Новости

Тяжелый люкс по-фински: не только «ценный мех», но и швейцарские часы

Voutilainen-Tourbillon-Board-Chronometer-2-750x530.jpg
Фото: http://www.voutilainen.ch/

Как Кари Воутилайнену удалось создать собственный бренд в Швейцарии и продавать часы за полмиллиона евро.

Говоря о люксе и Финляндии, в первую очередь, многие, возможно, назовут чистый воздух, богатую природу, простор. Хотя, «люксовость» - понятие относительное. Для кого-то это вполне осязаемые объекты вроде недвижимости в центре столицы, машины, дизайнерской сумки или бутерброда с икрой, для кого-то это время с близкими.

То, что по каким-то причинам ограничено в доступности, скажем, трюфели или божоле нуво, то, что растет в цене (например, предметы классического искусства или винтажное шампанское) – все это можно отнести к категории люкса.

Однако, возвращаясь к Финляндии, отметим, что внутренний рынок роскоши не заявляет о себе в силу устоявшихся правил поведения в обществе, менталитета, да и практичности. Демонстрация богатства Финляндии свойственна меньше, чем соседней Швеции, не говоря уже о России, Франции или Италии.

Voutilainen kello 1
Мужские часы Voutilainen 28ti, выигравшие Гран при в Женеве Фото: Kari Voutilainen

Тем не менее, финны уже прочно заняли и продолжают завоевывать свою нишу на глобальном рынке «тяжелого люкса». Яхты, ювелирные украшения, мех, часы, сделанные финскими мастерами, заслужили прочную репутацию далеко за пределами Европы.

Причем есть ощущение, что финансовые кризисы, витающая в воздухе угроза рецессии, негативные банковские проценты не могут помешать витальности финского экспортного люкса.

Одним из самых ярких представителей этой когорты является Кари Воутилайнен, которого называют одним из лучших независимых мастеров современности по созданию часов.

Совсем недавно Воутилайнен получил высшую награду в индустрии, так называемый «часовой Оскар» – Гран при d'Horlogerie de Genève. В этом году Воутилайнен получил призы в двух категориях - «художественное ремесло» и «мужские часы».

Сегодня Воутилайнен живет и работает в Швейцарии, где основал собственную мастерскую. Сейчас там работают 24 человека. Часы Voutilainen создаются на заказ. В год мастер создает порядка сорока изделий, а цена может превышать полмиллиона евро.

«Быть независимым. Работать руками.»

Покорение швейцарской вершины нелегко далось Воутилайнену: это стоило долгих лет обучения ремеслу, своевременных решений, а также выверенных инвестиций.

– Я точно знал, чего хочу. Когда мне было 12 лет, родители спросили меня, кем я хочу стать, что делать по жизни, –рассказывает Кари Воутилайнен, устроившись за столиком кафе в отеле Kämp в Хельсинки.

– Для меня важно было быть независимым и работать руками. Уже тогда я понял, что не создан для работы в офисе, потому что мне нужно видеть непосредственно результат своей работы, – с улыбкой вспоминает Воутилайнен.

После службы в армии ему пришлось всерьез задуматься над будущим. Ответом стала школа часовых дел, где будущий мастер оказался в 1983 году.

Voutilainen kello 2
Часы Voutilainen Starry Night Vine, получившие Гран при в Женеве в категории "Художественное ремесло" Фото: Kari Voutilainen

– Попав в эту среду и начав учиться, понял, что у меня нет ощущения, что я работаю. Я и до сих пор этого не чувствую! Поэтому, поработав год в небольшом магазине в Лапландии, я понял, что нужно идти дальше, и нашел возможность дальнейшего обучения в Швейцарии. Там, проходя один из стандартных курсов, увидел, что идет набор также на курс «сложных часов», подал документы и вскоре вернулся в Швейцарию, чтобы продолжить постигать ремесло, параллельно работая в маленькой мастерской.

– Я занимался, например, реставрацией уникальных часов, очень многому научился. Мне было 28 лет. Я трудился в одной комнате с пожилым мастером Шарлем, который посоветовал мне начать делать собственные часы. Вскоре я так и поступил, днем трудился в мастерской, вечерами работал над своим первыми часами. Жил двойной жизнью! – смеется Воутилайнен.

Будущий владелец именного бренда постепенно инвестировал в свою будущую мастерскую, приобретал инструменты. Затем Воутилайнен начал преподавать в своем же бывшем учебном заведении, одновременно работая на себя.

О конкуренции

– Время шло. Я решил основать свой maison (прим. – собственный «дом», бренд). Я замечал, что многие независимые часовые мастера постепенно теряли свою свободу, продавая акции крупным компаниям. И решил остаться сам по себе, не нуждаться в инвесторе или партнере. Наоборот, я вкладывался сам, нанимал людей, покупал машины, чтобы производить компоненты для часов. У меня действительно не было финансовой поддержки, я делал все самостоятельно. И это было верным решением – сегодня я совершенно свободный художник , –продолжает свой рассказ Воутилайнен.

.

Kari Voutilainen
Кари Воутилайнен в Хельсинки Фото: Tatiana Bodyanskaya

Свобода быть независимым мастером – награда за тяжелый труд. В мире активно идет обратный процесс. Конгломераты люксовых брендов Kering Group, LVMH – Moёt Hennessy Louis Vuitton, Richemont стремятся приобрести компании-производители, как недавно произошло с LVMH и Tiffany. Если потребителю кажется, что он совершает выбор, покупая часы в Cartier, Vacheron Constantin или IWC Schaffhausen, то в реальности всё это есть одна компания – Richemont.

На вопрос о конкуренции с такими «мастодонтами» Воутилайнен улыбается:

– Они производят много часов. Если грянет кризис, я всегда найду клиентов для своих, скажем, пяти изделий. Им будет сложнее распродать огромное количество часов. И потом, поскольку им необходимо быть популярными, то и часы принимают более усредненный вид, чтобы понравиться сразу большому количеству потенциальных клиентов. Инициатива заказать часы у меня полностью принадлежит клиентам, мне не нужно активно «продавать». К тому же многие из моих клиентов – коллекционеры, они могут приобрести часы у разных мастеров.

– Сегодня люди ценят индивидуальность. У многих уже есть «mainstream» – часы, о которых не известно, как, где и кто их делал. Для моих клиентов заказ часов – как путешествие. Ты не просто берешь банковскую карту и покупаешь что-либо. Необходимо подождать, чтобы получить желаемое. Это особенный опыт.

Все начинается, как правило, с выбора калибра, то есть типа часового механизма, потом с заказчиком обсуждают циферблат, материалы. Калибр дает технические характеристики часов: функции, диметр и прочее.

Такие как у Путина

К Воутилайнену обращались также российские клиенты.

– У меня была пара клиентов из России. Хорошие клиенты. У одного из них, молодого парня, было необычное пожелание. Ему необходимо было носить часы именно на правой руке, но не потому, что он левша. Ему хотелось носить часы так же, как российский президент, – улыбается Воутилайнен.

О стиле

Мастер и советует всегда доверять своему вкусу.

– Если вы выбираете часы для себя, самое главное – ваши ощущения. Лучше брать механические. Не слушайте других, если все хвалят какие-то бренды. То, что вам понравится, и будет верным вариантом.

– Знаете, как считаю лично я? На женском запястье хорошие механические часы, скажем хронограф, правильно подобранного размера выглядят сногсшибательно! В отличие от бриллиантовых часов.

Последние новости

Muualla Yle.fi:ssä