Новости

Служу своей стране - русскоязычные солдаты рассказали о самых лучших и самых тяжелых моментах в финской армии

Varusteiden vaihto Vekaranjärven varuskunnassa
Фото: Puolustusvoimat

Сегодня 12 000 новобранцев начинают свою службу в финской армии. Об отношении к русскоговорящим, патриотизме и о самых лучших и ужасных моментах в армии Новостной службе Yle рассказали трое русскоязычных солдат, закончивших свою службу в июне.

Говорят, в армии лучше не привлекать к себе слишком много внимания. Фамилия ефрейтора Натана Петрова, однако, была первой, которую выучили товарищи и офицеры на службе в Карельской бригаде в Векаранъярви под Коувола.

Общительному и энергичному молодому человеку с одной из самых распространенных русских фамилий пришлось поработать над тем, чтобы его не сделали офицером и не оставили служить на 347 дней. Для рядовых солдат срок службы самый короткий – 165 дней.

– У меня все получалось даже слишком хорошо: и на тесте Купера лучшие дистанции пробежал, и вообще меня все знали по имени. Поэтому мне уже начали говорить, что оставят на год. Когда разные тесты были – математика там и так далее, даже пришлось немного ошибок нарочно сделать, – вспоминает Петров.

Родители Петрова – русскоязычные из Эстонии. Сам Петров, живущий в Йокела в муниципалитете Туусула, дома говорит по-русски, однако в России был только один раз.

Vekaranjärven varuskunta
Карельская бригада в Векаранъярви. Фото: Puolustusvoimat

Статистики о количестве русскоязычных в финской армии нет, однако в общей сложности службу два раза в год начинают по 12 000 призывников. По оценкам, из всех молодых людей призывного возраста (18-29 лет), русскоязычных на данный момент по крайней мере пара тысяч.

Русскоязычные служат в финской армии уже давно. В марте Новостная служба Yle рассказала о «кююрельской роте» на Зимней войне, которая состояла из жителей русскоязычных православных деревень Финской Карелии. В 1939 году лояльность людей с русскими фамилиями зачастую ставилась под сомнение, а сегодня же фамилии иностранного происхождения в финской армии – совершенно обычное явление.

Коронавирус сплотил товарищей по службе

Финляндия – одна из стран, где призыву подлежат все мужчины. Примерно две трети из них служат в армии. Также ежегодно военную службу проходит порядка 1200 женщин-добровольцев. В целом в Финляндии сравнительно высокие показатели готовности граждан защищать страну от военного нападения – в 2020 году на это были готовы по опросам примерно две трети финнов.

Петров, однако, относится к службе практично, без особого патриотизма.

– Я поступаю в университет изучать философию, и меня патриотизм и прочая националистическая пропаганда такого рода не очень привлекают. Для меня армия была скорее необходимостью, ну и, конечно же, здесь спортом можно заниматься, меня больше такие вещи привлекали. Я активный человек и поэтому выбрал армию вместо альтернативной службы.

Natan Petrov
Натан Петров. Фото: Puolustusvoimat

Несмотря на то, что на русское происхождение Петрова быстро обратили внимание, никакой дискриминации или негатива он из-за этого не испытывал. Разве что проскальзывали иногда армейские шуточки.

– Когда я иногда звонил маме по вечерам, и друзья слышали что я говорю по-русски, они шутили что «А, ты выдаешь им информацию о том, сколько у нас в роте солдат?». Я не принимал этого близко к сердцу, мне тоже было смешно. У нас «Петров» стал практически синонимом любого русского, но я не обижался – это же все среди друзей.

Проводить весь год в армии Петрову не хотелось, однако от службы остались в основном положительные воспоминания. Даже эпидемия коронавируса в конечном итоге сблизила товарищей по службе.

– Лучшие воспоминания связаны как раз с новыми друзьями. Все неприятности, возникшие из-за коронавируса, нас скорее сплотили. Можно сказать, что мы прослужили в уникальных условиях, в которых никто до нас не служил, – вспоминает Петров.

Из-за эпидемии график солдат сильно изменился. Обычно домой со службы отпускают практически каждые выходные, однако весной ротацию изменили: две недели в лесу – две недели в казарме – две недели в отпуске.

– Сначала, конечно, было довольно тяжело. Нам пришлось после трех недель идти в лес на дополнительные две недели, хотя должны были выйти в отпуск. Некоторые товарищи были прямо в ярости. Но потом привыкли, и прослужили мы вот так.

Молодой призывник служил в инженерных войсках сапером, благодаря чему у него есть теперь право заниматься буровзрывной работой. После службы Петрову предстоит работа на руднике, а после этого он надеется поступить в университет изучать философию.

– Все говорят, что философия – не очень важный предмет, однако, на мой взгляд, это одна из самых важных специальностей. Меня интересуют онтология и метафизика, а также мораль и этика –люди должны больше говорить об этих темах.

Новым призывникам Петров рекомендует на службе сосредотачиваться на положительном.

– Иногда бывает тяжело, однако потом неприятные моменты вспоминаешь с юмором. Всегда можно чему-то новому научиться. Еще очень важно попытаться найти друзей и не создавать себе врагов – от этого никому легче не будет.

Армия стала языковым погружением

Для многих молодых людей армия может стать первым по-настоящему глубоким погружением в финскую культуру, особенно если человек живет за границей или оттуда переехал в Финляндию. Никита Фурин, живущий в Лаппеенранта, переехал с семьей из Петрозаводска в 14-летнем возрасте, и в основном в повседневной жизни разговаривает на русском языке. Служба в Векаранъярви стала языковым погружением.

