Новости

Профанация государственной важности: частные фирмы зарабатывают миллионы на курсах для иммигрантов и безработных

Видео: koutottamiskoulutus

Программа журналистских расследований Yle MOT выяснила, каким образом частные фирмы, которые выигрывают тендеры от службы занятости, организуют курсы для безработных и иммигрантов. Жалоб на них поступает немного, однако работающие в сфере специалисты обеспокоены качеством обучения и его эффективностью.

В марте прошлого года студент интеграционного курса, организованного компанией Arffman, обратился в службу занятости региона Уусимаа. Он рассказал, что в течение предназначенного для взрослых иммигрантов курса постоянно меняются преподаватели, и это крайне расстраивает студентов. Недовольны они и качеством преподавания финского языка: учителя якобы не могут объяснить многие вещи или ответить на вопросы студентов.

Слушатели курсов жаловались на это напрямую руководству компании, однако никаких улучшений не последовало. Самым странным было то, что, согласно рассказу студента, все прошедшие курс получили одну и ту же оценку, хотя часть на итоговом экзамене сдала чистый бланк без ответов.

Интеграционные курсы в ходе государственной кампании по аутсорсингу услуг перешли от традиционных учебных заведений в руки частных компаний. В прошлом году государство заплатило за их организацию 59,4 миллиона евро. Наибольшая сумма – 11,9 миллиона евро – досталась компании Arffman Consulting Oy. На втором месте идет фирма Spring House Oy с 5,2 миллионами.

Региональный центр занятости запросил у Arffman объяснения сложившейся ситуации в конце марта. Чиновники хотели знать, кто и в какое время был преподавателем на курсе. Ответ дал работавший в то время директором по развитию Хусейн Мухаммед.

Он объяснил, что вместо одного преподавателя по финскому языку и коммуникативным навыкам и одного по основам трудовой жизни на курсе преподавало шесть человек. При этом директор по развитию не был согласен с тем, что у студентов из-за этого возникли проблемы с мотивацией.

– На основании полученных мной от преподавателей отзывов, а также по моим собственным наблюдениям, я не заметил описанного студентом расстройства, – заявил в объяснении Мухаммед.

Он также утверждает, что не все студенты получили одинаковые оценки. Сдачу же пустых бланков он объясняет тем, что некоторые студенты проходили этот тест ранее.

Подобное объяснение не полностью удовлетворило центр занятости. Они обнаружили также, что компания Arffman утвердила в качестве постоянного преподавателя финского языка человека, не отвечающего прописанным в договоре формальным профессиональным требованиям, а во время летних каникул на курсах занятия вел преподаватель, о котором центру занятости ничего не было известно.

Спустя несколько недель после этого чиновники из службы занятости посетили компанию Arffman с проверкой и поговорили с направленными туда на курсы иммигрантами. Те подтвердили, что частая сменяемость преподавателей мешает учебному процессу.

По результатам проверки чиновники заключили, что компания нарушила условия договора и потребовала вернуть четверть уплаченных за тот период денег, когда на курсах преподавали люди без формальной квалификации, работа которых не была согласована со службой занятости.

Программа MOT попросила прокомментировать эту ситуацию нынешнего директора фирмы Arffman Йоуни Луккаринена. В электронном письме он ответил, что преподавателем на курсах выступал студент-магистрант, обучающийся финскому языку, и что результаты его работы и отзывы о курсе ничем не отличались от обычных.

arffman kuvakaapaus verkkosivut
Скриншот с сайта Arffman. Девиз фирмы гласит «Мы верим в тебя».

Единичный случай, свидетельствующий о тенденции

Согласно статистике, случай с фирмой Arffman является единичным. В прошлом году описанный курс был единственным, за который центр занятости потребовал вернуть деньги у организаторов. Среди курсов для безработных таких эпизодов не было вовсе.

В конечном счете надзор за качеством услуг в сфере трудовой жизни должно осуществлять министерство труда и экономического развития. Марья Риитта Пилман из министерства говорит, что в первую очередь после получения рекламации проводятся беседы и запрашиваются письменные объяснения. При этом таких жалоб, которые в итоге приводят к расторжению договора или к требованию снижения или возврата стоимости, крайне мало.

Программа MOT опросила множество работающих в этой сфере людей. Практически все из них соглашались ответить на вопросы только на условиях анонимности. По их словам, небольшое количество расторжений договоров с фирмами, организующими курсы, связано с недостаточным контролем. Традиционным учебным заведениям сложно выиграть тендеры, поскольку частные конторы предлагают заметно более низкие цены. В дальнейшем эта низкая стоимость отражается на качестве услуг. К тому же, частные фирмы не соблюдают условия коллективных трудовых договоров.

