Новости

«Порывистый ветер»: вьетнамская беженка заведует магазином в глухой финской деревне

kauppias asettelee hedelmiä
Фото: Toni PItkänen / Yle

Беженцы из социалистического Вьетнама живут в Финляндии уже несколько десятилетий. Их интеграцию в финское общество можно назвать успешной.

В шесть утра деревня еще не проснулась. Сонкаярви с ее четырьмя тысячами жителей утопает в январской мгле в то время, как хозяйка местного продуктового магазина K-Market Marjapaikka («Ягодное место») Хью Во уже сидит дома на кухне и завтракает кашей и кофе с овсяным молоком.

Так начинаются будни молодого предпринимателя: каждый день она встает ни свет ни заря. Работа заканчивается лишь спустя 14-15 часов, примерно в девять вечера. И так продолжается уже больше трех месяцев.

– Я раньше никогда не бывала в Сонкаярви, – признается Во. – Знала только про соревнования по ношению жен.

С 1992 года в деревне, расположенной в регионе Северное Саво, относительно недалеко от города Иисалми, устраивается ежегодный юмористический чемпионат мира по ношению жен. Мероприятие привлекает тысячи зрителей, но международными состязаниями в основном деревенские развлечения и ограничиваются.

Большую часть жизни Во провела в Йоэнсуу, где около года назад пошла учиться на предпринимателя. Прошлой осенью она была на практике, когда ей предоставилась возможность взять на поруки целый магазин.

Все произошло невероятно быстро. В течение нескольких недель Во переехала жить к паре предпринимателей из Сонкаярви, которые держали магазин до нее. Своим жильем она так быстро обзавестись не смогла. Первые две недели на новой работе ушли на знакомство с самим супермаркетом и тем, как там привыкли работать.

Но дорога к этому вовсе не была безоблачной.

Nainen juo kahvia ja katsoo valokuvia
Утро предпринимателя начинается с кофе и каши. Фото: Toni Pitkänen / Yle

Три недели в море

Во была единственным ребенком в семье, жившей в бывшей столице Вьетнама городе Хюэ. Семью словно преследовали несчастья. В 1989 году Во, которой был всего год, заболела ветряной оспой. Мужчинам в семье грозило тюремное заключение. Еды практически не было.

Вьетнамская кампания, апофеоз Холодной войны, завершилась в 1975 году операцией по эвакуации американских граждан из Сайгона (ныне город Хошимин), которая получила название «Порывистый ветер». Северный и Южный Вьетнам были объединены в Социалистическую Республику.

Но до мира внутри страны было еще далеко. Люди из южных регионов стали для северян гражданами второго сорта, которых арестовывали без причины и которым всячески усложняли жизнь. Кто-то успел бежать из страны с американцами в 1975 году, кто-то планировал побег уже после.

Как и тысячи сограждан, семья Во планировала бежать и начать спокойную жизнь в другой стране. Но планы планами, а бежать пришлось внезапно. Однажды утром семья узнала о том, что кто-то донес в полицию об их замыслах, и уже вечером Во с родителями оказалась на борту тесной лодчонки вместе с 22 другими своими родственниками.

– Лодка была такая же, как тут, – говорит Во и показывает старую фотографию. На снимке запечатлен ее дядя вместе со своим знакомым в 1995 году, когда семья наконец-то смогла посетить родные места.

vietnamilaisia kalastusveneessä
Фото: Hue Von kotialbumi

– У нас не было еды, вообще ничего не было. Из одежды только то, что было на нас. Все в лодке были уверены, что я не перенесу путешествие, потому что я была маленькая и болела.

Порывистый ветер – на этот раз настоящий – и встречные суда раскачивали лодку. Иногда беглецы приставали к берегу, чтобы попросить у местных еды. В итоге они провели в море 23 дня.

Внезапно Хо затихает с кружкой кофе в руках. События тридцатилетней давности до сих пор не отпускают и причиняют боль, когда она о них вспоминает.

Финляндия без риса

После трехнедельного плавания семья Во добралась до Гонконга, где провела следующие четыре года. Жили они в большом промышленном здании с тысячами «людьми в лодках». Так называли массово бежавших на плавсредствах жителей Вьетнама. Пик волны вьетнамских беженцев пришелся на самый конец семидесятых, однако явление существовало до начала девяностых. На лодках страну покинуло порядка 300 тысяч человек, а всего из Вьетнама бежало около двух миллионов. Несколько лет назад термин «люди в лодках» вновь обрел актуальность, когда тысячи беженцев с охваченного военными конфликтами Ближнего Востока ринулись на лодках в Европу через Средиземное море.

