Новости

«Пока открытие новых направлений в России не рассматривается» – интервью с вице-президентом Finnair

Finnair myyntipäällikkö Mikko Turtiainen
Фото: Finnair

В конце прошлого года компания решила увеличить количество мест на рейсах в Москву и Санкт-Петербург. Директор по глобальным продажам Finnair Микко Туртиайнен заявил в интервью Новостям Yle, что первостепенной задачей является маркетинг и продажа этих мест, а не открытие новых направлений на российском рынке.

Многие улицы вблизи от аэропорта Хельсинки носят названия, каким-то образом связанные с авиацией и транспортом. Аэропортная улица, Турбинный переулок, Нефтяная улица, Авиационный бульвар, улицы Механиков, Пилотов и даже Таможенников. Но Информационная улица, на которой расположен главный офис финской авиакомпании Finnair, является исключением.

Здание принадлежит страховой пенсионной фирме Ilmarinen, а Finnair арендует в нем несколько этажей. Мы встречаемся с вице-президентом авиакомпании по глобальным продажам Микко Туртиайненом на седьмом этаже, который практически полностью занят переговорными. Все они имеют общую тему – Лапландия. Finnair стремится к интернациональности, но не забывает подчеркивать свое финское происхождение. Мы проходим комнаты с названием Niva (так на севере называют быстрину) и Lompolo (лапландское наименование плёса реки) и останавливаемся у переговорной, на двери которой значится Pahta (крутая скала). Все эти слова знакомы по геогрфическим названиям или фамилиям, но в обычной речи их практически не встретишь.

В последние годы компания стала все более агрессивно продвигаться на российском рынке, открывая новые направления и увеличивая количество рейсов. Именно это и послужило поводом для интервью.

– Давайте начнем с общего. Как в целом прошел 2018 год для Finnair?

В последние два года у нас был самый крупный рост в истории компании. У нас появились новые самолеты, в том числе самолеты типа Аэробус A350, которые служат основой для выполнения стратегии роста. В прошлом году зафиксировано рекордное количество пассажиров – 13,5 миллионов. Растет и маршрутная сеть: в прошлом году мы открыли рейсы в китайский город Нанкин, в Европе – в Лиссабон, пару лет назад начали летать на западное побережье США, в Сан-Франциско, а в апреле этого года открываем Лос-Анджелес. Новинками следующей зимы станет регулярный рейс в японский Саппоро и сезонный в Пунта-Кану.

Из финских направлений больше всего растет Лапландия?

– Лапландия растет. Около трех лет назад мы серьезно увеличили предложение на лапландских рейсах из Хельсинки, а также на рейсах из Лондона в Киттиля и Ивало и на рейсах из Цюриха и Парижа в Киттиля.

Но Finnair продолжает оставаться ориентированным в основном на Хельсинки. Можно ли ждать прямых рейсов из финских регионов?

– Мы выполняем прямые рейсы в зависимости от спроса, то есть в Лапландию только в разгар зимнего сезона. В основном мы опираемся на аэропорт Хельсинки – наш хаб, для которого мы создаем «волнообразную модель»: когда один рейс прибывает в Хельсинки, пассажиры могут продолжить путь в Европу, Азию или Северную Америку.

И так же будет и в дальнейшем?

– Да, никаких изменений в обозримом будущем не будет. Аэропорт Хельсинки расширяется, что для нас крайне важно. Это очень удобный для транзита аэропорт, так что делаем на него стратегическую ставку.

finnair aasian kohteet
Авиакомпания серьезно рассчитывает на рост азиатского рынка. Фото: Yle

Давайте теперь поговорим о российском рынке. Как в последние годы там обстоят дела?

– В последние три-пять лет мы старались расти и на российских направлениях, а за последние полтора года мы наращивали предложение на рейсах в Петербург и Москву. Сейчас у нас почти каждый день четыре прямых перелета в эти города. В 2018 мы увеличили количество мест на этих рейсах на 50 процентов по сравнению с позапрошлым годом, в этом году рост составит порядка 30 процентов. Если мы посмотрим пассажиропотоки в целом, то увидим, что увеличивается количество пассажиров, летящих из России в США: Нью-Йорк, Чикаго, Майами в зимний период – важное направление для нашего региона.

Успевают ли продажи за ростом предложения?

– Как публичной авиакомпании, нам легче говорить о количестве мест, вместимости рейсов, поскольку число реально перевезенных пассажиров и денежные потоки мы раскрывать не можем. Но уже тот факт, что мы увеличиваем предложение, свидетельствует о том, что на этих рейсах есть спрос. Если мы посмотрим авиасообщение Finnair между Финляндией и российскими городами, то мы увидим позитивные тенденции.

