Новости

Не было бы счастья, да несчастье помогло, или Чем хорошим запомнился 2020 год

joulukuusenkoriste
2020 вот-вот останется в истории. Фото: Henrietta Hassinen / Yle

Уходящий год многие провожают с облегчением. Последние девять месяцев люди по всему миру ежедневно открывали новостную ленту с опаской: вопрос «Что день грядущий мне готовит?» никогда не был настолько острым и пугающим. И все же, 2020 многим из нас неожиданно принес много хорошего.

Если верить журналу Time, то для многих людей 2020 год стал худшим в истории. Престижное американское издательство поместило в качестве иллюстрации к декабрьскому номеру, посвященному подведению итогов года, число «2020», перечеркнутое жирным красным крестом. По мнению издания, уходящий год стал самым худшим в истории для ныне живущих людей.

О том же говорят и многочисленные российские СМИ. Так, по сообщению «РИА Новости», треть россиян назвали 2020 худшим годом в их жизни. Forbes, в свою очередь, сообщает, что 60% жителей России называют 2020 одним из самых плохих и тяжелых.

Не отстают и финны – во многих СМИ 2020 еще летом окрестили «худшим годом за все времена».

И все же, даже в самые тяжелые моменты жизнь не стоит на месте: люди рожают детей, покупают дома, находят работу и новых друзей. О том, что хорошего принес год, прошедший под знаком COVID-19, рассказывают читатели русскоязычной новостной службы Yle.

Семья и дети

Локдауны многим позволили выпрыгнуть из беличьего колеса лихорадочной деятельности и сосредоточиться – пусть даже невольно – на самих себе, на своих истинных потребностях и желаниях, и в первую очередь – на семье.

– Мы как раз купили дом в Клауккала в начале года, переезд был запланирован на начало апреля. Когда в середине марта начались ограничения, у нас оказалось время подготовиться к переезду и сделать это все без лишнего стресса, – делится итогами уходящего года пианист, лектор Академии Сибелиуса Кирилл Козловский. – Когда мы готовились переезжать, то боялись знаменитых пробок: мы с женой оба работаем в центре города, поэтому мысль о том, чтобы тратить на дорогу 50 минут в один конец, и это без заезда в детский садик, нас не очень радовала. Старшему ребенку было классно дома без садика. Вместо поездок в город – прогулки по ближайшему лесу, вместо беготни с концерта на урок – спокойное обживание дома и онлайн-преподавание в удобном для меня ритме.

– У нас за пару недель до всеобщего карантина родился ребенок. Благодаря тому, что не нужно было ездить на работу и в командировки, и все веселье вокруг отменилось, у нас получился довольно теплый и приятный опыт единения друг с другом, – комментирует Валерия Сарле из Хельсинки.

– Я люблю путешествовать, мне лишь бы на месте не сидеть, а закрытие границ закрыло нас всех по домам. В это время я всерьёз задумалась о доме и отношениях. Наконец-то собралась с мыслями, поменяла приоритеты и пошла на свидание. Так на днях и переехали в новую квартиру вместе, – делится врач Ксения Калачова.

Кто-то начинает отношения, а кто-то работает над уже сложившимся – в особенности потрудиться пришлось родителям школьников, которые внезапно оказались на домашнем обучении. Многие русскоязычные родители подчеркнули плюсы этого процесса, хотя и нервов было потрачено немало.

– Весенний отрезок локдауна открыл глаза на пробелы современного среднего образования и в итоге заставил подключить планирование и найти материалы и инструментарий для подкрепления знаний нашей школьницы. В целом появилось больше времени на семью, – комментирует Юлия Алифанова, переводчик из Хельсинки. – И даже сезонным гриппом никто из нас не болел, поскольку вне дома ходишь в маске, в офисе не появляешься, а в школе на уроках дети соблюдают дистанцию и меньше друг друга заражают. Это так экономит время и дает столько свободы действий! Просто поразительно, как много мы раньше теряли из-за того, что домой принесем в подарок то одну хворь, то другую.

