Новости

Мнение: интеграция не удастся, если ко всем подходить одинаково

Kolumnikuva Raj Sabanadesan
Раджкумар Сабанадесан Фото: Jani Aarnio

Прибывшие в Финляндию по гуманитарным причинам не являются однородной массой, которую можно интегрировать под копирку. Так пишет колумнист Yle Раджкумар Сабанадесан.

То, как хорошо или плохо интегрируются в финское общество те, кто приехал сюда по гуманитарным причинам, будет определять все направление дискуссии об иммиграции в ближайшем будущем.

Потерпеть в ней неудачу – это не вариант. Примеры из других стран показывают, что цена ошибок слишком высока как с человеческой, так и с экономической точки зрения.

К сожалению, Финляндия пока далека от идеала. В стране действуют десятки интеграционных программ и организаций, частных и муниципальных. Качество этих программ варьируется от прекрасного до из рук вон плохого. Хоть здесь и не жгут машины и не бросают ручные гранаты, нет никаких причин не готовиться к такому развитию событий. Ведь его можно предупредить с помощью грамотной политики.

Мне кажется, что интеграция принципиально похожа на подбор персонала. При поиске нового сотрудника главное – понять, подходит ли он для конкретной работы. У людей различные интересы и сильные стороны, и для разных должностей требуются разные качества. Прибывшие в Финляндию по гуманитарным причинам не являются однородной массой, которую можно интегрировать под копирку. Исходные данные разные, и что подходит одному, не годится другому. Нет смысла неграмотному сидеть на одном языковом курсе вместе с ученым-генетиком, бегло говорящим по-английски. Один будет разочарован, другой будет требовать больше внимания.

Если программы будут изначально правильно распределены, ценные ресурсы не будут растрачиваться на мнимую интеграцию. Бесполезные курсы и постоянная беготня от чиновника к другому только фрустрируют и унижают человека – и дорого обходятся обществу. Когда человек получает вид на жительство, стоило бы проводить оценку его способностей, как это делается при найме сотрудников. Оценку проводили бы представители многих профессий и длилась бы она как минимум один день, а лучше два. В процессе выяснялось бы, на что способен человек, что он знает и умеет, каков потенциал его развития, какова его мотивация и стиль обучения. На основе этого анализа для него составлялась бы индивидуальная программа интеграции.

Необходимо признать, что в Финляндии владение финским (или шведским) языком является необходимостью. Невозможно интегрироваться в финское общество без знания языка, достаточного хотя бы для чтения сообщений от учителей детей в Wilma – не говоря уже о том, чтобы смотреть актуальные передачи по телевизору.

Нет смысла неграмотному сидеть на одном языковом курсе вместе с ученым-генетиком, бегло говорящим по-английски.

Ситуация, при которой в стране длительное время проживают люди, не знающие языка хотя бы на базовом уровне, просто невыносима. Она приводит к изоляции: если общаться только с другими иммигрантами и следить только за средствами массовой информации родной страны, то в итоге о финском обществе ничего не будешь знать – и не будешь считать его своим.

В обучение языку надо вкладываться. Я сам в свое время был крайне мотивирован, и выучил финский чуть ли не за год. Но у людей бывает разный уровень мотивации, разная обучаемость и различные ресурсы. Поэтому стоит признать, что нужен и кнут, и пряник.

Пока закон об интеграции предполагает обязательное прохождение языковых курсов, но не обязательство чему-то научиться. Простого сидения за партой недостаточно. Закон необходимо изменить так, чтобы владение финским или шведским языком по истечении определенного срока пребывания в стране было бы условием получения различных социальных пособий. Такие планы уже есть в Норвегии. Это предполагает вложений в языковое обучение, но это инвестиция, которая себя в конце концов окупит.

И в завершении: работа – это залог интеграции. Необходимо смелее внедрять новые модели трудоустройства, которые помогали бы найти работу тем, кто еще не в совершенстве владеет финским или чей профессиональный уровень пока не соответствует требованиям, предъявляемым к соискателю. Но это требует большей гибкости и со стороны работодателей. Я знаю множество иммигрантов, которые предпочли бы работу за мизерную зарплату безделью и лежанию на диване, потому что труд и ощущение того, что ты приносишь пользу, для них являются ценностями.

Но надо оставаться реалистом. Путь к трудоустройству больного или травмированного беженца, приехавшего в Финляндию неграмотным во взрослом возрасте, долог и тернист. В каких-то случаях нужно просто признать, что найти работу вряд ли получится. Но и вне рынка труда человек может быть полноправным членом общества. Уже то, что человек способен понять сообщения от учителей его детей или пообщаться с финскими чиновниками, можно считать признаком успешной интеграции.

Ошибки при подборе персонала дорого обходятся компаниям – точно так же неправильные вложения в процесс интеграции дорого обходятся обществу. Правильно найденный сотрудник – это для организации инвестиция, которая многократно окупает себя.

Если мы перестанем считать новоприбывших статьей расхода и начнем думать о них как об инвестициях в будущее всего нашего общества, мы многого добьемся.

Раджкумар Сабанадесан, предприниматель в сфере консалтинга из Тампере и сам бывший беженец

Последние новости

Muualla Yle.fi:ssä