Новости

Колонка: Дискуссия о менструации – это вопрос не о крови, а о политике и правах человека

Emmi Nuorgam
Эмии Нуоргам родилась в 1988 году в Тампере и впервые столкнулась с месячными в 11-летнем возрасте. Фото: Antti Haanpää / Yle

Когда мы обсуждаем месячные, мы говорим не о менструальной крови, а о затрагивающих миллионы людей бедности, нетрудоспособности, психических расстройствах и бездетности. Так пишет в своей колонке журналистка и саамская активистка Эмми Нуоргам.

В шестом классе у нас весной был «поливочный день». Школьникам помладше разрешалось обливать водой из ведер шестиклассников, которые заканчивали младшую школу. Это был ритуал перехода из детей в подростки.

И в этот день у меня были месячные. Я промокла насквозь, из-за чего кровь начала просачиваться через штаны. Я попросила у учителя, у мужчины, разрешения пойти домой и переодеться, но, по его мнению, я должна была остаться и принимать участие в «поливочном дне» наряду с другими. Мне было ужасно стыдно за неяркое кровяное пятно на стуле, капли которого падали на пол, что я ушла домой без разрешения. В наказание меня оставили в школе после уроков, и я осознала, что даже в 11-летнем возрасте надо стыдиться месячных и «нести за них ответственность».

Мое поколение выросло в мире, где выронить тампон из сумки сродни катастрофе. Мы видели множество рекламных роликов, в которых менструальные выделения синие, а недержание мочи не позволяет жить нормальной жизнью. Когда мама захотела устроить праздник в честь моих первых месячных, я готова была провалиться под землю со стыда и за маму, и за менструацию.

Активисток, рисующих менструальной кровью, критикуют за то, что они превращают месячные в ненужный перформанс. Это, мол, медвежья услуга всем женщинам, а умные и ответственные индивидуумы оставляют свои менструальные выделения в туалете. Иногда такой активизм связывают с проявлением силы, что тоже неправильно.

Но постойте. Не большая ли медвежья услуга – утверждать, что месячные являются частным делом, обсуждение которого делает нас смехотворными?

Я уверена, что это так. Месячные – это не какая-то «девичья штука», о которой можно говорить только в туалете. Месячные – это огромный политический вопрос, затрагивающий миллиарды людей и о котором необходимо говорить вслух. В том числе за кофе, в соцсетях и на пленарных заседаниях парламента.

Публичного обсуждения вопроса менструации практически нет. Мы смотрим уже с младшими школьниками кровавые фильмы о войне, а в рекламных паузах нам показывают синий гель на прокладках. Об эндометриозе я впервые услышала, когда сидела у больничной кровати мучившейся от боли сестры. А когда моя знакомая за обедом рассказывала о связи синдрома поликистозных яичников и метаболического синдрома, я тайком гуглила, о чем шла речь.

Tamponien verotusta vastustava mielensoitus Saksassa.
В 2018 году в Германии прошла демонстрация, участники которой призывали отменить налог на женские гигентические средства. «Тампоны – это не роскошь» написано на плакате. Фото: AOP

Я уже сломала голову, думая над этими вопросами. В мире почти 4 миллиарда людей с менструацией, так что вряд ли мы не знаем об ее существовании. Единственное логичное объяснение заключается в том, что от месячных и связанных с ними заболеваний страдают в основном женщины и сексуальные меньшинства – то есть как раз те, кто в глобальном масштабе остаются за бортом принятия решений.

Так что я попробую донести свою мысль до власть имущих на языке, который может их заинтересовать.

Болезни, традиционно считающиеся женскими, например, эндометриоз, аденомиоз, синдром поликистозных яичников или вульводиния значительно снижают качество жизни. Они замедляют обучение и увеличивают количество больничных дней. Помимо невыносимой боли, эти заболевания связаны с нежелательной бездетностью и страхом появления метастазов. Эндометриоз настолько же распространен, как астма или диабет, но сколько обложкек газет и журналов были посвящены гинекологическим заболеваниям?

А что с менопаузой? По данным опроса BCC, каждая вторая респондентка сталкивалась с психическими проблемами, вызванными климаксом. Каждой четвертой приходилось пропускать работу, потому что симптомы менопаузы были крайне сильными. Журналистка Салла Пааянен открыто говорит о том, что с менопаузой пришли расстройства в сердечно-сосудистой системе и боли в суставах. Она моя родственница годами страдает от бессонницы, вызванной обильным потоотделением.

ПМС – это обычная тема для шуток. При этом предменструальное дисфорическое расстройство – это очень серьезное состояние, которое сильно мешает жить. Его следует сравнивать со многими другими хроническими болезнями, даже приводящими к потере трудоспособности. Люди с ПМДР страдают от бредовых расстройств и нарушения концентрации внимания. У некоторых симптомы напоминают психические заболевания и могут выражаться в желании навредить себе или агрессии.

При всем при этом менструация и менопауза неразрывно связаны с проблемой бедности, даже у нас в Финляндии. Гигиенические средства облагаются более высокими налогами, чем другие фармацевтические изделия. Общественные организации уже много лет борются за снижение налоговой ставки и за введение шотландской модели, то есть предоставление этих средств бесплатно, но пока эти инициативы были тщетны. Хотя Европарламент еще в 2019 году принял резолюцию, призывающую страны ЕС отменить налог на тампоны.

Так что когда мы обсуждаем месячные, мы говорим не о менструальной крови, а о затрагивающих миллионы людей бедности, нетрудоспособности, психических расстройствах и бездетности.

Иными словами, о политике.

Эмми Нуоргам

Автор мечтает об отслеживающем менструальный цикл приложении для смартфона, в которое можно было бы добавить своего партнера в качестве пользователя.

Последние новости

Muualla Yle.fi:ssä