Новости |

От журналиста: школьные годы – чудесные?

О врождённой ленивости, не пробужденном интересе и о том, как мы причиняем детям добро.

Oppitunti.
Фото: Yle

Сегодня – последний день в этом учебном году. С облегчением вздохнут многие родители и уж точно почти все школьники.
Стоп! А, собственно, почему?

Вы заметили, что в различных интервью школьниками повторяется одна и та же фраза: лучший урок – перемена, а лучшее время года – лето, потому что летом не надо учиться?

Самая распространённая попытка объяснить этот феномен – это точка зрения, согласно которой все дети потенциально ленивы, поэтому главная педагогическая задача школы –  борьба с этой самой врождённой ленью. Способы есть разные, от гуманно-манипулирующих (договориться) до тюремно-дисциплинарных (заставить). При этом все эти способы объединяет общий взгляд на ребёнка как на недоразвитого взрослого, которого обязательно надо доразвить, причём зачастую абсолютно не считаясь с самим объектом такого доразвития.

Взгляд этот автоматически подразумевает, что стать взрослым –  обязательная цель, своего рода вершина, и к ней просто обязан стремиться каждый ребёнок. Однако элементарное сравнение ребёнка и взрослого, хотя бы с точки зрения обыкновенной способности радоваться жизни, ставит такой подход под сомнение.

Кто кому должен?

Общепринятая концепция школьного образования зачастую удивляет. Лично мне в ней видится много спорных вопросов, в ответ на которые я почти всегда слышу одну и ту же фразу: «Ну, ребёнок же должен..». Дальше на выбор – должен развиваться, должен учиться, должен успевать, должен получать хорошие отметки и т.п. до бесконечности. За вполне оправданным уточнением – а, собственно, кому он всё это должен? – чаще всего возникает недоумевающая пауза, после которой обычно следует ответ, что всё это ребёнок должен обществу. При всей видимой понятности такого объяснения, неясным остаётся одно – когда же бедный ребёнок успел так много задолжать?

Общаясь с друзьями и знакомыми, живущими и растящими детей на исторической родине, я стал замечать часто повторяющиеся жалобы на бессмысленную жестокость государственного образования. Причём бессмысленность проявляется именно в том, что у тех или иных действий нет никакой логической взаимосвязи или даже намёка на последовательность.

В течение дня ребёнка терзает огромное количество «специалистов», каждый из которых считает своим долгом требовать по своему предмету безупречных результатов, как будто кроме него в мире не существует ничего, стоящего изучения. В доверешение к этому, замученный ребёнок получает ещё и кучу домашних заданий, которые без родителей он выполнить просто не в состоянии. И вот, вымотанные после работы взрослые вынуждены делать то, чего не способны сделать так называемые профессионалы. К этому прибавляются ещё и различные кружки. Ну а как иначе – ребёнок же должен…

Конечно, многим такая ситуация кажется малоприятной. Однако редко встречаешь людей, задающих себе, казалось бы, вполне логичный вопрос: а что происходит с естественным развитием ребёнка и его будущим здоровьем, когда 150% его сил уходят на упорную борьбу с врождённой ленью и выплату долга обществу?

У них и у нас

Трава всегда зеленее там, где нас нет. Нередко приходится слышать высказывания о том, что финское образование не идёт ни в какое сравнение с «нашим» (под этим нашим может подразумеваться как современное российское, так и легендарное советское).

Тем радостнее отмечать позитивные тенденции финской системы образования и попытки корректировать общепринятые практики, не получившие положительного подтверждения в работе.

Например, предложение отказаться от оценок теперь и в старших классах (в начальной школе они уже давно не ставятся) и заменить их текстовыми резюме, где каждому ученику расскажут, в чём он преуспел, а где хорошо бы ещё поднажать. В целом, сам новый учебный план говорит об искренней попытке с одной стороны усовершенствовать и осовременить сферу образования, а с другой – дать возможность для более гуманного подхода.

