Новости

Подпольный белорусский театр поджег Тампере

10_NOVOSTI_BURNING_DOORS

Сегодня в рамках проходящего в Тампере фестиваля "Театральное лето" будет показана постановка Белорусского свободного театра под названием Burning Doors - "Пылающие двери". Постановка рассказывает истории трёх людей искусства, оказавшихся в тюрьме –кинорежиссера Олега Сенцова, активистки Pussy Riot Марии Алёхиной и художника Петра Павленского. Алёхина также сама принимает участие в спектакле. Белорусский свободный театр - это подпольная театральная труппа, основатели которой живут в Лондоне как политические беженцы. Одна из задач постановки Burning Doors - найти новый театральный язык и средство выражения на пределе физических возможностей актеров

Белорусский свободный театр – это подпольная театральная труппа, которую основали Николай Халезин и Наталия Коляда. С 2011 года основтели театра живут в Лондоне как политические беженцы. БСТ – это современный инновационный театр, который занимается исключительно табуированными личностью и обществом темами.

Одна из задач постановки Burning Doors – на пределе физических возможностей актеров найти новый театральный язык и средства выражения. Также в связке со спектаклем проходит кампания по освобождению украинского режиссера Олега Сенцова, который осужден на 20 лет российских лагерей за экстремизм.

Своими мыслями по поводу свободы творчества, художественного протеста и кризиса беженцев с новостной службой  Yle поделились директор БСТ Наталья Коляда и участница постановки  Burning Doors Мария Алёхина.

– Ваши постановки называют не только политическими, хотя вы сами и стремитесь избежать ярлыка «политического театра», но также экстремальными в физическом плане.

Н.К. – Узкое понимание театра нам не интересно. В каждом новом спектакле мы пытаемся сломать то, что зритель подразумевает под классическим пониманием театра. В постановку Burning Doors входят три истории, и в рамках этих историй мы находим новый физический театральный язык. Если говорить о Павленском, например, то нам было интересно передать создание современного искусства  внутри театральной формы. Донести до зрителей – в Нью-Йорке, в Тампере, в Лондоне – пытки, которым подвергали Олега Сенцова. Для этого актерский ансамбль должен преодолеть все физические лимиты. Когда зрителю кажется, что он не может больше выдержать, в то время и начинается продолжение и изменение театральной формы.

– Белорусский Свободный театр получил британскую национальную премию Offie’2017 за спектакль, который будет представлен в Тампере.

Н.К. – Наш театр, несмотря на то, что он запрещен в Белоруссии, может преодолеть любые физические барьеры. Когда мы выступаем за пределами страны, мы всегда ведем онлайн-трансляции в интернете, чтобы охватить как можно большую аудторию. Когда мы вещали из Лондона, выступая вместе с музыкантами – Boombox, BRUTTO, Pink Floyd, – нас посмотрело более 600 000 человек. Можно сказать, мы неплохая рок-группа, которая играет спектакли с профессиональными актерами, разрушая при этом любые преграды.

– Ваш спектакль - это отражение сложившейся политической ситуации в России или же попытка что-то в ней изменить художественными средствами?

Н. К.  - Мы ведем постоянные кампании, и основная из них, идущая в связке с Burning Doors, – это кампания по освобожденияю Олега Сенцова. Олег  при малейшей возможности переслать письмо на волю пишет о том, что он свободен. О том, что не нужно освобождать его ценой других жизней. Он готов быть тем последним гвоздем в крышке существующего режима. Подобное восприятие свободы человеком – это то, что нам всем нужно бы применить к себе, понять, что мы может преодолеть очень многое, если мы не молчим, а действуем.

- У нас нет времени быть аполитичными или метафоричными. Мы говорим вещи резко и прямо. При том, что наши постановки насыщены определенными имиджами, они затрагивают не только геополитический узел "Белоруссия-Россия-Украина". Если мы поднимаем тему смертной казни, мы говорим обо всех континентах, включая США. Например, показывая спектакли на эту тему в Америке, мы сталкивались с неоднозначной реакцией, когда после показа адвокаты, защищающие смертную казнь, оставались вести с нами общественную дискуссию.

Два года назад мы подняли в постановке тему беженцев. Британская критика написала – это от нас далеко, европейскому сообществу никогда не придется столкнуться с подобным. Это подтверждает лишь одно: люди искусства  - это самые лучшие сканеры современного общества. Мы считываем то, что нас окружает, и предугадываем тенденции куда лучше, чем журналисты и политики.

– Если говорить о свободе и творчестве, как вы думаете, сможете ли вы когда-нибудь выступать на родине, в России и Белоруссии свободно?

М.А. – Для меня свобода – это не попасть в Большой театр и там ставить какие-то спектакли. Свобода – это возможность делать то, что я считаю нужным, вне зависимости от того, что думает об этом государство. Свободный художник, на мой взгляд, не обслуживает интересы государства, а выражает себя и произносит свое слово в соответствии с тем, что чувствует. Поэтому мы и сейчас свободны, где бы мы ни были.

Свобода – это такая штука, за которую приходится бороться ежедневно. Ты не можешь единовременно заявить о том, что свободен, и после этого существовать в «свободном» режиме перманентно. В каждой ситуации, которую ставит перед тобой жизнь и в особенности – политическая обстановка, ты должен делать выбор. Мы – далеко не единственные люди, которые подвергались репрессиям и сидели в тюрьме в России. Сотни людей имеют опыт, синтезировавшийся в постановке, которую вы сегодня увидите. Важно рассказать об этом опыте и идти вперед, продолжая делать то, что мы делаем.

Natalia Kolyada, Maria Aljohina
Наталия Коляда и Мария Алёхина

Последние новости