Новости

Участница шоу «Голос» Регина Лаунивуо: «Главное – знать, чего ты стоишь»

Регина Лаунивуо
Регина Лаунивуо Фото: Дарина Родионова

Регина Лаунивуо – актриса и певица, известная своими многоязычными проектами. Столичные зрители могли видеть Регину в спектаклях «Письмо матери», «Куприн. Сказки», «Три». Она участвовала в русско-финском феминистском фестивале «Ребра Евы», входила в труппу городских театров Вааса и Коувола, записала альбом со своей группой Gina, а сейчас во второй раз участвует в финской версии популярного шоу талантов «Голос».

Карьера в шоу-бизнесе многим кажется пределом мечтаний, но у нее есть своя темная сторона, о которой Регина искренне рассказывает. В интервью она говорит об эмоциональном выгорании, депрессии, неудачах и о том, как тяжело было актрисе, учившейся в Петербурге, найти себя в финноязычной профессиональной среде.

1. «Голос» – мегапопулярное шоу, и тебе выпал шанс принять в нем участие. Расскажи, как проходил отбор? Как тебе удалось пробиться в счастливчики?

– Из полутора тысяч присланных видео-заявок было выбрано 500. Прослушивания устраивали как в Хельсинки, так и в других городах. На запись предварительного тура в октябре попало 100 человек, параллельно проходили встречи с продюсерами, музыкантами и сценаристами шоу.

Несмотря на то, что моя очередь выступать была вечером, нужно было появиться на месте в восемь утра для записи интервью. Это было нелегко – нужно было быть полностью готовой и в образе. Я приехала с мамой и сыном в Порвоо, и мы пять часов ждали моей очереди, гуляли по городу…

На съемки самого шоу уходит колоссальное количество времени. В основном, мы все время ждем чего-то. Все ждут, и участники, и зрители: в перерывах между выступлениями жюри подпудривают, люди ходят в туалет, техники что-то меняют… После монтажа процесс выглядит быстрым, но на деле мы очень много времени просто ничего не делаем.

Поскольку это мой второй раз на проекте, я была более расслабленной. Я знала многих людей в лицо, и музыкантов, и продюсеров, поэтому не боялась настолько сильно. По сравнению с прошлым разом в 2013 году разница колоссальная. К тому же, я тогда сидела на диете. Помню, что интервью были настоящей пыткой: в лицо светит прожектор, нужно сосредоточиться, отвечать что-то, а в голове пусто, потому что ты устала и живот болит, в последний раз ты съела какой-то жалкий листик салата, а прошло уже несколько часов…

Регина Лаунивуо
Регина Лаунивуо Фото: Дарина Родионова

В этот раз я решила – никаких диет. Я уже давно стараюсь вести более бодипозитивный образ жизни и не стрессовать по этому поводу. Главное перед важными событиями – поесть, чтобы голова работала.

Выйдет как минимум еще одна серия с моим участием, но когда именно – я пока сказать не могу. Первую серию можно найти в интернете. А остальное решит голосование.

2. Постоянно находиться в ожидании очень тяжело психологически. Ты же, помимо «Голоса», участвуешь еще во многих других театральных и музыкальных проектах. Как ты справляешься с нагрузкой?

– В тот день, когда вышел мой эпизод «Голоса», у меня была премьера в театре. Я была этому очень рада. Параллельные проекты очень помогают не витать в облаках. Когда я выбыла в «Голосе» в прошлый раз, это стало жестоким разочарованием, но сейчас отношение ко всему у меня более реалистичное. Я понимаю, что все то внимание, которое я получила в связи с участием в конкурсе, – явление временное, и нужно постоянно делать что-то новое, чтобы о тебе помнили.

3. Какая дорога привела тебя к творчеству? С чего все началось?

– Началось все с рок-н-ролла. Я родилась в Ленинграде, выросла в обычной коммуналке вместе с сестрами. Наш папа обожал рок. В доме всегда было много народу, все веселились, слушали музыку, мы каждый вечер плясали под Led Zeppelin. Мне всегда нравилась декламация: помню, я уже в год и восемь месяцев наизусть читала «Муху-Цокотуху» благодаря маме: она много читала мне вслух, а я запоминала.

