Новости

Колонка: вот почему мы не хотим детей

Tuija Siltamäki
Фото: Marko Melto

Бездетность по собственному желанию – это единственная вещь, которую в Финляндии приходится отстаивать в спорах по меньшей мере так же горячо, как и отказ пить национальный спиртной напиток «Яловиина», пишет колумнист Туйя Силтамяки.

Рано или поздно в жизни многих женщин наступает период, когда заинтересованные взгляды окружающих перекочевывают с ее груди куда-то в область живота. «Ну что, а вы когда?» С этим бесцеремонным вопросом чаще всего начинают приставать дальние родственники на свадьбах или семейных сборищах, однако сейчас к этому хору любопытных голосов решило примкнуть и государство.

В середине ноября был опубликован очередной демографический прогноз Статистического центра. Смотреть на стремительно падающие кривые графиков довольно грустно. Если рождаемость останется на нынешнем уровне, в 2030 году в Финляндии будет порядка 760 000 детей до 15 лет. В последний раз настолько мало молодежи в стране было лишь в 1870 году.

В то же время в 2018 году в Финляндии было более 1,2 млн. пожилых людей в возрасте свыше 65 лет.

Если подойти к вопросу глобально, то старение и вымирание финского общества – великолепная новость, поскольку финны тратят огромное количество природных ресурсов и причиняют немалый вред окружающий среде.

В свою очередь, если посмотреть на вопрос с национальной точки зрения, старение Финляндии – это огромная проблема. Общество всеобщего благосостояния базируется на идее, что все непременно жаждут производить на свет детей, из которых вырастут налогоплательщики, оплачивающие пенсии предыдущих поколений, а также на ожидании, что все будущие поколения станут считать подобную систему чем-то разумным и справедливым.

В последнее время, однако, стало понятно, что общество ошибалось.

Два профессора социологии, Ярно Лимнелл и Яри Рантапелконен провели интервью с финской молодежью в возрасте от 18 до 30 и спросили их о том, насколько защищенными они себя ощущают.

Согласно полученным ответам, респонденты испытывают чувство тревоги, думая о самых что ни на есть базовых вещах и потребностях: здравоохранении, природе и образовании. Их, то есть нас, волнуют также внутренние угрозы нашего общества, такие как разобщенность ценностей и маргинализация отдельных людских слоев.

Согласно исследователям, нынешняя молодежь смотрит в будущее с недоверием и пессимизмом.

На мой взгляд, единственным сюрпризом здесь является то, что молодежный пессимизм кого-то еще удивляет. Нынешних молодых людей ждут глобальные катастрофы, таяние ледников, внешняя политика, проводимая сумасшедшими, миллионы беженцев и увеличивающийся пенсионный возраст, если пенсию вообще в обозримом будущем не отменят. Что из этого можно ожидать с воодушевлением?

После публикации демографического отчета развернулась широкая общественная дискуссия. СМИ наперебой начали твердить – нам нужны дети! Подайте нам младенцев! Председатель Христианских демократов Сари Эссая предложила в качестве решения демографических проблем «детскую тонну». Счастливо размножившаяся семья получала бы в качестве бонуса тысячу евро. Премьер эту светлую мысль поддержал, в то время как экономист Нордеа (и голос разума в этой дискуссии) Олли Кярккяйнен назвал идею безумной.

Газета Ilta-Sanomat провела масштабный опрос на тему «Почему я не завожу детей». В опросе приняло участие 15 000 человек. Самой распространенной причиной, к которой апеллировали почти 22 процента опрошенных, было названо простое нежелание иметь детей.

Кажется, что в общественной дискуссии об этом зачастую забывают. Глобальное потепление, финансовая нестабильность и прочие факторы, разумеется, могут влиять на решение заводить или не заводить детей. Однако помимо прочего, рождаемость снижается еще и потому, что люди просто не хотят иметь детей. Не хотят, потому что не хотят.

На чем тут еще спекулировать?

Разумеется, упадок общества всеобщего благоденствия – это не шуточки, эту проблему нам необходимо решать. В то же время обвинять отдельных людей или приставать к ним с личными вопросами о деторождении – не самый умный и действенный способ. Или кто-то всерьез считает, что человек, всю свою жизнь сознательно избегавший детей и всего, с ними связанного, вдруг внезапно воспылает любовью к младенцам и побежит ими обзаводиться лишь потому, что в телевизоре какой-то политик призвал повышать рождаемость? По-моему, такие акции скорее могут побудить к вечному целибату.

Желание людей оставить после себя потомство, а также их способность к деторождению – это большие социальные вопросы, но, прежде всего, – это крайне личная тема.

Не все могут обзавестись ребенком, даже несмотря на желание. Другие становятся родителями против воли. Я же, в числе многих других женщин, вижу постоянные навязчивые кошмары о беременности. Хотя я бы не хотела детей даже в том случае, будь у меня вместо горшков с цветами и беспорядочных связей заботливый супруг и навык хоть немного контролировать свою жизнь.

Я не одна с этими мыслями, что-то похожее чувствуют десятки, если не сотни тысяч женщин в Финляндии. Если детей не хочешь, то их просто не хочешь, даже если христианские демократы дадут тебе столько денег, что хватит на безбедный остаток жизни. Кажется бесконечно странным, что в государстве, подобном финскому, в 21 веке кому-то еще приходится объяснять свой жизненный выбор.

Я также, например, не хочу переезжать в Каяни, лететь в космос, создавать свою фирму, становиться членом церковного прихода или популярным блогером, пить "Яловиина", практиковать пеший туризм в Таиланде или играть в идиотские игры на корпоративных праздниках. Однако лишь причины моего бойкота по отношению к национальному напитку мне приходится объяснять чаще, чем мое нежелание иметь детей. Наверное, это что-то говорит о нашем обществе – или о том, что обществу, по большому счету, стоит быть благодарным за то, что я не желаю размножаться.

Последние новости