Новости

Когда жизнь остановилась: врачи дважды не заметили рак шейки матки, и теперь Нетта Брандт может не дожить до своего сорокалетия

Oululainen Netta Brandt
Фото: Paulus Markkula / Yle

Два раза специалисты частной клиники не смогли обнаружить в анализах раковую опухоль. Теперь из-за этого 36-летняя Нетта Брандт ходит на терапию, как на работу, и планирует свою смерть.

Нетта Брандт с вероятностью 60 процентов доживет до конца этого года. Вероятность прожить 2025 год составляет уже 20 процентов, а остаться в живых в 2030 году – всего 10 процентов.

Такие данные, основанные на статистике, женщина почерпнула из специального врачебного пособия. Там она искала информацию о раке шейки матки. Увидев эти печальные цифры, Нетта перестала гуглить свою болезнь.

– Я поняла, что вряд ли смогу это пережить.

Официально врачи не давали ей никакого прогноза о продолжительности жизни, но она и сама не очень хотела его знать.

– Я стараюсь вести насыщенную жизнь и жить каждым днем.

Непростительная ошибка

36-летняя Нетта Брандт узнала о своем диагнозе – рак шейки матки – весной 2020 года. Опухоль в то время уже успела разрастись до достаточно больших размеров, так что это была не ранняя стадия.

– Со знанием о болезни я живу уже 14 месяцев. Но никто не знает, сколько лет опухоль развивалась во мне.

Когда Нетте было 30 лет, ей делали цитологический мазок, также известный как тест Папаниколау. Это анализ, с помощью которого можно обнаружить предраковые или раковые клетки во влагалище и шейке матки. Тогда тест был отрицательным.

В августе 2019 года женщина обратилась к гинекологу клиники Mehiläinen из-за вагинальных кровотечений. Мазок Папаниколау показал негативный результат, а гинеколог не нашел никаких отклонений.

Несмотря на это, кровотечения продолжились, и Нетта вновь пошла к гинекологу весной прошлого года. Мазок вновь оказался отрицательным, и гинеколог не нашел причин для беспокойства.

Месяцем позже кровотечения были уже такими обильными, что из Mehiläinen ее направили в приемное отделение университетской больницы Оулу. Там сразу диагностировали рак.

– Я спросила, могла ли опухоль развиться за месяц. Мне ответили, что нет.

По мнению Центра страхования пациентов, рак шейки матки можно было обнаружить еще в августе 2019 года. Это означает, что гинеколог и специалист по патологиям дважды совершили одну и ту же ошибку, из-за которой лечение началось на восемь месяцев позже.

– Три специалиста по патологиям нашли в моих пробах раковые клетки, а в Mehiläinen их не обнаружили. Понимаю, что можно ошибиться раз, но дважды… Это просто халатность.

Специалиста по поиску патологических изменений можно сравнить с пилотом воздушного судна. Ни то, ни другой не имеет права на ошибку, потому что на кону стоят жизни людей.

Нетта решила поведать свою историю публично, чтобы предупредить тех, кто может попасть в похожую ситуацию. Она даже стала вести блог о том, как жить с ее диагнозом.

– Я доверяла медикам и не понимала важность того, что необходимо защищать свои права и требовать дополнительных исследований.

По словам руководителя отдела исследований Онкологического регистра Ахти Анттила, крайне редко рак шейки матки пропускают в анализах дважды. Он говорит, что такого в Финляндии происходить не должно. Регистр был создан в 1952 году для сбора данных обо всех онкологических случаях в Финляндии для медицинских и статистических исследований различных опухолей.

Только плохие новости

После обнаружения рака Нетте сразу же стали проводить лучевую и химиотерапию. И все равно опухоль разрасталась. Первые метастазы нашли на УЗИ в реберной кости. Раковые клетки вызвали трещину в кости и сделали ребро хрупким.

Но даже тогда Нетта не теряла надежду. Это были только первые метастазы, с которыми можно жить. Но вскоре выяснилось, что излечить рак уже не удастся.

– Когда нашли метастазы, врачи стали говорить не об излечении, а о сдерживании болезни. В январе я спросила у них напрямую, и они признали, что моя опухоль неизлечима.

А потом плохие новости стали приходить одна за другой. В апреле метастазы были уже в трех ребрах, в шести позвонках и в легких.

– Когда я услышала, что опухоль добралась до легких, мне стало страшно. После этого я перестала верить, что доживу до сорокалетия.