Естественно, мы с сестрами ходили на кружки, пели, занимались танцами. В Финляндии, куда семья позже переехала, я это продолжила, занималась в хоре, но сольных номеров мне не давали. Может быть, потому что я не была популярной, как другие девочки. Но я уже тогда верила, что я могу петь не хуже других, а может, и лучше.

Потом был театральный кружок, а позже я переехала в Йоэнсуу и поступила в музыкальную гимназию.

Там я получила первую главную роль в музыкальном спектакле – Кармен. У меня были длинные белые волосы, но ради роли я покрасила их в черный цвет. Мне казалось, что блондинка не сможет верно сыграть Кармен. У нас было всего три спектакля, но я полностью забыла в это время об учебе, обо всем забыла: на первом месте был театр.

Там же в Йоэнсуу я стала заниматься вокалом с профессиональным преподавателем – это произошло благодаря случайности. Я пришла помочь с уборкой в большой дом, подзаработать чуть-чуть, и разговорилась с хозяйкой. Она услышала мой смех и спросила: «Ты пением не занимаешься?» Оказалось, что она педагог по вокалу, и мы договорились, что плату за свои услуги я буду получать в виде уроков пения.

После гимназии я пыталась поступить в театральную академию в Хельсинки, но это был провал – я перенервничала. Тогда мой папа, который к тому времени вернулся в Санкт-Петербург, подал мне идею поступать в театральный в России.

Конечно, мне было страшно. Я уехала из Питера в восемь лет. Я боялась переезжать обратно. Однако папа нанял мне репетитора, которая сама преподавала в театральной академии, и она меня готовила к поступлению. Я поступала на курс к Александру Васильевичу Петрову, создателю детского театра «Зазеркалье», на специальность «актер музыкального театра».

И тут оказалось, что на экзаменах нужно петь оперу. Это стало для меня полной неожиданностью. Я на отборе пела Memories из «Кошек» Эндрю Ллойда Вебера, а нужно было петь классическую арию. В итоге мне назначали педагога по вокалу, чтобы понять, если ли у меня потенциал для оперы.

Вообще нужно сказать, что поступление было очень сложным процессом. Если в Хельсинки экзамен шел в четыре этапа, то в Питере было семь-восемь ступеней: отборочные туры, экзамены, выступления, и ты все время трясешься… Мне было тяжело, я ведь отвыкла говорить по-русски и иногда было тяжело в буквальном смысле подобрать слова. Я чувствовала себя тупой, честно. Но все творческие задания – танец, движение прошли успешно, я поступила и переехала в Питер в 2003 году.

Hithelsinki
Регина в спектакле "Письмо матери", Хельсинки 2019 Фото: Hithelsinki

К сожалению, закончить академию мне не удалось. У меня на тот момент не было финского гражданства, и на третьем курсе мне сообщили из Финляндии, что я обязана срочно вернуться домой, или я потеряю вид на жительство. Конечно, я была в шоке. В тот момент казалось, что моя жизнь рухнула. Мне пришлось отчислиться и сорваться в Финляндию. Диплома я не получила, и это было самое тяжелое. Мне все равно удалось построить карьеру, но это было очень нелегко. Я оказалась в более уязвимой позиции. Например, финны часто едут обучаться в Великобританию в театральные колледжи и возвращаются с дипломом, который дает им право работать, отучившись всего год. Я проучилась три года, но формально документов об окончании театрального ВУЗа у меня не было.

В итоге я все равно смогла найти место в театре Вааса и вступить в Союз актеров. Моя профессиональная карьера длится уже десять лет.

4.Тебе в целом было тяжелее состояться без диплома в творческой профессии?

– Да, безусловно. Мне было гораздо тяжелее получать свои первые роли, чем выпускникам финских театральных ВУЗов. Не потому, что я из России, а потому что не училась в Финляндии. За время учебы актеры обрастают знакомствами, связями, находят людей, с которыми потом работают. Мне же не сразу удалось влиться в среду.

С музыкантами из моей первой группы Gina, с которой мы долго выступали и даже выпустили альбом, я, например, познакомилась в интернете на профильном сайте. Там в основном тусуется народ не из Академии Сибелиуса, а самоучки, люди, которым интересно вместе создавать музыку в качестве хобби.