Какой город наиболее привлекателен, какой растет больше других?

– В первую очередь Санкт-Петербург и Москва. Я сам обращаю внимание на привлекательность Петербурга по причине близости к Хельсинки. Если посмотреть на летние поездки туристов из Азии, Северной Америки и Европы, то они часто приезжают сюда, в Северную Европу, где ночи светлые, а природа является неотъемлемой частью нашей повседневной жизни. Этот регион отличается от того, к чему они привыкли. То, что вокруг одного моря расположены Санкт-Петербург, Хельсинки, Стокгольм, Таллин, Копенгаген и Рига, – это такая комбинация, которую мало какой регион в мире может предложить.

Петербург – это город мирового масштаба, расположенный так близко от Хельсинки. То, что с ним есть сообщение еще и по морю и по железной дороге, только добавляет ему очков. Москва – прекрасный город, который своей историей и величием вызывает интерес и желание его увидеть. Два этих города очень сложно сравнивать, они предлагают совсем разные впечатления.

Если же говорить о других направлениях, то есть о Екатеринбурге, Самаре и Казани, то для летающих компанией Finnair туристов они менее известны. Москву и Петербург знают во всем мире, а об этих городах многие могли и не слышать.

Mikko Turtiainen
Фото: Finnair

В 2014 году вы открыли три новых направления в России: Казань, Самару и Нижний Новгород. Почему были выбраны именно эти города?

– В Finnair процесс открытия новых рейсов может занимать полтора-два года: проводится анализ, составляются лонг-листы и шорт-листы. Мы все время ищем возможности для роста, в том числе за счет городов, которых не было у нас раньше. Географическое расположение Финляндии для нас во многих аспектах выгодно: через Финляндию проходит кратчайший путь из Европы в Азию, в Россию относительно короткие перелеты. В 2014 году мы просто стали смотреть шире, за счет каких регионов мы сможем осуществить рост, куда направить новые рейсы.

Но на кого были в первую очередь рассчитаны эти рейсы, на бизнесменов или на транзитных пассажиров?

– Если посмотреть на расписание рейсов в Самару и Казань, то будет понятно, что составлено оно в основном для полетов между этими городами и Европой. Из этих городов самолеты прилетают в Хельсинки рано утром, после чего есть возможность пересесть на множество рейсов в Европу. Вылеты в Азию обычно вечером, так что их придется ждать довольно долго.

Поскольку я отвечаю за продажи, я предпочитаю говорить о клиентских сегментах, а не об отдельных группах. Мы рассчитываем, что перелеты в Казань и Самару подходят европейским и финским бизнесменам, которые сотрудничают с этими регионами, но в то же время надеемся, что и обычные туристы откроют для себя эти города и получат новые впечатления. Ни на какой отдельный сегмент эти рейсы не направлены, мы полагаемся на хороший микс.

Пять лет назад сообщалось, что вы рассматриваете в качестве возможных новых направлений Петрозаводск, Уфу и Пермь, но они так и не были открыты. Планируете ли вы сейчас новые маршруты в Россию, например, в Сочи или Владивосток?

– На данный момент моей первостепенной задачей является обеспечить продаваемость дополнительных мест, которые мы поставили на рейсы в Москву и Петербург. То есть сначала мы должны заполнить уже стоящие в расписании самолеты, а потом будем думать над следующим шагом. Тогда придется рассматривать, какое количество узкофюзеляжных самолетов у нас в распоряжении и на какие направления их выгоднее всего поставить.

– То есть до принятия какого-либо решения в этом плане пока далеко?

– Да. Пока решением было увеличить предложение, а теперь взгляды обращены на отдел маркетинга и продаж.

В последнее время на финском авиарынке стали появляться лоукостеры, в том числе «Победа» – дочка вашего российского партнера «Аэрофлота». Как это повлияло на ваши продажи?

– В Хельсинки летают всевозможные перевозчики от бюджетных до традиционных авиакомпаний. Это просто конкуренция, в условиях которой мы просто должны предлагать наилучший продукт.

Еще один ваш партнер British Airways какое-то время летал между Лондоном и Москвой на широкофюзеляжных самолетах. Есть ли надежда увидеть Аэробусы А350 на рейсах в Россию?