Один из опрошенных MOT много лет работал на различных должностях в сфере образования и подготовительных курсов. Он утверждает, что практика проведения тендеров позволяет некоторые манипуляции. В некоторых регионах основной упор идет на стоимость, в некоторых – на качество. В заявках могут обещать то, чего нет, а заказчик практически никогда не проверяет достоверность указанных сведений.

В заявках в качестве преподавателей могут быть указаны люди, которые на самом деле не работают в компании. В подтверждение может быть представлено резюме от преподавателя, который когда-то хотел устроиться в эту компанию на работу.

Йоуни Луккаринен из Arffman подтверждает, что иногда преподавателям предлагается работа при условии, что тендер будет выигран.

– Мы всегда лично просим разрешение на использование резюме в заявке, объясняем ситуацию и то, что условием получения работы является победа в тендере.

Учеба в боулинг-центре

Одна из основных статей расходов для организаторов курсов – это помещения. По словам опрошенных MOT людей, фирмы могут описывать наличие помещений в заявках согласно требованиям, а арендовать их уже по факту – и не всегда такие, как указано в заявке.

Однажды курс был организован в офисе боулинг-клуба. Студенты учились и писали экзамены под грохот шаров и громкую музыку.

Опрошенные MOT говорили также о проблемах с чистотой помещений. Работавшая в компании Spring House Анни Ойкари-Кетола рассказывает, что учителям нередко приходится самим убираться в классах, потому что фирмы экономят на профессиональной уборке.

Преподаватель утверждает, что из-за недостаточного качественного обучения некоторых участников сразу после окончания курсов направляли проходить их еще раз. Она обеспокоена ситуацией в этой сфере, поскольку последствия недоработок могут дорого обойтись финскому обществу.

– В Финляндии может возникнуть в буквальном смысле класс рабов, которые способны выполнять поставленные перед ними простые задачи , но в остальном не включены в общество. Из-за недостаточного знания языка они не будут понимать, что здесь происходит, потому что не смогут следить за новостями, – говорит Ойкари-Кетола.

Обеспокоенность качеством обучения на курсах от службы занятости выразил и профсоюз работников образования OAJ. Там считают, что закупки нельзя проводить «исключительно на рыночных условиях».

Министр труда Яри Линдстрём («Синее будущее»), у которого программа MOT попросила комментария, сказал, что в ведомстве следят за качеством услуг и результатами обучения, однако злоупотребления исключить крайне сложно. Для борьбы с ними он даже готов на изменение законодательства.

По мнению профсоюза OAJ, первостепенным изменением должна стать передача интеграционного образования и обучения основам трудовой жизни, которые не ведут к получению ученой степени, от министерства труда и экономического развития в подведомственность министерства образования и культуры.

Jari Lindström
Министр труда Яри Линдстрём Фото: Heikki Saukkomaa / Lehtikuva

Бесполезная трата времени

Курсы для безработных организуются уже много лет, но с прошлого года их значимость повысилась из-за новой модели активности. Требования модели можно выполнить либо отработав 18 часов в месяц, либо заработав предпринимательством 241 евро, либо пройдя курсы от службы занятости продолжительностью как минимум пять дней.

В 2017 году такие курсы посетили более 40 тысяч безработных. В прошлом году только за первые шесть месяцев этот показатель достиг отметки в 26 тысяч слушателей. Общее количество за год пока неизвестно.

Программа MOT опросила множество участников этих курсов. Практически все сказали, что пошли на них только из-за модели активности. Сами курсы они считают абсолютно бесполезными, поскольку не помогают при трудоустройстве.

Больше всего опрошенных расстраивало то, что на курсах рассказывают очевидные для большинства участников вещи.

– Все предложенные меры по поиску работы были и так понятны. Именно так я и действовал до этого, – признается один из респондентов.

– Осенью меня отправили на курсы по составлению резюме, хотя я сам преподавал это в двух вузах Финляндии, – смеется другой.

В прошлом году региональные центры занятости потратили на курсы для безработных 26,1 миллионов евро. В 2016 году эта сумма составила 21,9 миллион. Каждый год частные фирмы устраивают десятки тысяч краткосрочных курсов. Большая часть проводится в формате групповых занятий, но иногда это могут быть онлайн-курсы.

Одним из основных недостатков групповых занятий слушатели называют большие различия среди участников.