– Самое удивительное ощущение – это домашняя школа, неожиданный опыт преподавания. Мы получили пусть небольшой, но очень интенсивный опыт домашнего учительствования, и он оказался переломным для всех троих, меня, сына и мужа, – делится Полина Копылова из Хельсинки. – Мы поняли, что мы – команда, что у нас есть право делать по-своему, подвергать сомнению общепринятые рамки и установки, интерпретировать школьную программу… Уровень внутренней свободы в уравнении «дом – школа» очень сильно возрос.

Дом, милый дом – удаленка пришла, чтобы остаться

Дистанционная работа в тех профессиях, в которых она возможна, многим пришлась по душе, в особенности интровертам, которые легко устают от тесных контактов с людьми. Впрочем, выгоды дистанционной работы оценили не только социофобы, ведь удаленка экономит время – не нужно добираться до работы и обратно, деньги – не нужно тратиться на соответствующую дресс-коду одежду, и нервы – не нужно терпеть раздражающих коллег.

– Меня угораздило в марте 2020-го открыть свой бизнес. Я занимаюсь фотографией и видеосъёмками, и на тот момент у меня основными клиентами были рестораны, либо компании, связанные с общепитом и публичными событиями. Нетрудно догадаться, что я разом потеряла все заказы на месяцы вперёд, оставшись без работы и понимания того, что делать дальше, – рассказывает оператор и фотограф Дарина Родионова из Хельсинки. – Мне тогда очень повезло, что я получила грант на развитие стартапа: эти деньги буквально спасли мой бизнес на первых порах и дали хоть какую-то надежду на будущее. Далее, как в поговорке: одни двери закрылись, но распахнулись другие – у меня начали появляться неожиданные и интересные проекты, многие из которых были рождены именно как ответ на новые условия жизни. В целом, жизнь переместилась в цифровую реальность: фестивали, концерты, выставки, лекции – всё это перешло в онлайн, а это как раз работа для меня. Поэтому и в профессиональном, и в творческом плане этот год был для меня во многом полезен. Я нашла новые пути заработка и с другого угла посмотрела на свою работу.

– Удаленная работа была вполне терпима, так как у меня и фортепиано, и клавесин есть дома, – рассказывает пианист Кирилл Козловский. – Концерты отменились, но зато было несколько очень приятных интернет-стримов, к которым я успел подготовиться и профессионально, и эмоционально. Лето было примерно таким же – я спокойно выучил новую сольную программу, которую потом играл осенью. У меня долгосрочная позиция в Академии Сибелиуса, так что зарплату платили исправно. Осенью было замечательное ощущение, когда концерты начались, это было настоящая радость. Да и преподавание тет-а-тет – это меньше рутины и больше энтузиазма.

– Моя работа связана с поездками в офисы нашей компании по миру, обычно где-то раз в месяц. В этом году приходилось все делать дистанционно, а это замедляет ход проекта, лишает личного взаимодействия, после которого работать намного проще. При его отсутствии требовалось намного больше усилий, чтобы заработать доверие, – комментирует Яна Пекки, аналитик IT-проектов из Хельсинки. – Но в результате я поняла, что удаленная работа – на сто процентов мой формат. В перерыве можно устроить прогулку, йогу или сиесту. Я стала меньше уставать после работы, не нужно было тратить по 2 часа в день на дорогу. Мы стали больше общаться в оффлайне с коллегами. С моей стороны стало больше эмпатии к людям, которые тяжело переносят перемены. Мои выводы – нужно ценить момент, любоваться и наслаждаться деталями. Появились и новые рабочие стратегии – не перерабатывать, особенно, если нет дедлайна и необходимости. Нет трудоголизму.

– Теперь в борьбе за сотрудника компании будут вынуждены предлагать удаленку, – уверен разработчик программного обеспечения Михаил Васильев. – Это приведет к пересмотру необходимости жить вблизи больших городов. На выбор профессии тоже может повлиять. Как мне кажется, толчок дан в правильном направлении.