И вот, спустя четыре года в лагере для беженцев, поступило радостное известие. Члены семьи Во, в том числе ее родившаяся в Гонконге младшая сестра Хинни, получили убежище по международным квотам в Финляндии.

О Европе родители Во не знали ровным счетом ничего.

– Мама думала, что в Финляндии негде взять рис, и была очень обеспокоена.

Vietnamilaiset pakolaislapset Joensuussa lumileikeissä
Первые годы в новой стране Фото: Hue Von kotialbumi

Семья обосновалась в Йоэнсуу, и поначалу новоиспеченным финским вьетнамцам пришлось очень непросто. В девяностых в городе было активным движение скинхедов, которые направляли свою агрессию и на приезжих из Вьетнама.

В семье Во никто не пострадал от действий скинхедов, но общие настроения отразились на том, что детей дразнили в школе, в особенности в младших классах. Причиной была их необычная внешность.

В Йоэнсуу в семье родилось еще три ребенка. Постепенно стали появляться друзья из местных, которые помогли вьетнамцам познакомиться с финской культурой.

Интеграция в финское общество началась с интенсивного курса финского языка продолжительностью один год. Вскоре после приезда отец нашел работу на заводе пластиковых изделий Perlos, а мать устроилась поваром. Вечером они брали подработку на дом, чтобы был еще и дополнительный заработок: по вьетнамским традициям, отец Во должен был помогать оставшимся во Вьетнаме родственникам.

Родители всегда призывали детей учиться. Во многом благодаря им Во пошла после гимназии в высшую профессиональную школу (этот тип учебных заведений переводится еще как университет прикладных наук), а потом в магистратуру университета.

«Добро пожаловать в Сонкаярви»

Снежинки еще танцуют свой утренний вальс, когда Хью Во около семи часов добирается до работы. Коллеги радостно ее приветствуют, а клиенты с удивлением рассматривают пришедших с ней репортера и фотографа.

Несмотря на присутствие прессы, распорядок дня остается неизменным. Утро начинается в овощном отделе: надо разобрать только что прибывший груз и разложить все по местам.

Когда приходит время сделать перерыв, девушка показывает самодельную открытку на стене ее офиса. На ней детским почерком написано «Добро пожаловать в Сонкаярви тебе и твоей семье. Пяйви». Открытка служит очередным доказательством, с каким радушием ее встретили в маленькой деревушке. Жители приносят ей не только открытки, но и цветы и даже шерстяные носки.

Kortteja seinällä
Фото: Toni Pitkänen / Yle

Леса, поля и люди Финляндии – вот что стало для нее настоящим домом. Несколько раз она ездила в отпуск в родную страну и даже работала полгода в посольстве Финляндии в Ханое, но каждая поездка была для нее культурным шоком – настолько далеко от ее картины мира находится вьетнамское общество и уклад жизни во Вьетнаме.

Вопросы интеграции

Первые «лодочные беженцы» из Вьетнама приехали по международным квотам в Финляндию в далеком 1979 году. По словам Паулы Карьялайнен из министерства труда и экономического развития, сейчас, спустя несколько десятилетий после приезда первых въетнамцев, можно сказать, что их интеграция удалась. Особенно Карьялайнен отмечает их позитивное отношение к труду и вопросам трудоустройства.

– Они также старались мотивировать следующее поколение, детей и молодежь.

Как утверждает Карьялайнен, в целом интеграция и трудоустройство иммигрантов в длительной перспективе улучшились. Вместе с тем занятость женщин-беженок продолжает оставаться на низком уровне.

Об интеграции беженцев немало говорится и в отношении массово приехавших в страну в последние несколько лет. Нередко говорится о нежелании учить язык или искать работу. В законодательстве термин «интеграция» определяется как временный процесс, занимающий три года, однако Паула Карьялайнен напоминает, что устройство на новом месте и становление частью нового общества может длиться намного дольше.

– В отношении многих пока еще рано делать выводы. К примеру, изучение языка занимает годы. К счастью, общество уже развилось до такого уровня, что работодатели нанимают сотрудников, чье знание финского языка далеко от идеала.

nainen katsoo
Интеграцию вьетнамских беженцев можно назвать успешной. Фото: Toni Pitkänen / Yle

Последние новости

Muualla Yle.fi:ssä