Нетта зла на врачей, которые не обнаружили у нее рак вовремя. Из-за их ошибки подлежавшая лечению опухоль теперь неизлечима.

– Я кляну их и обзываю их, потому что даже не могу произнести их имена или звания. Они могут дальше жить нормальной жизнью, а моя жизнь остановилась.

Из-за болезни Нетте пришлось уйти с работы. Она постоянно ходит на медицинские исследования и терапию. Опухоль и процедуры привели к проблемам с кишечником, мочеполовой системой. Молодая женщина постоянно устает, не может уснуть и заставить себя поесть.

– И вся оставшаяся жизнь будет такой.

Предпоследняя соломинка

Узнав о распространении опухоли по телу, Нетта стала сама читать и узнавать о разных вариантах лечения. Против некоторых видов онкологии дают иммунобиологические препараты, но от гинекологических раковых заболеваний они еще не одобрены. Один сеанс иммунотерапии стоит 8700 евро. Родители Нетты готовы оплачивать ее лечение, пока не кончатся деньги.

На счастье, в университетской больнице Оулу ей предложили принять участие в испытаниях иммунотерапии, и первый сеанс состоялся в мае.

– У меня началась пневмония, и лечение пришлось прервать.

Сейчас пневмония уже прошла, и иммунотерапию удалось продолжить.

– Впервые за долгое время хорошие новости. Если судить по снимкам, метастазы в легких уменьшились на один-два миллиметра. Может быть, это то чудо, которое сохранит мне жизнь.

Если иммунотерапия не окажет нужного эффекта, впереди женщину ждут цитостатики, которые она будет вынуждена принимать всю жизнь. Цитостатические препараты подавляют процесс роста и развития всех клеток организма, в первую очередь действуя на злокачественные.

– Возможно, они смогут поддерживать мою жизнь до тех пор, пока не найдется новый способ лечения.

Небольшая компенсация

Центр страхования пациентов выплатил Нетте 12400 евро в качестве компенсации за врачебную ошибку. Кроме того, ей полностью покрывают расходы на лечение и лекарственные препараты.

– Для меня, как человека с небольшим доходом, эта сумма казалась огромной, но на самом деле это компенсация за боли на всю оставшуюся жизнь. Я посчитала, что этих денег хватит на один год, потому что официально я нахожусь на больничном.

Единственная значительная покупка, на которую она потратила часть этих денег, – это электросамокат. Он облегчает Нетте передвижение между домом и больницей. Когда она идет пешком, даже небольшой подъем дается ей очень тяжело, а больше двух километров она вообще не может пройти.

Возможно, Нетте удастся получить компенсацию за потерю дохода и постоянное увечье, но точной суммы она пока не знает. 840 евро, которые она заплатила клинике Mehiläinen за приемы врачей, она смогла получить только после жалобы в комиссию по правам потребителей.

Нетта в целом недовольна тем, как Mehiläinen отнесся к ее случаю. Она надеялась, что от совершивших ошибку врачей поступит извинение и объяснение, что будет предпринято, чтобы не допустить подобного в будущем.

Новостная служба Yle отправила в Mehiläinen запрос о случае Нетты Брандт. Медицинский руководитель сети клиник Кайсла Лахденсуо ответила на запрос по электронной почте.

«‎Во всех нестандартных ситуациях мы проверяем каждый этап наших процессов. Мы выясняем, что случилось и что к этому привело. И исправляем порядок наших действий, чтобы предупредить повторение этого в дальнейшем».

Мысли о кремации

Нетта говорит, что уже успела мысленно смириться со своей смертью и даже сделать некоторые приготовления. Она уверена, что ее близкие не знают, насколько серьезно она относится к мыслям о смерти.

– Ткани и швейную машинку после моей смерти получит подруга, которая должна помочь в распределении наследства. Квартира отойдет моему супругу.

Нетта отдельно записала все пароли, чтобы супруг мог удалить все ее аккаунты в соцсетях.

Она даже уже продумала вопрос похорон.

– Я сказала мужу, что не хочу лежать в земле. Хочу, чтобы меня кремировали, а прах развеяли где-нибудь.

Но иногда Нетта просто желает проснуться и обнаружить, что все это было просто кошмарным сном.

– Ведь этого не могло со мной произойти. Люди младше сорока не умирают – разве что только в кино и в журналах.

Уточнение 26.7. Специалист по патологиям работал не в Mehiläinen, а в сети лабораторий Vita Laboratoriot.

Последние новости

Muualla Yle.fi:ssä