Далекая близкая наука

Ученые привыкли к тому, что конференции и симпозиумы проходят в разных уголках планеты, и участие в них обусловлено не только наличием времени и желания, но и финансов. Однако в этом году COVID-19 заставил искать новые способы общения в том числе в научном мире – и многие ученые этими способами прониклись.

– Вместе с эпидемией пришла свобода присутствия на разных событиях в любой точке земного шара. Иногда получалось побывать за одни сутки на трех конференциях на разных континентах. При этом под свободой подразумевается в том числе свобода выбора времени, места и содержания подобных мероприятий, – комментирует Екатерина Протасова, доцент Хельсинкского университета, одна из ведущих мировых специалистов по детскому билингвизму.

Хобби в эпоху ограничений

– Никогда раньше я так активно не участвовала в международных литературных мероприятиях, – говорит Полина Копылова, поэтесса, писательница и переводчица. – Теперь на них не надо ездить, планируя за полгода и беспокоясь о деньгах, но зато: макияж, освещение, включаешь Zoom, подбираешь фон, файл с текстами вешаешь удобно, чтобы смотреть в камеру... Эту практику надо сохранить, потому что я вряд ли смогу часто куда-то ездить, но по Zoom’y слушать прекрасных людей готова хоть каждую неделю.

– Если говорить о карантине, то я как тот интроверт из мемов – особо не заметила изменений в своей социальной жизни и получала удовольствие от нахождения дома в одиночестве, – комментирует Дарина Родионова. – Более того, в какие-то моменты я ощущала редкое для себя чувство абсолютного умиротворения: мне больше не нужно никуда бежать, быть показательно продуктивной и доказывать всем вокруг свою успешность. Ведь весь мир остановился, а главная задача человечества на данный момент– буквально сидеть по домам! Я знаю, что многим пришлось нелегко как раз в период полного локдауна, но для меня это было благостное время заботы о себе и своём здоровье, физическом и эмоциональном.

– Мы много путешествовали по стране. Мы и раньше ездили, но в этом году особенно. Открыли для себя новые имена архитекторов – к примеру, Стенбека, – комментируют Ольга Деркач и Владислав Быков, авторы бестселлеров об истории Москвы и ряда других научно-популярных книг. – Узнали много нового из финской истории, съездили, как давно хотели, в Лапландию. Короче говоря, стали ценить местный туризм еще выше. И да, раньше мы были детьми асфальта –архитектурой там полюбоваться, памятники обойти, а теперь и природу полюбили, по скалам полазить, на национальные пейзажи поглядеть!

Что дальше?

Не за горами новый 2021-год, а вместе с ним придет и вакцинация, которая поможет в будущем победить вирус – по крайней мере, надежда на это сильна. В то же время возврата к прежнему уже быть не может: слишком много перемен принес этот год, и не все перемены были к худшему. Многие положительные моменты, которые что мы пережили в 2020-м, хотелось бы сохранить, а именно – возможность самостоятельной удаленной работы, внимание к своему здоровью и здоровью окружающих, заботу о своем психологическом состоянии и, конечно же, чувство сплоченности.

– Выводы которые я могу сделать на данный момент, будут очень банальными, хотя мне понадобилось 30 лет жизни и эпидемия планетарного масштаба, чтобы до них дойти, – говорит Дарина Родионова. – Во-первых, нужно верить себе и всегда прислушиваться к своим желаниям. Жизнь слишком короткая и хрупкая штука, чтобы тратить её на вечную погоню за придуманными ценностями. Во-вторых, мы не были бы людьми, если б не умели приспосабливаться, с точки зрения эволюции это наш главный талант. Поэтому, как бы ни менялся мир вокруг, мы все переживём и станем немного умнее и лучше. По крайней мере, я хочу в это верить.

Последние новости

Muualla Yle.fi:ssä