– Airbus A350 в основном используется для дальних перелетов в Азию и США. Исключением является утренний рейс в Лондон и рейсы в Дубай, которые занимают шесть часов и по длительности уже находятся на границе с дальними. Те самолеты, которые у нас стоят на московских рейсах – а они длятся от часа пятнадцати минут до полутора часов, – отлично подходят. Лично я бы, конечно, хотел, чтобы была возможность выполнять эти рейсы на А350, но у российских пассажиров есть возможность полететь на них, например, в Азию.

Finnairin lentokone laskeutumassa Heathrowin lentokentälle Lontoossa.
Sopimuksettomassa brexitissä Finnair saisi jatkaa lentojaan Lontooseen. Sen sijaan jatkolennot Lontoosta maailmalle eivät ole mahdollisia, ennen kuin britit sopivat uusista lentoliikennesopimuksista. Фото: AOP

Поговорим о соседних с Россией странах. Рейсы в Минск выполняются иногда на ваших самолетах, иногда на самолетах компании Norra при этом в сотрудничестве с «Белавиа». Как такое сотрудничество было возможно, учитывая, что авикомпания не входит в альянс oneworld?

– Для нас альянс oneworld – это определенная опора, но мы можем также вести сотрудничество и вне рамок альянса, это не запрещено. Есть страны, в которых просто нет авиакомпаний, входящих в oneworld.

Как и в отношении Казани и Самары, нашей задачей является повышение известности Минска среди наших пассажиров. Особенно перспективным представляется направление из Северной Америки в Минск. Мы много сотрудничаем с турфирмами и турагентствами, и нам необходимо сделать привлекательным включение этого рейса в их туристические программы.

Повлиял ли на открытие рейса введенный недавно безвизовый режим?

– В первую очередь он был открыт из-за роста нашего присутствия в Северной Америки. Мы посмотрели, для каких городов расположение Финляндии и Хельсинки выгодно с точки зрения авиасообщения с США. Из Западной Европы мало кто захочет сначала лететь в Хельсинки, а потом в обратную сторону в Северную Америку. Наш лучший «регион сбора», то есть откуда пассажиры летают транзитом через Хельсинки, – это Финляндия, Прибалтика, Восточная Европа, частично Стокгольм и, возможно, немного Копенгаген. Чем западнее, тем менее привлекательным становится наш продукт, потому что приходится лететь в другую сторону. Это не всегда мешает, но конкуренция на трансатлантических перелетах очень сильна, и в Западной Европе есть больше вариантов прямых рейсов.

В связи с этим мы хотели попробовать Минск. Посмотрим, что скажут цифры. Мы обычно проверяем их раз в год, особенно в отношении новых направлений, и на их основе принимаем дальнейшие решения.

Почему тогда Киева нет в маршрутной сети?

– Одно время мы уже летали в Киев. Но у нас в распоряжении есть определенное количество самолетов, на которых нужно летать в определенное количество городов. Не всегда получается охватить все возможные направления. Все зависит от результатов анализа, принесет ли новый маршрут прибыль. Для этого необходимо, чтобы расписание подходило для транзитных пассажиров, а в Хельсинки уже заканчиваются слоты в часы пик. У нас есть опыт полетов в Киев, который играет нам на руку, но там изменилась конкурентная ситуация, поэтому пока никаких решений по части Киева нет.

Для бизнеса Finnair от санкций было больше пользы или больше вреда?

– Если говорить о моей сфере ответственности, то есть о продажах и сотрудничестве с турфирмами, то я не столкнулся с какими-либо изменениями из-за санкций.

Давайте напоследок затронем языковой вопрос. Есть ли у вас русскоязычный бортперсонал на рейсах в Россию?

– Знание русского языка не входит в число требований для бортпроводников, даже на российских рейсах. Если кто-то из сотрудников владеет русским, мы стараемся использовать это на рейсах в Россию, но требованием это не является.

В отличие от азиатских рейсов?

– На всех круглогодичных рейсах в Японию, Китай и Корею у нас есть бортпроводники со знанием местных языков.

Владеют ли они также финским?

– У нас уже год знание финского не является требованием при наборе персонала, даже на европейских рейсах.

Поступали ли вам по этому поводу отзывы?

– Нет. С приходом Аэробусов А350 мы стали больше обращать внимание на тот опыт, на те впечатления, которые клиент получает на наших рейсах. И за прошлые годы степень удовлетворенности клиентов повысилась. В целом, на каком языке ведется обслуживание менее важно, чем концепция сервиса в целом.

Черничным соком тоже клиенты довольны?

– Это прикольный, немного необычный напиток. Многие вообще попробовали черничный сок впервые на нашем рейсе.

Спасибо.

finnair pääkonttori aula
Фото: Yle

Последние новости

Muualla Yle.fi:ssä