Новости

Из Москвы передает... Рейо Никкиля

Reijo Nikkilä
Рейо Никкиля Фото: Heidi Zidan/Yle

Хрущевская оттепель, период брежневского застоя, Горбачев и перестройка, путч 1991 года – финский журналист и документалист Рейо Никкиля стал свидетелем важнейших событий, произошедших в последние десятилетия Советского Союза.

Рейо Никкиля впервые познакомился с тем, как живут люди в Советском Союзе, ровно 60 лет назад. Он был одним из первых двадцати финских стипендиатов, поехавших учиться в соседнюю страну в рамках официальной программы. Половину отправили в Москву, а половину, в том числе и Никкиля, – в Ленинград. Финские студенты, однако, смогли начать учебу только в ноябре из-за кризиса в отношениях между Финляндией и Советским Союзом – так называемых «ночных заморозков».

Каким был Советский Союз в 1958-м году?

– Это были лучшие годы хрущевской оттепели, которая началась с речи Никиты Хрущева на XX съезде КПСС, в которой он разоблачил злодеяния Сталина, или по крайней мере те из них, к которым он сам не был причастен. Люди на улицах улыбались, они ощущали, что началась новая эра. Об ужасах сталинского времени не говорили. Я тоже узнал о них намного позже, – вспоминает Никкиля.

Он отмечает, что атмосфера стала постепенно ужесточаться уже в 1959 году.

– Я был деревенским парнем, а Ленинград стал для меня первым действительно большим городом. Мне не с чем было сравнивать. Повсюды были видны следы войны – город был в развалинах. Я думал, город пострадал так сильно, что для восстановления потребуется много времени. Но оказалось, что перемены к лучшему происходят очень медленнно: в Ленинграде 60-70-х годов было по-прежнему много разрушенных строений.

Brezhnevin kuolema
Скончался Леонид Ильич Брежнев. Фото: Reijo Nikkilä

«1968-й год сделал из меня журналиста»

1968-й год стал водоразделом для многих современников, в их числе и Рейо Никкиля.

– Я был в Праге в августе 1968-го года, и это стало точкой невозврата в моей жизни. Я тогда окончательно выбрал профессию журналиста. Прервал учебу, стал работать на Yleisradio. Я должен был специализироваться в Советском Союзе, но вскоре стало ясно, что я не смогу получить визу. Почти четыре года мне не давали въехать в СССР, – говорит Никкиля.

В середине 1970-х годов выбор московского корреспондента определялся политическим балансом. В Москву отправили социал-демократа Юхани Линдстрёма, который заменил коммуниста Аарре Нойонена. Линдстрём, однако, занялся в Москве нелегальным бизнесом. В конце концов Полиция безопасности Финляндии обратилась к Yle и предупредила, что корреспондент представляет угрозу для безопасности страны, после чего телерадиокомпании пришлось выбрать нового корреспондента.

– Начальник отдела международных новостей Аарне Таннинен отдал предпочтение мне, зная, что я был коммунистом. За день до отъезда в Москву представитель посольства СССР сообщил, что меня не аккредитуют. Визу бы я получил, но без аккредитации смысла в моей работе не было.

В Москву снова отправили Аарре Нойонена. Тот, однако, скончался в 1977 году, и на его место наконец назначили Никкиля.

Позже в офис Yle в Москве послали второго корреспондента, опытного журналиста Юрьё Лянсипуро, чтобы «сбалансировать слишком односторонне освещение событий в Советском Союзе».

Aleksandr Gelman
Драматург, политический деятель Александр Гельман. Фото: Reijo Nikkilä

Культура и спорт

В 80-е годы Рейо Никкиля и Юръё Лянсипуро разделяли задачи: Лянсипуро сосредоточился на экономике, а Никкиля – на культуре.

– Культура была очень видной и важной частью общественной жизни. Мы сыграли важную роль при подъеме культуры андеграунда. Позже это подтвердили даже российские ученые. Нас всегда было 3-4 представителя западных СМИ; The Guardian, El País, Frankfurter Allgemeine Zeitung и мы. Иногда еще шведы. Нас приглашали на различные акции, перформансы. Это было очень интересное время. На выставке молодых художников совершенно неожиданно была представлена абстрактная живопись. Открылось первое Литературное кафе, галерея «Беляево». Мы брали длинные интервью у художников. Когда в Манеже выступил Гребенщиков, Yle была единственной телерадиокомпанией, которая снимала все это для телевидения, – вспоминает Никкиля.

