Новости

Колонка: Меню на финском, пожалуйста

Janne Saarikivi
Фото: Petteri Sopanen / Yle

Насаждение английского языка в финском обществе связано не с интернациональностью или многокультурностью, а с разделение людей и труда по классам. Так пишет колумнист Yle профессор Янне Саарикиви.

Я часто прохожу мимо того места в районе Тёёлё, где по соседству друг с другом расположены пиццерия, которую держат турецкие мигранты, и традиционное хельсинское кафе Fazer.

Странно читать их наружную рекламу. У мигрантов все написано по-фински: lounastarjous, vegaaniruoat, ruoka, viini, musiikki, aukioloajat, B-oikeudet. В традиционном финском заведении почти все на английском: Coffee moments, Delights to go, Lunch well (Salads, sandwiches), Bread from our artisan bakery.

То же самое встречается повсеместно в столице. Если где-то работают мигранты из стран третьего мира, тексты и обслуживание в заведении на финском. Если местом управляют финны, тексты написаны по-английски.

Отдельную категорию составляют заведения, которые держат мигранты из стран первого мира. В них даже обслуживание на финском языке не получишь – лишь агрессивно-вопрошающие взгляды.

Когда мэр Хельсинки Юхана Вартиайнен предложил сделать английским новым официальным языком города, я сразу подумал о том месте в Тёёлё и еще о множестве таких же мест. Разве господин мэр не ходит по городу, думал я. Там ведь уже почти все на английском.

В финской кофейне на финском языке значится только hätäpoistumistie ("аварийный выход") и desinfioi kädet ("дезинфицируйте руки"). Все слова, призывающие отдыхать и наслаждаться, написаны по-английски.

Конечно, я знаю, что мэр не задумывается об этом. Он и остальные городские чиновники думают не о кафе, а о «‎суперспециалистах».

Суперспециалист – это мистическое иностранное существо, профессия которого – стартап-предприниматель и инноватор. Он планирует переехать в Финляндию, потому что здесь чистая природа, у страны отличная репутация, а в журнале Monocle писали, что Хельсинки – лучший город в мире. Но вот незадача: его дети не смогут попасть здесь в англоязычную школу, как, например… в какой стране?

Есть и другие проблемы вроде низких зарплат и высоких налогов. Чуть ли не все суперспециалисты – это беспомощные младенцы, которым нужно максимально сгладить путь в финское общество: виды на жительство предоставить в ускоренном порядке, налоги снизить, а зарплаты поднять.

Естественно, финские компании и школы должны говорить на их языке – на английском (других языков у суперспециалистов быть не может).

И сколько же в Финляндии рабочих мест для суперспециалистов?

Короткий визит на сайт с вакансиями показывает, что больше всего нужны работники сферы обслуживания и продаж. Их ждет 9000 открытых мест. На втором месте стоят строители и ремонтники – таковых нужно более 6000.

Не хватает ещё людей, которые занимаются уборкой, кровельными работами и телефонными продажами. На таких работах тоже можно проявлять профессионализм, но вряд ли под суперспециалистами понимаются такие работники.

На узкоспециальные и руководящие работы в стране сейчас требуется менее трех тысяч человек. И если ради тех иностранцев, которые займут эти вакансии, в целом городе вводится новый официальный язык, то власти пытаются услужить крайне немногочисленной группе людей.

Настоящие мигранты – это обычные, а не какие-то мистические суперлюди. Большинство из них говорит на русском, эстонском, арабском и сомалийском языке. Уровнь их английского ниже, чем у коренных финнов. И для них никакой пользы во введении английского в качестве официального языка нет.

Но мэр Вартиайнен не обеспокоен интеграцией тех, кто меняет подгузники старикам, готовит еду и убирает квартиры.

Вместо этого из-за нескольких тысяч высокооплачиваемых мигрантов хотят изменить ядро культурной инфраструктуры страны: язык, на которых говорят в школе и на работе.

Вот видите! Увеличение обслуживания на английском языке связано не с интернациональностью и межкультурностью. Оно практически не поможет многокультурным жителям Хельсинки, а лишь небольшой «‎верхушке», влиться в ряды которой мы стремимся.

Вопрос здесь на самом деле о классовости общества и о национальной идентичности. О том, кем мы хотим быть и в чье кафе идти.

Вопрос в том, что работа теперь делится на дешевый труд для говорящих по-фински, которым могут заниматься любые мигранты. И на элитный интернациональный труд, которым занимаются на английском языке, произнося одни и те же модные банальные фразы на всех континентах.

Янне Саарикиви

Автор колонки – лингвист, который пишет научно-популярные книги. Сейчас он служит профессором университета Тромсё и, вероятнее всего, не согласен с вами.

Последние новости

Muualla Yle.fi:ssä