Новости

Художник Ахола-Вало верил в преобразующую силу образования – жизнь странника-космополита можно назвать универсальным произведением искусства

Ahola-Valo
Алексантери Ахола-Вало, “Памятник человеку грядущего мира” (1975). Фонд Валола Фото: Фото: Йоуни Киискинен

В Музее Галлен-Каллела открылась выставка художника, архитектора, педагога и мыслителя Алексантери Ахола-Вало (1900–1997). Все аспекты деятельности этого уникального человека были направлены на создание более совершенного и доброго мира.

Ровесник прошлого века Алексантери Ахола-Вало прожил удивительную жизнь, которая почти целиком прошла за пределами Финляндии. Детство он провёл в Санкт-Петербурге и его окрестностях.

На уроки рисования мальчик ходил к Илье Репину, а более полное художественное образование получил в Витебском художественном училище под руководством Юделя Пэна, учителя Марка Шагала, и под влиянием Казимира Малевича. Учился он и в Одессе в Политехникуме изобразительных искусств. В студенческие годы Ахола-Вало даже попробовал силы в роли статиста в фильме Сергея Эйзенштейна “Броненосец Потёмкин”. Затем жил в Минске, где получил признание и был центральной фигурой арт-сообщества.

Поначалу сочувствующий социализму Ахола-Вало быстро в нём разочаровался. Случаи насилия и неожиданной пропажи знакомых ему людей укрепили мысль о необходимости возвращения на родину.

Человек будущего

Жизнь финского художника была полна на события, самым важным и чудовищным из которых было Кровавое воскресенье. В тот январский день пятилетний Алексантери отправился с соседскими мальчишками на Дворцовую площадь и оказался невольным свидетелем безумной жестокости взрослых. “Я был слишком мал и не смог забраться на дерево, другие же залезли, чтобы лучше видеть шествие. Вдруг началась стрельба и мои друзья замертво упали с дерева,” – Ахола-Вало позже напишет в дневнике.

– Кровавое воскресенье, которое Ахола-Вало назвал шокирующим переживанием из детства, как бы указало на главную цель в его жизни. Он считал своим долгом воспитывать и просвещать других; объяснять, что хорошо, а что плохо, – рассказывает куратор выставки Йоуни Киискинен.

Ахола-Вало шёл своей дорогой как в вопросах творчества, так и в вопросах педагогики. Он разработал оригинальную систему самовоспитания. Учение, получившее название эвохомология, основывается на организованной им в детстве школе. Семилетний Алексантери при помощи отца открыл в посёлке Вырица летнюю школу с целью повысить уровень грамотности среди детей и заодно спасти их от домашнего насилия. Ахола-Вало верил, что только с помощью образования можно улучшить окружающий мир и создать более совершенного человека.

Ahola-Valo
Первые записи в дневнике Алексантери делал на русском языке, но язык быстро сменился на финский. Уже в семилетнем возрасте мальчик описывал и зарисовывал серьёзные события своей жизни. Страницы дневника Ахола-Вало. Фото: Анна Маттила.

В возрасте семи лет он сделал первые записи в дневнике. Постепенно дневник стал важным инструментом самовоспитания, с помощью которого художник, в частности, пристально следил за расходованием своего времени.

– В его образовательных концепциях просматривается идея эпохи Просвещения: действовать исходя из здравого смысла, а не полагаясь на убеждения. Далее следовали идеи о саморазвитии и разработка целой воспитательной системы. Он был очень талантливым и многосторонним человеком, который стремился использовать эффективно каждую минуту, – поясняет Киискинен.

Вся жизнь искусство

На выставке можно увидеть архивные материалы, картины и гравюры, а представленные в музее произведения Аксели Галлен-Каллела по-своему комментируют работы коллеги.

– Художники затрагивают такие глобальные темы, как свет, тьма, рост. В данном случае архивные материалы тоже произведения искусства. На самом деле всю жизнь Ахола-Вало можно назвать универсальным произведением искусства, – описывает выставку Киискинен.

Художественная деятельность является некой платформой, которая соединяет между собой все элементы жизни Ахола-Вало. Он был странником-космополитом, которому неоднократно приходилось искать своё место в новом обществе. В таких ситуациях отношения зачастую налаживались с помощью искусства.

– Искусству отведено много ролей в жизни и деятельности Ахола-Вало. Прежде всего, оно помогало пережить шокирующие события. Например, увиденное в Кровавое воскресенье он сразу же нарисовал, а во взрослом возрасте сделал посвящённую событию гравюру. С другой стороны он создавал более красивый мир для себя, такой в котором хотел бы жить. Он как бы поддерживал горизонт надежды с помощью искусства.

Пути Галлен-Каллела и Ахола-Вало пересеклись в 1930 году. Тогда Ахола-Вало пытался найти работу в Финляндии и надеялся на содействие Галлен-Каллела в этом вопросе.

– Искусство было точкой соприкосновения, а Галлен-Каллела являлся личностью высокого профиля. Думаю, что самоуверенный Ахола-Вало надеялся убедить Галлен-Каллела в своём мастерстве, – отмечает Киискинен.

С собой Ахола-Вало принёс 80 работ. “Галлен-Каллела поспешно вошёл в комнату и тремя быстрыми шагами достиг стола. Я стоял в стороне, пока он рассматривал папку. Галлен-Каллела посмотрел и заявил: С таким высоким уровнем можно получить любую работу,” – так позже опишет встречу Ахола-Вало.

Молодому человеку удалось убедить маэстро в своей компетенции, однако этого было недостаточно. У приехавшего из СССР художника не было шансов найти на работу, несмотря на протекцию Галлен-Каллела.

Ахола-Вало вернулся в СССР и устроился на работу в московском Институте охраны материнства и младенчества. Официально он числился архитектором. Также вместе с директором учреждения он разрабатывал план воспитания нового поколения людей.

Чужой среди своих

Советский режим и сталинские репрессии вынудили Ахола-Вало, у которого было финское гражданство, предпринять новую попытку обосноваться в Финляндии. По прибытию в Хельсинки в мае 1933 года Ахола-Вало сразу попал под надзор Центральной криминальной полиции. Его подозревали в шпионаже. В Финляндии он был подозрительным чужаком, “рюссой”, а когда началась Зимняя война, он оказался в превентивном заключении.

Ахола-Вало пытался преодолеть трудности и наладить жизнь в Финляндии, однако это оказалось непосильной задачей и художнику пришлось ещё раз переехать. На этот раз в Швецию.

Всё же на закате жизненного пути он добился признания и на родине. Ахола-Вало стал лауреатом премии имени Сигнеуса за вклад в развитие педагогики, а также получил звание почётного доктора педагогических наук университета Оулу.

Выставка открыта в Музее Галлен-Каллела (Gallen-Kallelantie 27, Espoo) до 19.1.2020.

Источники: Aleksanteri Ahola-Valo, Koulupojan päiväkirja, osa 1, 1988.

Risto Suvanto, Aleksanteri Ahola-Valo ja viisas rakkaus, 1994.

Последние новости

Muualla Yle.fi:ssä