Говорят, что иностранные корреспонденты обычно не пишут о спорте и культуре. Никкиля делал и то, и другое. Во время Московской Олимпиады 1980-го года ему пришлось перевоплотиться в настоящего спортивного комментатора. К счастью, он сам в молодости занимался спортом, поэтому ему было несколько легче освещать события этой сферы жизни.

– Во время Олимпийских игр в Москве я каждый вечер подводил итоги дня в конце главного выпуска новостей Yle. Неожиданно финн Томи Пойколайнен завоевал золото в стрельбе из лука. Я никогда не видел соревнований по этому виду спорта. Я забрал Пойколайнена из Олимпийской деревни и проехал 40 километров до Останкино. По пути Пойколайнен знакомил меня с секретами стрельбы из лука, а потом я взял у него интервью в прямом эфире. Я также рассказывал зрителям о турнире за приз газеты «Известия», хотя не был большим поклонником хоккея. Мы всегда снимали начало матча, потом ехали в студию, где монтировали запись, а потом мне звонили и сообщали результат матча.

Jurih Afanasjev
Юрий Афанасьев Фото: Reijo Nikkilä

Перестройка

В последние годы Никкиля в Москве началась перестройка.

– Главной была не вера в перестройку как таковую, а наша надежда на то, что из этого что-то получится... У меня были друзья, которые никогда не были членами компартии, но во время перестройки в нее вступили.

– В 1986-87 годах стали проводить пресс-конференции, на которые приглашали политологов, историков и так далее. Долгое время на этих пресс-конференциях информацию выдавали по капле, часто сообщали ложные сведения. Я брал интервью у Юрия Афанасьева, который в то время стал использовать слово «полуправда». Мы лишь со временем поняли, что дела обстоят совсем не так, как нам пытаются показать.

Теперь мы опять оказались в той же ситуации, сейчас, пожалуй, даже хуже. Искажают факты в обратную сторону, утверждают вещи, которые в прошлом уже разоблачили как ложные. Я уверен, что тогда политики думали, что народ не сможет вынести истинного положения вещей, поэтому надо было скармливать ему полуправду.

Punainen tori 1980
Красная площадь в 1980 году Фото: Reijo Nikkilä

Противоречивое отношение к Советскому Союзу

Никкиля работал в Москве корреспондентом Yle с 1977 по 1987 год. За это время изменились как страна, так и сам журналист.

Никкиля признается, что в молодости был наивным и верил пропаганде. Его глаза стали открываться в 80-е годы, когда он теснее познакомился с людьми из культурной сферы.

– Наверное, повлияло еще совместная работа с Юрьё Лянсипуро и знакомство с русским андеграундом. У меня были широкие контакты среди русских и еврейских представителей культуры, а у Юрьё было много знакомых в западных посольствах и среди иностранных корреспондентов.

– Я отчаянно искал себя, искал правду, но в некотором смысле я являлся приспособленцем. В том смысле, что одновременно я верил пропаганде и подвергался промывке мозгов. Я был непростительно лоялен к Советскому Союзу, я был некритичен, наивен. И вместе с тем советская власть еще в 80-е годы не доверяла мне, – говорит Никкиля.

Никкиля признается, что в конце 1970-х годов еще не осознавал значения и силы диссидентского движения.

– Нам не запрещали рассказывать о диссидентах, но и мои предшественники не говорили о них. Только Линдстрем написал статью о Солженицыне, в которой в резких выражениях осудил писателя.

– Были и неприятные моменты… Моя лояльность выражалась в том, что я старался избегать комментирования событий, но передавал взгляды советской стороны в виде цитат. Мой предшественник, который тоже был коммунистом, передавал эти взгляды как свои собственные. Я все-таки стремился к тому, чтобы слушатель не воспринимал то, что я говорю, как советскую пропаганду, хотя мне не всегда это удавалось. Я хотел несколько дистанцироваться. С другой стороны, не всегда плохо передавать то, что говорят политики, без комментариев…

После 1987 года Никкиля вернулся в Финляндию, но продолжил освещать жизнь и события в Советском Союзе уже не в роли корреспондента, а как писатель-документалист.

Последние новости

Muualla Yle.fi:ssä