Новости

Молодой художник года Настя Сяде Рёнккё: «Я поехала учиться в Москву, чтобы лучше узнать родную страну моего отца»

Vuoden nuori taiteilija 2019 Nastja Säde Rönkkö
Фото: Antti Eintola / Yle

В жизни лауреата премии «Молодой художник 2019 года» Насти Сяде Рёнккё всегда присутствовало влияние разных культур. Рёнккё родилась в Хельсинки в финско-русской семье. Сейчас художница живёт в Хельсинки и Лондоне и создаёт искусство с помощью цифровых медиа, устраивает перформансы и инсталляции. Некоторые арт-проекты она делает совместно с британским художником Люком Тернером и американским актёром и художником Шайей ЛаБафом.

Русская служба новостей поговорила с Настей Сяде Рёнккё о её творчестве и русских корнях. Основное художественное образование Рёнккё получила в Лондоне, но в течение двух лет она также училась в Москве.

– Почему ты поехала учиться именно в Москву?

– Мне было интересно получше узнать страну, откуда мой отец родом. Россия мне всегда нравилась, и я хотела там пожить какое-то время. Я в то время училась в хельсинкском художественном лицее и поехала по обмену в Москву. Мне настолько понравилось, что я осталась учиться в МГАХИ им. В. И. Сурикова.

Спустя два года я переехала в Лондон. Ведь в Москве давали классическое художественное образование, преподавали живопись, а современное искусство мы познавали с однокурсниками и друзьями уже за пределами института.

– Как проходит процесс работы над произведением? В чём цель твоего творчества?

– Всё начинается с идеи, которая рождается в процессе наблюдения за окружающим миром, за тем, что происходит вокруг. Я читаю, слушаю музыку, встречаюсь с людьми, изучаю эмоции и социальные ситуации. Сначала приходит идея, затем я думаю, как её лучше воплотить: с помощью видео, текста или чего-то другого.

У меня нет какой-то специфической цели, нет задачи, чтобы мои работы утверждали что-то конкретное. Скорее я хочу, чтобы они порождали в зрителях вопросы: например, о социальных ситуациях, о том, как мы в них себя ведём, об эмоциях и том, как эмоции влияют на людей, о том, что ничто само собой не разумеется, что на самом деле многие вещи мы ощущаем так, как нас научили или как мы привыкли их ощущать в контексте нашей культуры.

Vuoden nuoren taiteilijan teos
Настя Сяде Рёнккё на краю ледника Соульхеймажкютль в Исландии Фото: Nastja Säde Rönkkö

– Однако, к примеру, проект For those yet to be, в ходе которого ты провела одиночные пикеты, в частности, в Фукусиме, Чернобыле, Исландии и финской Лапландии, несёт конкретный экологический посыл.

– В этом произведении я хотела сквозь призму чувств обратиться к вопросу изменения климата, того, как мы – хотела сказать, медленно, но, видимо, очень даже быстро – разрушаем мир. По-моему, удивительно, что об изменении климата много говорят, но почему-то на деле ничего не меняется. Получается, что нам всё равно или мы просто закрываем глаза на это?

Я хотела побывать в этих местах, прочувствовать их, задуматься об эмоциях, которые они порождают, о том что после нас останется следующему поколению, о том, что мы потеряем. Я выбрала места, где уже случившиеся разрушения незаметны. Это очень живописные места. Я осознанно не фотографировалась на фоне свалок, например. То есть это был такой тихий одиночный пикет.

Sateenkaari kurkottaa suon yllä.
Настя Сяде Рёнккё на болоте Виианкиаапа в Лапландии Фото: Nastja Säde Rönkkö

– С другой стороны, у тебя есть работы, где зрителю отведена важная или даже ключевая роль. Одна из них – это представленная на фестивале «Любовь и анархия» кинолента #TAKEMEANYWHERE.

– Да, во многих работах участвуют окружающие меня люди, они как бы создают произведение вместе со мной. В рамках #TAKEMEANYWHERE мы с Люком Тернером и Шайей ЛаБафом путешествовали автостопом по Америке, и кто угодно мог нас подвезти, узнав наши координаты из соцсетей. Весь процесс был задокументирован. Фильм рассказывает о людях и встречах, произошедших во время путешествия. Это произведение не могло случиться без людей, которые нас подвозили. У нас до сих пор есть группа в Фейсбуке, где мы ежедневно общаемся с ними, также наши попутчики встречаются друг с другом. То есть в результате получилось что-то конкретное, не только фильм.

– Получается, вы доверили свою судьбу незнакомым людям, провели некий социальный эксперимент. Какое впечатление было самым ярким или что удивило больше всего во время путешествия?

– Наверное то, какие люди замечательные. Мы вначале опасались, что с нами что-то случится. У США довольно плохая репутация. Несколько опасных ситуаций было на трассе, то есть кто-то плохо справлялся с вождением автомобиля. Мы объехали почти всю Америку, но не встретили «плохих» людей. Мы пришли к такому выводу, что большинство людей желает добра, ну или в это по крайней мере хочется верить.

– В рамках следующего арт-проекта ты собираешься провести шесть месяцев без интернета. Как это будет проходить на деле, когда твоя художественная практика тесно связана с интернетом и соцсетями?

– Эта идея пришла мне в голову примерно четыре года назад, а сейчас у меня появилась возможность её воплотить. Во многих своих работах я выкладываюсь по полной, но я знаю, что этот проект будет сложным, и что я многого не смогла продумать и предугадать заранее, но это тоже является частью произведения. А еще я не собираюсь находиться в изоляции: я планирую рассказывать об арт-проекте, будут лекции, встречи, много общения. Будут фотографии, книга, инсталляция и короткометражный фильм, мою жизнь будет фиксировать оператор. Нужно заранее, например, записать телефоны, которые могут пригодиться, и как-то продумать жизнь на полгода вперёд, найти другие способы решения вопросов. К примеру, авиабилеты – их надо будет покупать через турагенства.

Последние новости

Muualla Yle.fi:ssä