– Там были люди от и до. Молодые, только что закончившие учебу, и шестидесятилетние, приближающиеся к пенсионному возрасту. Мне кажется, что необходимо как-то ограничивать состав слушателей. Нельзя ведь один и тот же курс вести для тех, кто никогда не работал, и для тех, у кого опыт работы составляет тридцать-сорок лет, - говорит прошедшая курсы от службы занятости Йоханна Лааксо из Коккола.

johanna laakso kokkola mot
Йоханна Лааксо Фото: Yle

– Курсы для безработных должны быть адресными. Нам, взрослым людям с высшим образованием и большим опытом работы, рассказывают, что на работу надо приходить вовремя и трезвым, – сетует другой участник, пожелавший остаться неизвестным.

Удивительнее всего безработным показалось участие в курсах людей старше шестидесяти. Их проблемы с трудоустройством никак не связаны с недостатками в резюме, а в основном с возрастом. Статистика также показывает, что этой группе безработных сложнее всего выполнить условия модели активности. Однажды молодой преподаватель посоветовал 49-летнему безработному просто не указывать дату рождения в резюме.

Лайф-коучинг за счет государства

Поздравляем! Вы приняли правильное решение прийти на курсы. Эта книга создана для того, чтобы помочь вам раскрыть свой огромный потенциал. Только вы решаете, готовы ли вы к изменениям.

Так начинается учебное пособие, выпущенное компанией Spring House для слушателей курсов для безработных.

Гибкость это обычное пожелание от работодателя. Имеются в виду не только вопросы тайм-менеджмента, но и собственное отношение к определению рабочих задач.

Содержание книги как будто взято из лекций и постов в соцсетях, написанных лайфкоучами и тренерами по мотивации. В одной из глав, например, советуют отложить приобретение личного автомобиля на потом.

Отложив крупные покупки, например, автомобиль, на более поздний срок, можно сэкономить неожиданно большие суммы. Расходы можно сократить, к примеру, перестав выписывать газету или в первую очередь обращая внимание на бывшие в употребление товары.

Но для кого подобный совет может быть новой информацией?

– Я сама работала в финансовой сфере, и иногда удивляет, насколько у людей слабые навыки в области управления личными финансами, – утверждает генеральный директор Spring House Нора Кари.

Одну из цитат журналисты MOT зачитали министру труда Линдстрёму. Вот она:

Заботься о себе! Помни, что достаточный отдых и восстановление сил являются залогом эффективной работы. Просиживание штанов в офисе не принесет пользу никому. Вкладывайся в себя! Ешь разнообразную пищу и найди время для физической активности. Не закапывайся в своих негативных ощущениях.

Министр признал, что конкретики в этих советах мало, однако и бесполезными их не назвал.

– Довольно общие рекомендации для жизни, которые каждый из нас, само собой разумеется, должен соблюдать. С другой стороны, я и критиковать их не буду, потому что нам известно, что у безработных, в особенности долговременных, есть и другие серьезные проблемы помимо отсутствия работы. Это может помочь им вернуть контроль за жизнью.

suunnannayttaja oppikirja
Учебное пособие фирмы Spring House Фото: Yle

Задействовать работодателей

Результаты курсов тоже не поражают воображение. В прошлом году лишь 12,6 процентов из прошедших краткосрочные курсы безработных смогли устроиться на работу в течение последующих трех месяцев. Из тех, кто посещал более длительные курсы, продолжительность которых доходит до двух месяцев, работу нашли лишь 9 процентов. Эти показатели остаются неизменными уже несколько лет.

В 2017 году центр занятости региона Уусимаа опубликовал отчет, согласно которому курсы для безработных практически не повышают их шансы на трудоустройство. При этом, согласно отчету, слушатели считают содержание курсов качественным.

– В курсах для безработных должны участвовать работодатели, – уверен ведущий специалист центра занятости Уусимаа Олли Пяярниля. – Если бы устроители курсов каким-либо образом задействовали работодателей, то рабочие места были бы ближе – и был бы результат.

Руководитель организующего курсы для безработных фонда «Луотси» Хейкки Рантала, в свою очередь, считает, что подготовку к поиску работы необходимо начинать еще тогда, когда человек не ушел с предыдущего места работы.

– Если начинать поиски за три месяца до окончания договора, то новых безработных, я уверен, у нас было бы вполовину меньше, – сказал Рантала.

Olli Päärnilä ja Heikki Rantala
Олли Пяярниля и Хейкки Рантала Фото: Yle

Последние новости

Muualla Yle.fi:ssä