

- Зачем?

- Работать корреспондентом. Даю тебе 15 минут времени подумать.

Так Аарне Таннинен стал первым корреспондентом буржуазной газеты Северных стран в Москве.

- Я приехал в Москву в конце марта 1958 года, в преддверии Первомая. Меня пригласили на Красную площадь. Главным гостем там был Фидель Кастро, - вспоминает Аарне Таннинен в интервью Русской службе Yle.

Видео: Кекконен
Видео
Президент Финляндии Урхо Кекконен отправляется с визитом в Новосибирск, 1960 г. Видео: Yle

Хрущевская оттепель – от цензуры до самоцензуры

Таннинен приехал в Москву в начале хрущевского периода, когда Советский Союз после долговременной изоляции стал постепенно открываться для остального мира. По словам Таннинена, люди в Москве с опаской относились к иностранному журналисту.

До начала 1960-ых годов корреспонденты западных газет работали в здании Центрального телеграфа, где в одном из коридоров для иностранных журналистов было отведено восемь телефонных кабинок, в которых, однако, не было телефонов.

- В кабинках стояли маленький столик и стул. Там мы сидели поочередно, хотя нас было не очень много, - говорит Таннинен.

Готовый текст надо было передать человеку, который отвозил бумагу цензору, работавшему в другой комнате. Журналисты никогда не видели цензоров.

- Текст можно было отправлять в Финляндию только после прохождения цензуры. Иногда я получал его обратно за десять минут, иногда приходилось ждать несколько часов, иногда текст вообще не возвращали.

Количество иностранных корреспондентов в Москве постепенно увеличивалось, и Хрущев в начале 1960-ых отменил цензуру.

Видео: Кекконен и Хрущев
Видео
Президент Финляндии Урхо Кекконен встречается с лидером СССР Никитой Хрущевым, 1959 г. Видео: Yle

Свидетель исторических событий

Возведение Берлинской стены, Карибский кризис, Ночные заморозки и Нотный кризис в советско-финляндских отношениях…

Аарне Таннинен за проведенные в Москве пять лет получил уникальную возможность наблюдать за рядом исторических событий, повлиявших на судьбы жителей Финляндии и всего мира.

Кризис в советско-финских отношениях начался осенью 1958 года, когда в Финляндии сформировалось правительство, состав которого не устроил Советский Союз. Торговые и политические отношения были заморожены, посол Советского Союза покинул Финляндию. Финское правительство вынуждено было подать в отставку, а президент Урхо Кекконен с супругой Сюлви в конце января поехали в Ленинград. В городе «случайно» находились также Никита Хрущев и Андрей Громыко. Со встречей Кекконена и Хрущева связана и первая встреча Таннинена с советским лидером.

После переговоров лидеры стран посетили балет. Во время перерыва Таннинен и корреспондент газеты Kansan Uutiset Ярно Пеннанен пошли покурить в небольшой вестибюль.

- Вдруг открылась дверь, за ней стоял Хрущев. Он спросил, как дела у финской прессы. Ни один из нас тогда еще не говорил по-русски. Мы постарались объяснить, что все хорошо, нас хорошо кормят. Хрущев был готов дать интервью финской прессе, а мы ничего не могли спросить у него по-русски. Мы пообещали друг другу, что никогда никому не расскажем об этом конфузе. Но Пеннанен уже умер, и я решил все-таки рассказать, что тогда случилось, - вспоминает Таннинен.

Видео: Кекконен в Ленинграде
Видео
Президент Финляндии Урхо Кекконен с визитом в Ленинграде Видео: Yle

Финляндизация – вещь негативная, но необходимая

Отмена цензуры в начале 1960-ых годов, однако, не означала, что корреспонденты получили возможность свободно поднимать любые темы. «Не выпиши себя вон из страны», посоветовал главный редактор Uusi Suomi Ээро Петяяниеми своему журналисту. Необходимо было научиться не только читать, но и писать между строк. Иначе статья не проходила цензуру, или в худшем случае журналиста отправляли на родину.

Таннинен рассказывает, что он в начале мая 1960 года случайно услышал как два советских журналиста говорили о гибели американского самолета-разведчика Lockheed U-2, и об аресте пилота. Правда, журналисты говорили о двух пилотах, хотя пойман был один. Публика еще не знала, что пилот жив. Таннинен решил не сообщать об этом своей газете, но рассказал о слухах своему американскому коллеге, корреспонденту New York Herald Tribune Тому Ламберту, который быстро пошел в свою кабину и «стал так бурно печатать, что оконное стекло дрожало». Потом он отправил свою статью цензору, который, конечно, запретил ее публикацию.

- По-моему, быть осторожным - это было в своем роде патриотизмом. Все-таки я считаю, что нам многое удалось рассказать. Мне, конечно, досадно, когда рассматривают исторические события, не учитывая общую картину и те условия, в которых мы работали. Финляндизация, конечно, было вещью негативной, но необходимой.

После Москвы Таннинен работал корреспондентом также в Лондоне и Вашингтоне. Как отличалась работа журналиста в Лондоне от работы в Москве?

- В Лондоне я мог в любой момент позвонить, например, в канцелярию президента и получил ответ.Все было открыто, все стало возможным. Это был совершенно другой мир. В Советском Союзе мне казалось смешным, что там никогда не происходило никаких аварий, ни одна газета никогда не писала, что упал самолет, или поезд сошел с рельсов, или урожай испортился из-за заморозков. Все всегда было в порядке. А когда я вернулся на Запад, СМИ были полны таких происшествий. Заметна была большая разница между свободной прессой и прессой, стремлением которой было укрепление политической системы.

Последние новости