Знать, что с тобой будет происходить в ближайший год, – это бесценно. С другой стороны, мне нравится спонтанная жизнь: съемки, концерты, фотосессии. Не успеваешь заскучать.

Я иногда до сих пор переслушиваю наш альбом и понимаю, какие талантливые музыканты со мной работали. Однако для большинства из них это было просто времяпрепровождение, в то время как я хотела и хочу сделать музыку своей карьерой. Группа распалась, хотя мы по-прежнему иногда выступаем вместе. Я была готова вкладываться в проект больше, чем остальные, выступать регулярно. Но тогда не сложилось.

5. Работа в шоу-бизнесе требует невероятной отдачи. Если в твоей карьере произойдет большой скачок, и тебе придется регулярно выступать на сцене, как ты будешь совмещать работу и личную жизнь? У тебя семья, двое детей.

– Помимо детей у меня очень хороший муж. Он не занимается искусством, а работает на нормальной, «человеческой» работе. Он во всем меня поддерживает. Когда я получила место в театре в Вааса, он каждый вечер сидел дома с ребенком, пока я бегала по репетициям. Он не вспоминает это время как что-то тяжелое, наоборот, радуется, что у него была такая возможность – побыть с сыном. Если сейчас я получу постоянное место в театре за пределами Хельсинки, то мы всей семьей готовы переехать туда. Правда, максимум на год, в идеале мы все же хотели бы остаться в Хельсинки. Работа в театре – это очень тяжело для семейной жизни, это постоянные репетиции, вечером спектакли... однако постоянная работа дает стабильность, и я бы хотела хотя бы ненадолго ее ощутить. Знать, что с тобой будет происходить в ближайший год, – это бесценно. С другой стороны, мне нравится спонтанная жизнь: съемки, концерты, фотосессии. Не успеваешь заскучать.

Регина Лаунивуо
. Фото: Дарина Родионова

6. У тебя творчество явно в крови: в семье ты не единственная выступаешь на подмостках.

– Да, это так: моя сестра Илона тоже актриса. Весной она начинает репетиции в Тампере в мюзикле «Нотр-Дам». Она много снималась, недавно была задействована в постановке «Мамма Мия» в Шведском театре. Моя младшая сестра Алена тоже творческий человек, прекрасно поет, однако на сцене себя не видит. Моя сестра Маша – иллюстратор. Так что мы все стремимся что-то создавать.

7. У тебя были успехи, но были и неудачи: тот же самый «Голос» в 2013, когда ты выбыла. Другой человек бы на твоем месте давно отказался от попыток пробиться. Как тебе удается не опускать руки?

– У меня в жизни не раз были ситуации, когда я раз за разом доходила до финала, выходила в последний тур – и тут отказ. Таких случаев в какой-то момент было очень много подряд. Тогда я поняла, что такое депрессия. Я помню, что лежала в постели, не было сил справляться даже с повседневными делами. Хорошо, что муж поддержал меня, дал время прийти в себя. Прошел целый год, прежде чем я снова смогла участвовать в какой-то творческой деятельности.

Сейчас после всего пережитого у меня появилась уверенность в себе. Я знаю, чего я стою, и верю, что меня заметят. Ушел страх, и я понимаю, что держу будущее в своих руках. Я могу сама выбирать, чем буду заниматься, могу создавать, как в случае с музыкой, свой материал. Я хорошо чувствую фальшь, например, в актерской игре: сразу понимаю, что и как нужно сделать по-другому.

Конечно, помогает фидбэк от коллег по профессии. Когда мы с группой выпустили альбом, о нас писали музыкальные критики. Говорили «У Регины Шеваковой (я тогда носила девичью фамилию) очень сильный голос, которым она хорошо владеет и разнообразно его использует». Эти отзывы помогли мне осознать, что я на самом деле являюсь тем человеком, о котором это говорят, пишут. На «Голосе» тоже профессиональные музыканты, люди из шоу-бизнеса пишут – как круто, как сильно! И я верю им.

Я не считаю, что в прошлый раз меня постигла неудача. После я участвовала во многих концертах просто потому, что меня заметили в «Голосе». Без этого ничего бы не вышло. А сейчас пришло время напомнить о себе.

Более подробно с творческими проектами Регины можно познакомиться на ее сайте.

Последние новости

Muualla Yle.fi:ssä