Новости

Колонка: Когда можно будет вновь доверять людям?

Emmi Nuorgam
Эмми Нуоргам. Фото: Antti Haanpää / Yle

Во время пандемии мы в основном переживали за экономический рост. Но экономика второстепенна, если мы не можем больше доверять даже близким людям. Так пишет колумнистка Yle Эмми Нуоргам.

Некоторое время назад я привычно стояла на рынке в очереди за рыбой. Мимо прошел бывший коллега, с которым мы обычно обнимались при встрече. Он потянулся было с объятьями, но я его остановила. Я спросила, почему он носит маску. На это он ответил, что не верит в маски и что у него нет сил участвовать в этой клоунаде. После небольшого разговора о том, как у кого дела, он продолжил свой путь, а я осталась смотреть в замешательстве на бумажку с номером своей очереди.

Надо мной сгущались тучи возмущения. У меня возникло желание закричать коллеге вслед, что уже ни у кого нет сил хоть в чем-то участвовать! Как можно так думать? Разве мы не должны быть в одной лодке? Ну давайте еще ненадолго соберемся!

Но я ничего не закричала. Сделала свои покупки и отправилась домой.

Спустя несколько дней после мне рассказали историю, как один из супругов захотел подать на развод из-за того, что второй тайно сделал себе прививку. В соцсетях мне пишет молодежь, которой родители запретили вакцинироваться. Одна девушка спросила у меня, могут ли ей перестать давать карманные деньги просто на основании медицинской информации.

В соцсетях инфлюенсеры выставляют фотографии из своих зарубежных поездок, а в разделе светской хроники пишут о знаменитостях, которых видели в продуктовом магазине без маски. В семьях возникают конфликты из-за того, что кто-то отказался прийти на конфирмацию во время пандемии. Родители обижаются на детей за то, что те поженились без гостей в магистрате.

Всю пандемию звучали озабоченные голоса о том, выдержит ли такую нагрузку наша система здравоохранения и как необходимо восстанавливать экономику. У нас есть определенная стратегия, как восстановить постоянный экономический рост или как спасти находящееся на грани банкротства предприятие.

Но я не видела еще ни одно плана, как вернуть доверие между людьми.

Без эмпатии и веры в добропорядочность других людей не может быть семьи или рабочего коллектива. И может ли без них нормально функционировать общество?

Доверие и ощущение, что тебя замечают, являются ключевыми для сохранения человека как вида. Мы получаем удовольствие от тех вещей, которые дают нам ощущение взаимопонимания. Наш мозг жаждет окситоцина, который вырабатывается даже во время оказания помощи незнакомым людям. А одиночество – это угроза для выживания.

Пандемия поставила нас перед выбором: сражаться или бежать. Из-за затянувшегося чрезвычайного положения мы видим угрозу в других людях и в их действиях. Людские массы вызывают в нас стресс, а к тем, кто раньше был нам близок, мы теперь относимся с недоверием. Доброжелательность сменилась озлобленностью и чувством, что в конце концов останешься один.

Для снятия стресса и снижения ощущения нависающей угрозы нам необходимо чувствовать эмпатию. Расслабленность повышает нашу выносливость и наше положительно влияет на психологическое состояние. В стрессе нам тяжело думать и не остается места для новых идей, мыслей или мнений. Нам нужно также ощущение безопасности, чтобы мы могли доверять друг другу. Без эмпатии и веры в добропорядочность других людей не может быть семей или рабочих коллективов. И может ли быть без них нормально функционирующего общества?

В начале сентября была обновлена гибридная стратегия правительства. Соцсети наполнились радостью. Мы вернемся к нормальной жизни в этом году! Я, конечно, радовалась с остальными, но в то же время меня охватила тревога.

Значит ли это, что я буду должна вернуться в общество людей? И если да, то как это произойдет?

Эмми Нуоргам

Инфлюенсер из Тампере, которая хочет вновь научиться думать о людях хорошо

Последние новости

Muualla Yle.fi:ssä