– По-фински понимаю я хорошо, но говорю не особо, потому что у меня финских друзей почти не было, и я мало говорил на финском. Тут я явно улучшил свои языковые навыки – когда находишься 24 часа с финнами, много нового для себя узнаешь. Интересно было узнать, о чем люди говорят, думают, – рассказывает Фурин.

Nikita Furin Vekaranjärven varuskunnassa
Никита Фурин. Фото: Puolustusvoimat

У Никиты Фурина – двойное гражданство, что подводит к одному из самых традиционных вопросов: надо ли в таком случае служить также в российской армии? С одной стороны, существует информация о том, что граждане России с двойным гражданством на ПМЖ в Финляндии призыву не подлежат, однако бывали и случаи, когда закон, по-видимому, трактовался иначе.

Для Фурина, однако, служба в российской армии не была вариантом.

– По идее, конечно, в русскую армию могут забрать, но поскольку я тут живу, еще не вставало такого вопроса. Зачем мне в русскую армию, если я живу в Финляндии? Раз я тут живу, то это же и моя страна.

Первоначально решение идти в финскую армию удивило родителей, которые думали что их сын на службу пока не собирается. В конечном итоге Фурин сам решил остаться на год.

Kalustoesittely Vekaranjärven varuskunnassa
Карельская Бригада в Векаранъярви. Фото: Puolustusvoimat

– Когда служишь полгода, ты обычный рядовой. Когда на год остаешься, то уже немного по-другому воспринимаешь все это, привыкаешь. К тебе начинают после полугода по-другому относиться, старшие по званию уже относятся к тебе с доверием.

После армии Фурин продолжит свою учебу: он изучает искусство в университете прикладных наук.

«Самым ужасным испытанием для меня был холод»

В финской армии считается, что первые шесть недель общей военной подготовки (P-kausi) – одни из самых тяжелых. Впечатления Александра Градова, однако, были противоположными – в течение первых шести недель молодой военнослужащий принял решение остаться служить на весь год.

– До того, как я пошел в армию, у меня было отрицательное отношение, но во время P-kausi настроение очень сильно поднялось. То, что мне рассказывали на работе или знакомые – там было много всякого странного, бесполезного и ненужного. Когда я приехал – все очень спокойно, не было каких-либо перегибов, то есть было очень приятно находиться. Не было никакого дискомфорта.

Градов родился в Санкт-Петербурге, и так же, как и Фурин, переехал в 14-летнем возрасте в Финляндию, поселившись с семьей в Хельсинки. В конечном итоге в Карельской бригаде Градов прослужил год – сначала сапером в инженерных войсках, и позже в войсках быстрого реагирования.

Больше всего Градову понравилась социальная обстановка.

– Для меня новым стал опыт жить с разными людьми в маленьком пространстве – в инженерных войсках много людей из строительной сферы, а я сам айтишник. Само собой, было очень интересно посмотреть на других людей, на то, как они видят мир, само общение привлекало. Проблем вообще никаких из-за этого не было, очень легко было найти общий язык – это тоже оказалось приятным сюрпризом.

Особого отношения из-за своего русского происхождения Градов не испытывал.

– Наоборот, были моменты, когда кто-то обсуждает какую-то тему, связанную с Россией, и потом спрашивают, не обижаюсь ли я из-за того, что мы это обсуждаем, и как я к этому отношусь. Очень все осторожно.

По мнению Градова, ко многим вопросам отношение в армии было иногда даже чересчур осторожное, особенно если подозревалось наличие дедовщины.

– Здесь даже маленький намек на дедовщину вызывает сразу кучу разбирательств. Всем приходится думать и анализировать свои действия, чтобы это не расценили как дедовщину или неравноправие, – рассказывает Градов.

– С другой стороны, это очень позитивный аспект. Мне рассказывали, что это большой шаг вперед для всей армии. Мои коллеги говорят, что у них было гораздо больше дедовщины и неравноправия, и им было сложнее из-за этого морально служить. У нас вообще ничего такого нет.

Помимо социальной обстановки, новым опытом стали походы в лес. Зимние походы сперва казались тяжелым испытанием, однако в конечном итоге они породили интерес к времяпрепровождению на природе.

– Самым ужасным переживанием для меня был холод. Однажды мы ночевали в лесу, и впервые я подумал «блин, куда я попал, и что я тут делаю». Было очень холодно спать, приходилось просыпаться, разводить костер, греться – это был, наверное, самый ужасный опыт в армии. Но постепенно я набрался опыта в лесу, что мне более чем понравилось – я с удовольствием в гражданской жизни ходил бы в какие-нибудь походы.

Тема России в финской армии неизбежна. Можно было бы предположить, что история военных конфликтов между Финляндией и Россией может вызвать у русскоязычного противоречивые чувства при службе в финской армии. Градов, однако, так же, как и Петров, и Фурин, подобных эмоций не испытывает.

– Я как-то абстрагируюсь от исторического аспекта. Периодически бывает такой резонанс, но он маленький и тоже очень сильно зависит от того, как ты к этому относишься. Если для тебя это важно, то какие-то комменты могут, наверное, задеть, но лично у меня не было никаких проблем с этим.

Новым призывникам Александр Градов советует стараться получать удовольствие и извлекать как можно больше пользы из службы.

– Если тебя не очень интересует армейская часть, то здесь много всяких вариантов, которыми можно заниматься по профессии, в целом делать то, что тебя интересует. Если не быть таким д’Артаньяном из анекдота, не ныть, как здесь все плохо, ужасно и бесполезно, то есть возможность с пользой провести это время. Все зависит от того, что ты хочешь и что тебя интересует.

Последние новости

Muualla Yle.fi:ssä