Забавно, что все эти «новшества» преподносятся как плод усиленных трудов немалого количества специалистов, хотя многие из этих «гениальных» открытий были озвучены и заложены в альтернативное образование, в частности, в вальдорфских (в Финляндии – штайнеровских) школах ещё в начале 20-го века.

Например, в таких школах сам принцип оценивания результатов отметками считается неприемлемым. Во-первых, потому что оценивать двух разных детей по принципу выставления баллов просто невозможно. А во-вторых, оценка не является правильным мотиватором, так как ребёнок начинает учиться ради оценки, а не потому, что ему интересно.

И тут мы приближаемся к основному различию традиционного и альтернативного образования: главной задачей учителя в младших классах вальдорфской школы является не передача знаний и эффективное натаскивание, а пробуждение в ребёнке интереса. То есть если ребёнку не интересно, дело отнюдь не во врождённой лени, а в том, что учитель элементарно не справился со своей задачей. А уж когда ребёнку интересно учиться, его не остановит ничто, и при современных возможностях он, если надо, сам найдёт необходимые знания.

Это не сказки и не мистика, такое вполне возможно, и я видел это своими глазами. Просто это гораздо менее удобный для взрослого подход, так как он требует постоянного совершенствования методов работы, гибкости и саморазвития. Вне всякого сомнения, намного проще корчить из себя великого специалиста, который вынужден нести свет неблагодарным и ленивым существам. Да и вообще, мы не сильно любим пересматривать устоявшиеся воззрения, предпочитая просто плыть по течению.

Вот и выходит, что нас с детства приучают к парадоксальной установке: большая часть того, что ты будешь делать в своей жизни, строится на понятии «должен» и делается вопреки понятию «не хочу», то есть через силу. А задавать вопросы о смысле происходящего вообще вредно, поэтому главное тянуть лямку как все, не задавать лишних вопросов и выплачивать вечную задолженность мифическому обществу. И что, неужели ради этого мы все живём?

Замкнутый круг

В раздумьях о педагогических целях и предназначении образования я наткнулся на мысль швейцарского философа начала 20-го века Адольфа Ферьера о парадоксе создания традиционной школы и о том, что происходит в результате.

Ребёнок любит природу – его замкнули в четырёх стенах.

Ребёнок не может сидеть без движения – его принудили к неподвижности.

Ребёнок любит работать руками – его стали обучать теориям.

Ребёнок любит говорить – ему приказали молчать.

Ребёнок стремится понять – его заставляют учить наизусть.

Ребёнок хочет сам искать знания – ему дают их в готовом виде.

И тогда дети научились тому, чему никогда не научились бы в других условиях. Они научились лгать и притворяться.

Так может быть, нежелание учиться происходит вовсе не от врождённой лени? Что если так называемя лень постепенно прививается учителями, усиленно "причиняющими добро" и в упор не видящими взаимосвязи своих действий и их последствий? Ведь если кто кому и должен, то это мы, взрослые, должны бережно относиться к доверенным нам маленьким людям. Должны, прежде всего, сами себе.

Не каждый может выбирать школу для своего ребёнка. Однако мы все можем попробовать взглянуть на происходящее осознанно – или же выбрать принцип страуса: если я проблемы не вижу, значит, её нет. Но результаты нашего выбора будут ясны лишь когда ребёнок, наконец, повзрослеет и, по принципу замкнутого круга, начнёт упорную борьбу с врождённой ленью собственного чада.

У каждого из нас будет время поразмышлять обо всём этом во время летних каникул. Надеюсь, они будут солнечными и полными настоящих жизненных радостей!

 

Пётр Починщиков,

Журналист-фрилансер, преподававший в вальдорфских школах в России и Финляндии

 

Самые свежие: Новости

Главные новости

советуем

Последние новости

Muualla Yle.fi:ssä